Обобщение судебной практики по вопросу применения тарифов в сфере электроэнергетики

(Соснина О. Г.)

(«Арбитражные споры», 2007, N 1)

Текст документа

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ВОПРОСУ ПРИМЕНЕНИЯ ТАРИФОВ

В СФЕРЕ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ

О. Г. СОСНИНА

Соснина О. Г., судья Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.

В процессе рассмотрения дел, связанных с ненадлежащим, по мнению электроснабжающей (теплоснабжающей, водоснабжающей) организации, исполнением потребителем (абонентом) своих обязательств по оплате электроэнергии (теплоэнергии, услуг по водоснабжению) либо, напротив, связанных с наличием у энергоснабжающей организации неосновательного обогащения за счет потребителя (абонента), зачастую возникает вопрос об определении тарифа, подлежащего применению при расчетах за отпущенную энергию. Данная проблема по-прежнему остается актуальной при рассмотрении споров в сфере энергоснабжения. При этом возникают различные вопросы: подлежит ли тариф на энергию государственному регулированию либо тариф определяется по соглашению сторон, какой именно орган уполномочен утверждать тариф в каждом конкретном случае, тариф для какой именно группы потребителей должен применяться, с какого момента должен применяться новый тариф в случае его изменения уполномоченным органом; распространяется ли на потребителя (абонента) льготный тариф, за чей счет должна возмещаться возникающая разница в тарифах и т. п.

При решении указанных вопросов Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа (далее — ФАС СЗО) исходит, в частности, из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

Пунктом 2 статьи 544 ГК РФ порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Экономические, организационные и правовые основы государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации определены Федеральным законом «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», согласно статье 2 которого тарифы на электрическую и тепловую энергию, поставляемую коммерческими организациями независимо от организационно-правовых форм, подлежат государственному регулированию. Государственное регулирование тарифов осуществляется посредством установления в соответствии с принципами, изложенными в настоящем Федеральном законе, экономически обоснованных тарифов на электрическую и тепловую энергию или предельного уровня указанных тарифов.

Одним из основных принципов государственного регулирования тарифов является в силу статьи 4 указанного Федерального закона осуществление поставок электрической и тепловой энергии (мощности) всем потребителям по тарифам, утвержденным в установленном порядке.

По мнению судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Сейнароева Б. М., высказанному на Третьей научно-практической конференции, состоявшейся осенью 2004 г. на юридическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета с участием Санкт-Петербургского филиала «Центр правовых исследований» Института государства и права РАН, «сегодняшняя ситуация, при которой цены на электрическую энергию подлежат государственному регулированию, объясняется тем, что деятельность в сфере электроэнергетики в настоящей стране осуществляется монополистом РАО ЕЭС и структурами, находящимися в его подчинении».

— Оплата за потребленную энергию должна производиться потребителем (абонентом) в соответствии с договором энергоснабжения по тарифам, установленным уполномоченным органом.

МУП ЖКХ (далее — Предприятие) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к жилищному кооперативу (далее — Кооператив) о взыскании задолженности по оплате потребленной питьевой воды и принятых сточных вод за период с ноября 2003 по июль 2004 г. по договору от 30.12.1998 N 506 на отпуск воды и прием сточных вод.

Решением от 21.02.2005 иск полностью удовлетворен.

В кассационной жалобе Кооператив просил отменить принятое по делу решение и принять новый судебный акт, ссылаясь на неприменение судом норм права, подлежащих применению. По мнению подателя жалобы, фактически стороной по договору является население, которое проживает в жилом доме и оплачивает водоснабжение по ставкам, утвержденным органами местного самоуправления. Полагая, что является посредником во взаимоотношениях между ресурсоснабжающими организациями и потребителями, Кооператив считает необоснованным применение истцом при расчетах за потребленную жильцами воду показаний общедомового прибора учета.

Постановлением от 23.05.2005 кассационная инстанция оставила решение суда без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, 30.12.1998 между Предприятием и Кооперативом (абонент) заключен договор N 506 на отпуск воды и прием сточных вод, по условиям которого Предприятие оказывает услуги по водоснабжению питьевой водой из своих водопроводных сетей и осуществляет прием и отвод сточных вод в сети коммунальной канализации Предприятия. Пунктом 4.1 договора установлено, что количество питьевой воды, израсходованной абонентом, определяется по показаниям водосчетчиков. Согласно пункту 5.3 договора тариф на услуги по водоснабжению и канализации утверждается администрацией г. Вологда (далее — Администрация).

Основанием для предъявления иска послужило наличие у Кооператива задолженности по оплате потребленной питьевой воды и принятых сточных вод согласно указанному договору.

Как утверждает Предприятие, оплата ответчиком водоснабжения по условиям договора должна производиться по тарифу, установленному Администрацией.

Возражая против иска, ответчик полагает, что в данном случае подлежит применению тариф, установленный решением Вологодской городской Думы от 18.10.2001 N 372 «Об оплате жилья и коммунальных услуг и мерах по социальной защите населения». Суд первой инстанции посчитал этот довод несостоятельным.

Кассационная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции.

Согласно пункту 1 статьи 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

При этом в соответствии со статьей 421 указанного Кодекса граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Стороной рассматриваемого договора является Кооператив, а не население. По условиям данного договора оплата за водоснабжение должна производиться ответчиком по тарифам, установленным Администрацией.

В соответствии со статьей 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Оснований к отказу Предприятию в удовлетворении требования о взыскании задолженности по оплате отпущенной питьевой воды и принятых сточных вод, основанного на договоре, не имеется.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что Кооператив в соответствии с принятыми на себя обязательствами должен был оплачивать истцу услуги по водоснабжению и приему сточных вод по тарифам, установленным Администрацией (дело N А13-9812/04-13).

— Довод потребителя (абонента) о заключении с исполнительным органом муниципального образования договора о компенсации убытков, связанных с предоставлением льгот по оплате коммунальных услуг, является несостоятельным и не может быть принят арбитражным судом, поскольку заключение указанного договора само по себе не прекращает денежных обязательств потребителя (абонента) перед энергоснабжающей организацией, в котором не участвуют лица, имеющие право на льготы.

ОАО «Архэнерго» обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с иском о взыскании с МУП ЖКХ (далее — Предприятие) задолженности по оплате тепловой энергии, потребленной в период с 01.06.2002 по 31.03.2003 согласно договору от 16.08.2000 N 144 на отпуск и потребление тепловой энергии.

Решением от 24.09.2003, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 10.12.2003, иск полностью удовлетворен.

В кассационной жалобе Предприятие просило отменить принятые по делу судебные акты и отказать в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на нарушение судом статьи 431 ГК РФ, пункта 1 статьи 71 АПК РФ, а также на неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Кассационная инстанция Постановлением от 07.04.2004 оставила принятые по делу судебные акты без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, 16.08.2000 между ОАО «Архэнерго» (энергоснабжающая организация) и Предприятием (потребитель) заключен договор N 144 на отпуск и потребление тепловой энергии, согласно которому энергоснабжающая организация обязуется обеспечивать потребителя тепловой энергией и теплоносителем, а потребитель — принимать и оплачивать тепловую энергию и теплоноситель в объеме, сроки и на условиях, предусмотренных настоящим договором. Пунктами 3.1, 5.1 стороны установили, что расчет за потребленную тепловую энергию производится по тарифам, утвержденным Региональной энергетической комиссией Архангельской области (далее — РЭК).

01.02.2002 между указанными сторонами заключено соглашение N 144/2-04, по условиям которого ОАО «Архэнерго» по поручению Предприятия обязалось от своего имени осуществлять сбор с населения платы за отопление и горячее водоснабжение (коммунальные услуги) жилых помещений.

Основанием для предъявления иска послужило наличие у Предприятия указанной задолженности по оплате тепловой энергии, потребленной в период с 01.06.2002 по 31.03.2003 согласно договору от 16.08.2000 N 144. Количество потребленной в спорный период тепловой энергии сторонами не оспаривается.

Как утверждает ОАО «Архэнерго», оплата ответчиком теплоэнергии по условиям договора должна производиться до 15-го числа каждого месяца, следующего за расчетным периодом, на основании платежных документов, выставленных энергоснабжающей организацией, по тарифу, установленному РЭК. При расчете задолженности истец из суммы текущей задолженности исключил сумму денежных средств, собранных с населения за коммунальные услуги отопления и горячего водоснабжения.

Возражая против иска, ответчик указывает на отсутствие правовых оснований для возмещения им ОАО «Архэнерго» указанной разницы в тарифах, которая, по мнению ответчика, должна быть погашена истцу за счет бюджетных средств.

Полностью удовлетворяя заявленные требования, суд обеих инстанций посчитал их обоснованными как по праву, так и по размеру.

Указав на положения, предусмотренные статьями 309, 421, 544 ГК РФ, кассационная инстанция посчитала, что выводы суда полностью соответствуют материалам дела и действующему законодательству.

Согласно пункту 2 статьи 544 ГК РФ порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

По условиям рассматриваемого договора оплата за потребленную тепловую энергию должна производиться ответчиком по тарифам, установленным РЭК.

Ссылка ответчика на частичное изменение условий оплаты соглашением от 01.02.2002 N 144/2-04 является несостоятельной, поскольку указанное соглашение не освобождает ответчика от обязанности по оплате истцу потребленной тепловой энергии. В соответствии с пунктом 3.8 названного соглашения исполнение ОАО «Архэнерго» соглашения не рассматривается сторонами как переход к ОАО «Архэнерго» обязанностей исполнителя коммунальных услуг по договору найма (обслуживания) жилья.

Упомянутое соглашение имеет самостоятельный предмет регулирования; оно не изменяет обязательство Предприятия оплатить потребленную тепловую энергию в порядке, установленном договором энергоснабжения.

Довод Предприятия о заключении истцом с Управлением социальной защиты населения администрации г. Северодвинск договоров о компенсации убытков, связанных с предоставлением льгот по оплате коммунальных услуг, правомерно не принят судом апелляционной инстанции, поскольку заключение указанных договоров само по себе не прекращает денежных обязательств Предприятия перед ОАО «Архэнерго» по договору теплоснабжения, в котором не участвуют лица, имеющие право на льготы.

Поскольку Предприятие в соответствии с принятыми на себя обязательствами должно оплачивать истцу полученную тепловую энергию по тарифам, установленным РЭК, суд правомерно удовлетворил требования ОАО «Архэнерго» (дело N А05-6000/03-266/17).

— В случае, когда действуют тарифы, при расчете которых учтена структура полезного отпуска потребителю электрической энергии, сформированная на основании плановых заявок и заключенных договоров, энергоснабжающая организация правомерно получает плату за поставленную электроэнергию по действующему тарифу, применяя его в соответствии с условиями договора.

МУП «Городская электрическая сеть» (далее — Предприятие) обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с иском к ОАО «Колэнерго» о взыскании денежных средств, излишне уплаченных за электроэнергию, потребленную в период с 20.12.2002 по 01.10.2003.

Решением от 25.10.2004 суд отказал в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе Предприятие просило решение суда отменить, удовлетворить исковые требования: признать приложение N 3 к договору от 01.01.2003 N 521 незаконным в части оплаты электроэнергии по тарифу среднего напряжения; взыскать с ОАО «Колэнерго» в пользу Предприятия излишне уплаченные денежные средства. По мнению подателя жалобы, суд неправильно применил нормы материального права.

Постановлением от 25.02.2005 кассационная инстанция оставила решение суда без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, ОАО «Колэнерго» и Предприятие 01.01.2003 заключили договор энергоснабжения N 521. В приложении N 3, являющемся неотъемлемой частью договора, стороны предусмотрели общий расход электрической энергии, оплачиваемой по тарифу среднего напряжения за количество, которое определяется по счетчикам, установленным на вводах 6 кВ Т-1, Т-2 на линии 35 кВ М-103 ПС-51.

В соответствии с частью первой статьи 2 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» тарифы на электрическую и тепловую энергию подлежат государственному регулированию.

В материалах дела имеется заключение комитета по тарифному регулированию в Мурманской области, правопреемника РЭК Мурманской области, согласно которому в период с 20.12.2002 по 01.02.2004 действовали тарифы, при расчете которых учтена структура полезного отпуска потребителю электрической энергии, сформированная на основании плановых заявок и заключенных договоров.

Таким образом, объем (договорная величина) электрической энергии, реализуемой Предприятием в 2003 г., вошел в структуру полезного отпуска прочим потребителям на среднем напряжении.

Поскольку ОАО «Колэнерго» получало плату за поставленную электроэнергию по действовавшему тарифу и применяло его в соответствии с условиями договора от 01.01.2003 N 521, приложением N 3 к договору, то у энергоснабжающей организации отсутствует неосновательное обогащение (дело N А42-10308/03-19).

— Отсутствие возмещения потребителю (абоненту) расходов, связанных с возмещением разницы в тарифах, со стороны соответствующих бюджетов не может являться основанием к отказу энергоснабжающей организации в удовлетворении требования о взыскании задолженности по оплате отпущенной энергии, основанного на договоре.

ГУП «ТЭК СПб» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ОАО «Агротрансавто» (далее — Общество) о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии за период с октября 2002 по ноябрь 2003 г. согласно договору от 18.12.1996 N 790 на отпуск и потребление тепловой энергии в горячей воде.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечен Комитет финансов администрации Санкт-Петербурга (далее — Комитет финансов).

Решением от 02.04.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 09.06.2004, иск удовлетворен.

В кассационной жалобе Общество просило отменить принятые по делу судебные акты и отказать в иске, ссылаясь на неправильное применение судом статей 432, 539 Гражданского кодекса Российской Федерации. По мнению подателя жалобы, для Общества установлен повышенный тариф по сравнению с ТСЖ, ЖСК и ЖК, для которых предусмотрено возмещение разницы в тарифах из бюджета. Кроме того, ответчик указал на незаключенность договора теплоснабжения.

Постановлением от 23.08.2004 кассационная инстанция оставила принятые по делу судебные акты без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как установлено судом, 18.12.1996 между ГУП «ТЭК СПб» (энергоснабжающая организация) и Обществом (абонент) заключен договор N 790 на отпуск и потребление тепловой энергии в горячей воде, согласно которому энергоснабжающая организация обязуется обеспечивать абонента тепловой энергией в горячей воде, а абонент — принимать и оплачивать энергоснабжающей организации тепловую энергию. Пунктом 3.1 договора стороны установили, что расчет за потребленную тепловую энергию производится по тарифам, утвержденным Региональной энергетической комиссией Санкт-Петербурга (далее — РЭК). Из преамбулы договора видно, что речь идет об отоплении и горячем водоснабжении жилого дома, расположенного по адресу: Санкт-Петербург, ул. Политехническая, дом 17, корп. 1.

Основанием для предъявления иска послужило наличие у Общества задолженности по оплате потребленной теплоэнергии согласно указанному договору.

Как утверждает ГУП «ТЭК СПб», оплата ответчиком теплоэнергии по условиям договора должна производиться по тарифу, установленному РЭК.

Возражая против иска, ответчик полагает, что является ненадлежащим ответчиком по настоящему делу, поскольку не потребляет тепловую энергию по договору, а передает ее на нужды отопления и горячего водоснабжения жильцам, проживающим в жилом доме. По мнению Общества, оно не обязано возмещать энергоснабжающей организации разницу между тарифами на тепловую энергию, установленными РЭК для соответствующей группы потребителей, и тарифами, установленными РЭК для населения. Кроме того, ответчик ссылается на незаключенность указанного договора теплоснабжения ввиду отсутствия согласования сторонами существенного условия о наличии у абонента энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации. Суд обеих инстанций посчитал доводы Общества несостоятельными.

Указав на положения, предусмотренные статьями 309, 421, 424 ГК РФ, кассационная инстанция признала выводы суда полностью соответствующими материалам дела и действующему законодательству.

По условиям спорного договора оплата за потребленную тепловую энергию должна производиться ответчиком по тарифам, установленным РЭК.

Как следует из материалов дела, при расчетах между сторонами ГУП «ТЭК СПб» применяло тарифы, установленные для группы потребителей 1 (организации независимо от организационно-правовой формы, получающие тепловую энергию на нужды отопления и горячего водоснабжения населения).

Общество производило истцу оплату исходя из тарифов, установленных для граждан.

Положение, являющееся приложением к распоряжению Комитета по энергетике и инженерному обеспечению администрации Санкт-Петербурга от 25.01.2002 N 4, определяет механизм расчетов для финансирования за счет средств бюджета Санкт-Петербурга в 2002 г. и последующие годы на возмещение разницы в тарифах на тепловую энергию, отпускаемую энергоснабжающими организациями, на нужды отопления и горячего водоснабжения граждан, проживающих в жилых домах ЖК, ЖСК и ТСЖ.

В соответствии с пунктом 3 указанного Положения, учитывая интересы граждан, проживающих в жилых домах ЖК, ЖСК и ТСЖ, в целях упрощения процедуры расчетов и финансирования за счет средств бюджета Санкт-Петербурга расходов на возмещение разницы в тарифах на тепловую энергию, отпускаемую теплоснабжающей организацией, на нужды отопления и горячего водоснабжения граждан, проживающих в указанном жилищном фонде, указанные расходы подлежат перечислению на счета теплоснабжающих организаций в пределах средств, предусмотренных в Законе Санкт-Петербурга «О бюджете Санкт-Петербурга» на соответствующий финансовый год.

Пунктом 5 названного распоряжения рекомендовано коммерческим организациям, в ведении или собственности которых находятся жилые помещения жилищного фонда, не относящегося к государственному и муниципальному жилому фонду, производить возмещение разницы в тарифах на тепловую энергию, отпущенную теплоснабжающими организациями на нужды отопления и горячего водоснабжения, за счет собственных средств.

Как усматривается из материалов дела, правопредшественник Общества являлся застройщиком (заказчиком) спорного жилого дома, который находится на балансе Общества.

Таким образом, отсутствие возмещения Обществу расходов, связанных с возмещением разницы в тарифах, со стороны бюджета Санкт-Петербурга не может являться основанием к отказу ГУП «ТЭК СПб» в удовлетворении требования о взыскании задолженности по оплате отпущенной тепловой энергии, основанного на договоре.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что Общество в соответствии с принятыми на себя обязательствами должно было оплачивать истцу полученную тепловую энергию по тарифам, установленным РЭК для группы потребителей 1.

Довод подателя жалобы о незаключенности договора теплоснабжения признан судом кассационной инстанции несостоятельным, поскольку направлен на переоценку обстоятельств, установленных судом обеих инстанций (дело N А56-30193/03).

— Отсутствие возмещения потребителю (абоненту) затрат, связанных с предоставлением отдельным собственникам жилья льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг, со стороны соответствующих бюджетов не может являться основанием к отказу энергоснабжающей организации в удовлетворении требования о взыскании задолженности по оплате отпущенной тепловой энергии, основанного на договоре.

ОАО «Архэнерго» обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с иском к коллективу индивидуальных застройщиков «Новосел» (далее — КИЗ «Новосел») о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии согласно договору от 01.08.1998 N 1087, образовавшейся по состоянию на июль 2003 г.

Решением от 27.01.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 31.03.2004, иск частично удовлетворен в сумме 64001 рубля 48 копеек. В остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе ОАО «Архэнерго» просит отменить принятые по делу судебные акты в части отказа во взыскании 23113 рублей 73 копеек задолженности, образовавшейся за март 2003 г., и удовлетворить иск в этой части, ссылаясь на условия, предусмотренные пунктом 6.1 договора теплоснабжения.

Постановлением от 12.07.2004 кассационная инстанция оставила решение и Постановление апелляционной инстанции без изменения, а кассационную жалобу ОАО «Архэнерго» — без удовлетворения, указав следующее.

Как установлено судом, 01.08.1998 между ОАО «Архэнерго» (энергоснабжающая организация), МУП «Тепловые сети» (энергораспределяющая организация) и КИЗ «Новосел» (абонент) заключен договор N 1087 на отпуск и потребление тепловой энергии в горячей воде, согласно которому энергоснабжающая организация обязуется через энергораспределяющую организацию обеспечивать абонента тепловой энергией в горячей воде, а абонент — принимать и оплачивать энергоснабжающей организации тепловую энергию. Пунктом 5.1 договора стороны установили, что расчет за потребленную тепловую энергию производится по тарифам, утвержденным Региональной энергетической комиссией Архангельской области (далее — РЭК).

Основанием для предъявления иска послужило наличие у КИЗ «Новосел» задолженности по оплате потребленной теплоэнергии согласно указанному договору. Частично задолженность была погашена ответчиком истцу после подачи искового заявления. Данное обстоятельство послужило основанием для отказа в иске в этой части.

Как утверждает ОАО «Архэнерго», оплата ответчиком теплоэнергии по условиям договора должна производиться по тарифу, установленному РЭК, а за март 2003 г. — «на основе показаний приборов учета на головном участке Архангельской ТЭЦ пропорционально месячному плановому теплопотреблению абонента, основанного на максимальных часовых нагрузках», в связи с отсутствием показаний приборов учета в отделе сбыта ОАО «Архэнерго» к 03.04.2003 (пункт 6.1 договора).

Возражая против иска, ответчик полагает, что не должен оплачивать расходы по предоставлению отдельным собственникам жилья льгот по оплате коммунальных услуг. Суд обеих инстанций посчитал этот довод несостоятельным.

Кроме того, ответчик, ссылаясь на свой журнал учета тепловой энергии за март 2003 г., не согласен оплачивать в полном объеме счет-фактуру от 31.03.2003 N 2708, выставленную истцом исходя из расчета количества потребленной КИЗ «Новосел» тепловой энергии, произведенного в соответствии с пунктом 6.1 договора. Данный довод ответчика суд признал обоснованным.

Указав на положения, предусмотренные статьями 309, 421, 424 ГК РФ, кассационная инстанция признала выводы суда полностью соответствующими материалам дела и действующему законодательству.

По условиям спорного договора оплата за потребленную тепловую энергию должна производиться ответчиком по тарифам, установленным РЭК (с учетом наличия у сторон разногласий по условиям, предусмотренным пунктами 4.6, 6.2 договора, не являющихся существенными для договора энергоснабжения).

Отсутствие возмещения затрат КИЗ «Новосел», связанных с предоставлением отдельным собственникам жилья льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг, со стороны соответствующих бюджетов не может являться основанием к отказу ОАО «Архэнерго» в удовлетворении требования о взыскании задолженности по оплате отпущенной тепловой энергии, основанного на договоре, тем более что сведения об отсутствии возмещения расходов не подтверждаются материалами дела.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что КИЗ «Новосел» в соответствии с принятыми на себя обязательствами должен был оплачивать истцу полученную тепловую энергию по тарифам, установленным вышеназванной Комиссией. Решение и Постановление в этой части КИЗ «Новосел» не обжаловано. Кроме того, ответчик обладает правом обратиться с требованием о возмещении из соответствующих бюджетов понесенных им расходов, связанных с предоставлением льгот, предусмотренных нормативными актами, по оплате коммунальных услуг отдельным собственникам жилья.

Довод подателя жалобы о правомерности выставления им счета-фактуры от 31.03.2003 N 2708 на основании пункта 6.1 договора направлен на переоценку обстоятельств, установленных судом обеих инстанций. Суд указанный довод истца признал несостоятельным, указав, в частности, на факт выставления ОАО «Архэнерго» указанной счет-фактуры 31.03.2003, т. е. до момента реализации ответчиком своего права, установленного пунктом 6.1 договора, а также на наличие данных о количестве фактически принятой ответчиком тепловой энергии в марте 2003 г. Кассационная инстанция не вправе давать переоценку обстоятельствам, установленным судом первой или апелляционной инстанции. Кроме того, в деле отсутствуют доказательства, должным образом подтверждающие правильность произведенного истцом расчета за март 2003 г. (дело N А05-7806/03-21).

В связи с изложенным хочется привести высказывание судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Сейнароева Б. М. на названной конференции относительно рассматриваемой выше проблемы:

«В ряде дел суды приходили к выводу, что отсутствие возмещения затрат, связанных с предоставлением льгот отдельным потребителям — гражданам со стороны соответствующих бюджетов, не является основанием к отказу в иске энергоснабжающей организации о взыскании стоимости поставленной данным потребителям энергии. Позиция судов по данной категории дел состоит в том, что потребитель в любом случае должен оплатить потребленную электроэнергию в случае взыскания с потребителя суммы по договору энергоснабжения, он может далее обратиться в соответствующий орган и потребовать предоставления неполученных сумм дотаций».

— Согласно подпункту 13 пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 28.08.1995 N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к вопросам местного значения, находящимся в ведении муниципальных образований, относятся организация, содержание и развитие муниципальных энерго-, газо-, тепло — и водоснабжения и канализации. Статья 5 Федерального закона «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» относит вопросы ценовой и тарифной политики на муниципальном уровне к компетенции органов местного самоуправления.

ООО «ЭККОС+» (далее — Общество) обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с иском к МУЭП «Апатитская электротеплосеть» (далее — Предприятие) о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Исковые требования мотивированы тем, что в нарушение пункта 5.1 договора на электроснабжение от 10.01.2000 N 99 между ГОУЭП «Апатитская электротеплосеть» (правопредшественником ответчика) и Обществом счет-фактура от 14.10.2002 N 10-99 выставлена и оплачена по завышенному тарифу, а ответчик получил на эту сумму неосновательное обогащение.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены МУП «Энергия» и РЭК Мурманской области.

Решением от 03.06.2004 в иске отказано.

В кассационной жалобе Общество просило решение отменить, иск удовлетворить. По мнению подателя жалобы:

— вывод суда о том, что действующее законодательство не предусматривает возможности применения договорного тарифа на услуги энергоснабжающих организаций, противоречит пункту 2 статьи 544 ГК РФ;

— суд необоснованно со слался на тариф (510 руб./мВт. час), установленный Постановлением РЭК от 28.03.2002 N 14 для промышленных и приравненных к ним потребителей с присоединенной мощностью меньше 750 кВА, так как для ответчика указанным Постановлением установлен тариф 325 руб./мВт. час;

— вывод суда о том, что администрация города Апатиты наделена полномочиями на регулирование тарифов на электрическую энергию и установление тарифа на услуги по передаче электрической энергии для ответчика противоречит статье 12 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» и статье 6 Федерального закона от 28.08.1995 N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Кассационная инстанция Постановлением от 25.10.2004 оставила решение суда без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, 10.01.2000 между государственным областным унитарным энергетическим предприятием «Апатитская электротеплосеть» — энергоснабжающей организацией, правопреемником которого является Предприятие, и Обществом — абонентом заключен договор энергоснабжения, пунктом 5.1 которого предусмотрено, что расчеты за электроэнергию производятся по тарифам, установленным РЭК.

За сентябрь 2002 г. ответчик выставил истцу для оплаты счет-фактуру от 14.10.2002 N 10-99 за потребленную электрическую энергию не по тарифам, установленным РЭК (0,51 руб. за 1 кВт. ч), а по тарифам, установленным постановлением главы администрации города Апатиты (0,71 руб. за 1 кВт. ч). Оплата по этому счету-фактуре была произведена истцом в безакцептном порядке.

Нарушение ответчиком договора в части порядка расчетов, по мнению истца, повлекло неосновательное обогащение Предприятия, о взыскании которого он и обратился в арбитражный суд.

Как установлено судом первой инстанции, с 31.08.2000 имущественный комплекс государственного областного унитарного энергетического предприятия «Апатитская электротеплосеть» был передан в муниципальную собственность г. Апатиты и оно преобразовано в Предприятие.

Согласно статье 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

В соответствии с пунктом 2 статьи 544 названного Кодекса порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Экономические, организационные и правовые основы государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации определены Федеральным законом «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», согласно статье 2 которого тарифы на тепловую энергию, поставляемую коммерческими организациями независимо от организационно-правовых форм, подлежат государственному регулированию. Одним из основных принципов государственного регулирования тарифов является осуществление в силу статьи 4 данного Закона поставок электроэнергии (мощности) всем потребителям по тарифам, утвержденным в установленном порядке.

Согласно подпункту 13 пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 28.08.1995 N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к вопросам местного значения, находящимся в ведении муниципальных образований, относятся организация, содержание и развитие муниципальных энерго-, газо-, тепло — и водоснабжения и канализации. Статья 5 Федерального закона «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» относит вопросы ценовой и тарифной политики на муниципальном уровне к компетенции органов местного самоуправления.

По мнению кассационной инстанции, судом со ссылкой на статью 30 вышеуказанного Закона правильно отмечено, что после передачи энергоснабжающей организации в муниципальную собственность органом, уполномоченным устанавливать тарифы на электроэнергию, стала городская администрация.

Суд надлежащим образом, исследовав представленные сторонами доказательства, правомерно указал, что предъявленное к взысканию неосновательное обогащение есть не что иное, как разница между тарифом на электроэнергию и тарифом на передачу электроэнергии (дело N А42-434/04-19).

— В соответствии со статьей 195 АПК РФ решение арбитражного суда по делу об оспаривании нормативного правового акта вступает в законную силу немедленно после его принятия. Нормативный правовой акт или отдельные его положения, признанные судом недействующими, не подлежат применению с момента вступления в законную силу решения суда и должны быть приведены органом или лицом, принявшим оспариваемый акт, в соответствие с законом или иным нормативным правовым актом, имеющими большую юридическую силу.

В пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.1993 N 10 разъяснено, что нормативный правовой акт признается недействующим и не влекущим правовых последствий со дня его издания в том случае, если он был издан органом или должностным лицом при отсутствии соответствующих полномочий или не был опубликован для всеобщего сведения, либо не был зарегистрирован, когда опубликование или государственная регистрация являлись обязательными. Та же позиция по данному вопросу изложена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 11.04.2000 N 6-П.

Таким образом, в случае, если протокол РЭК, являющийся нормативным правовым актом, признан незаконным по иным основаниям, то его следует считать прекратившим свое действие в части установления тарифов на электроэнергию с момента вступления в силу решения суда.

При таких обстоятельствах следует признать правильным вывод суда о том, что, поскольку согласно условиям договора энергоснабжения потребитель (абонент) принял на себя обязательство производить расчет за потребленную энергию в соответствии с установленным РЭК на расчетный период тарифом, а энергоснабжающая организация за взыскиваемый период получала плату за поставленную электроэнергию по действовавшему на тот период тарифу в соответствии с условиями договора, то у энергоснабжающей организации отсутствует неосновательное обогащение и норма статьи 1102 ГК РФ в данном случае не может быть применена.

ОАО «Карелэнерго» обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с иском к ОАО «Карельский окатыш» о взыскании неосновательного обогащения.

Решением от 09.04.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 09.06.2004, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе ОАО «Карелэнерго» просило отменить принятые по делу судебные акты в связи с неправильным применением судом норм материального и процессуального права.

Кассационная инстанция Постановлением от 30.09.2004 оставила принятые по делу судебные акты без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, между ОАО «Карелэнерго» и ОАО «Карельский окатыш» 12.11.1996 заключен договор энергоснабжения N 0015.

В соответствии с пунктом 2.3.2 договора ОАО «Карельский окатыш» обязалось оплачивать электроэнергию и мощность в порядке, указанном в разделе 4 договора.

Пунктами 4.1, 4.2 договора предусмотрено, что расчеты за электроэнергию и мощность производятся ежемесячно оплачиваемыми в безакцептном порядке платежными поручениями по действующим в регионе тарифам.

Аналогичный договор со сроком действия с 01.01.1998 по 31.12.1998 заключен сторонами 29.12.1996.

Судом при рассмотрении дела установлено, что стороны в оспариваемый период с 01.02.1997 по 01.11.1998 в своих взаимоотношениях по расчетам за электроэнергию руководствовались тарифами, установленными Протоколом РЭК Республики Карелия (далее — РЭК РК) от 06.09.1996 N 3.

Решением от 05.03.2002, вступившим в законную силу 16.03.2002, Советский районный суд г. Брянск, рассмотрев жалобу акционера РАО «ЕЭС России» на действия РЭК РК, признал Протокол РЭК РК от 06.09.1996 N 3 и установленные им тарифы незаконными (недействительными) с 01.02.1997 и указал на обращение решения к немедленному исполнению.

С учетом вышеизложенного ОАО «Карелэнерго», считая безосновательно нарушенным баланс имущественных сфер истца и ответчика в пользу последнего, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

По мнению ОАО «Карелэнерго», в спорный период стороны при определении стоимости поставляемой электроэнергии должны были руководствоваться выводами рабочей экспертной группы Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации (далее — ФЭК РФ) от 10.01.1997.

Судебными инстанциями были приняты во внимание положения Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации».

Так, судом указано, что в соответствии со статьями 11, 12 названного Закона ФЭК РФ наделена полномочиями по установлению тарифов на электроэнергию (мощность) на федеральном (общероссийском) оптовом рынке электроэнергии, а РЭК РК — по установлению экономически обоснованных тарифов на электрическую и тепловую энергию, поставляемую энергоснабжающими организациями потребителям, расположенным на территории соответствующих субъектов Российской Федерации, за исключением потребителей, имеющих доступ на федеральный (общероссийский) оптовый рынок электроэнергии.

Решением РЭК РК был установлен тариф на электроэнергию для регулируемой группы потребителей в размере 188,0 руб./кВт. ч.

По мнению кассационной инстанции, судом обеих инстанций дана надлежащая правовая оценка принятому Советским районным судом г. Брянск 05.03.2002 решению.

Поскольку Протокол РЭК РК является нормативным правовым актом, ссылка судов на статью 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является правомерной.

В соответствии с названной нормой права с момента вступления в законную силу решения суда о признании нормативного акта незаконным этот акт считается недействующим.

Пунктом 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.1993 N 10 разъяснено, что нормативный правовой акт признается недействующим и не влекущим правовых последствий со дня его издания в том случае, если он был издан органом или должностным лицом при отсутствии соответствующих полномочий или не был опубликован для всеобщего сведения, либо не был зарегистрирован, когда опубликование или государственная регистрация являлись обязательными.

Та же позиция по данному вопросу изложена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 11.04.2000 N 6-П.

Судами правомерно отмечено, что поскольку Протокол РЭК РК признан незаконным по иным основаниям, то его следует считать прекратившим свое действие в части установления тарифов на электроэнергию с момента вступления в силу решения Советского районного суда г. Брянск, то есть с 16.03.2002.

Суды пришли к правильному выводу о том, что поскольку согласно условиям договора энергоснабжения ОАО «Карельский окатыш» приняло на себя обязательство производить расчет за потребленную энергию в соответствии с установленным РЭК РК на расчетный период тарифом, а ОАО «Карелэнерго» за период с 01.02.1997 по 01.11.1998 получало плату за поставленную электроэнергию по действовавшему на тот период тарифу в соответствии с условиями договора, то у энергоснабжающей организации отсутствует неосновательное обогащение и норма статьи 1102 ГК РФ в данном случае не может быть применена (дело N А26-9012/03-112).

К аналогичным выводам пришел суд при рассмотрении дела N А66-3154-04 (Постановление ФАС СЗО от 16.12.2004). В рамках рассмотрения данного дела Постановление РЭК было признано недействующим не судом общей юрисдикции, а арбитражным судом.

— Коль скоро судом установлено, что потребителями спорной тепловой энергии являются граждане, проживающие в жилом доме ТСЖ, суд правильно установил необоснованность применения энергоснабжающей организацией тарифов за тепловую энергию для юридических лиц при расчете по спорному договору теплоснабжения и обоснованно удовлетворил требование истца о взыскании с ответчика неосновательного обогащения, образовавшегося за взыскиваемый период при производстве расчетов по договору.

Некоммерческое партнерство обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к МУП «Вологдагортеплосеть» (далее — Предприятие) о взыскании неосновательного обогащения, полученного ответчиком за период с 01.04.2001 по 01.10.2002 по договору на отпуск тепловой энергии от 25.10.2000 N 1644 вследствие применения тарифов, не подлежащих применению, и процентов за пользование чужими денежными средствами.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечено ТСЖ «Козленская-87» (далее — ТСЖ).

Решением от 04.04.2005 исковые требования частично удовлетворены.

В кассационной жалобе Предприятие просило отменить решение суда и принять новый судебный акт. По мнению подателя жалобы, он не получал неосновательного обогащения, поскольку расчеты по договору от 25.10.2000 N 1644 производились в соответствии с его условиями и по тарифам, установленным уполномоченным органом.

Кассационная инстанция Постановлением от 29.07.2005 оставила решение суда без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, Предприятие и Некоммерческое партнерство заключили договор от 25.10.2000 N 1644 с протоколом согласования разногласий. В соответствии с договором Предприятие (энергоснабжающая организация) обязалось поставлять, а Некоммерческое партнерство (потребитель) — принимать и своевременно оплачивать тепловую энергию.

В соответствии с изменениями, внесенными в названный договор, с 01.04.2001 в список объектов, которым подается тепловая энергия, включен жилой дом ТСЖ по адресу: г. Вологда, ул. Козленская, дом 87.

Полагая, что тариф, применяемый для расчета стоимости отпущенной тепловой энергии по договору теплоснабжения, завышен, Некоммерческое партнерство обратилось в суд с настоящим иском.

Удовлетворяя исковые требования, суд руководствовался тем, что при расчете стоимости потребленной тепловой энергии подлежит применению тариф, установленный для населения, а не для юридических лиц.

В силу статьи 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

Согласно статье 5 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» в редакции, действовавшей до 29.03.2003, для организаций, находящихся в муниципальной собственности, которые осуществляют снабжение населения электрической и тепловой энергией, тарифы устанавливаются органами местного самоуправления.

Ответчик не оспаривает, что тарифы на отпускаемую им тепловую энергию подлежат регулированию органом местного самоуправления, однако считает, что должен применяться тариф на тепловую энергию, установленный главой г. Вологда.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 28.08.1995 N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» местное самоуправление — это признаваемая и гарантируемая Конституцией Российской Федерации самостоятельная деятельность населения по решению непосредственно или через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций.

Установление тарифов на услуги, предоставляемые муниципальными предприятиями и учреждениями, предусмотрено Законом и входит в предмет ведения местного самоуправления.

Во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 02.08.1999 N 887 «О совершенствовании системы оплаты жилья и коммунальных услуг и мерах по социальной защите населения» Совет самоуправления г. Вологда решением от 202000 N 33 утвердил тарифы на тепловую энергию для населения. Вологодская городская Дума решением от 18.10.2001 N 372 также установила тарифы на тепловую энергию для населения.

Судом установлено, что потребителями спорной тепловой энергии являются граждане, проживающие в жилом доме ТСЖ.

Принимая во внимание изложенное, кассационная инстанция считает, что суд обоснованно удовлетворил требование истца о взыскании с ответчика неосновательного обогащения, образовавшегося за период с 01.04.2001 по 01.10.2002 при производстве расчетов по договору N 1644.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Суд правильно установил необоснованность применения Предприятием тарифов за тепловую энергию для юридических лиц при расчете по спорному договору теплоснабжения, следовательно, взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами является правомерным (дело N А13-14621/04-04).

— Поскольку спорный жилой дом находится на балансе ОМИС, оснований полагать, что последний является по отношению к энергоснабжающей организации субабонентом, а также для применения тарифов для группы потребителей «население», не имеется.

МУП ЖКХ (далее — Предприятие) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ОМИС N 2001 о взыскании задолженности по оплате коммунальных услуг за период с 01.10.2003 по 31.12.2003 согласно договору от 26.12.2001 N 423.

Решением от 01.07.2004, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 29.10.2004, исковые требования полностью удовлетворены.

В кассационной жалобе ОМИС просило изменить принятые по делу судебные акты и отказать в иске в части взыскания разницы в тарифах между категориями «прочие потребители» и «население». По мнению подателя жалобы, суд необоснованно применил тарифы, установленные для категории «прочие потребители».

Кассационная инстанция Постановлением от 24.01.2005 оставила принятые по делу судебные акты без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, 26.12.2001 между Предприятием и ОМИС (потребитель) заключен договор N 423 на оказание услуг, по условиям которого Предприятие оказывает потребителю для жилого дома N 7, расположенного в д. Новоселье Ломоносовского района Ленинградской области, следующие виды услуг: техническое обслуживание жилого дома и лестничных площадок, отпуск тепловой энергии, отпуск тепловой энергии для горячего водоснабжения, отпуск питьевой воды, прием сточных вод, вывоз бытового мусора, электроснабжение.

Согласно пункту 1.2 договора объемы коммунальных услуг, тарифы на услуги и стоимость договора на момент заключения указаны в приложении N 1, являющемся неотъемлемой частью договора.

Указанное приложение N 1 к договору в материалах дела отсутствует.

Наличие у ОМИС задолженности по оплате коммунальных услуг, оказанных Предприятием в период с 01.10.2003 по 31.12.2003, послужило основанием для предъявления настоящего иска.

В обоснование своего требования Предприятие ссылается, в частности, на счета-фактуры, выставленные им ОМИС за указанный период, и на акт сверки расчетов.

ОМИС признало иск частично. Возражая против взыскания разницы в тарифах, установленных для категории «прочие потребители» и «население», ОМИС ссылается на распоряжение главы муниципального образования «Ломоносовский район» от 29.01.2003 N 41-А-Р и Постановление правления РЭК Ленинградской области от 28.01.2003 N 2/2003. ОМИС считает, что истцом завышен размер предъявленной к взысканию задолженности вследствие неправомерного применения тарифов, установленных для категории «прочие потребители».

Пунктом 4.1 договора предусмотрено, что расчеты за оказанные коммунальные услуги и услуги по вывозу бытового мусора производятся согласно тарифам, утвержденным администрацией муниципального образования «Ломоносовский район».

В соответствии со статьей 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон, в предусмотренных законом случаях применяются цены, устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

Суд первой и апелляционной инстанций, руководствуясь пунктом 8 Порядка применения тарифов на электрическую энергию в Ленинградской области (приложение 3 к Постановлению правления РЭК от 28.01.2003 N 2/2003), пришел к выводу о правомерности применения к ответчику тарифов для категории «прочие потребители».

Размер платы за услуги по передаче электрической энергии с учетом затрат на бытовую деятельность предусмотрен Постановлением правления РЭК от 28.01.2003 N 2/2003, в связи с чем судом правомерно удовлетворены исковые требования в заявленном размере.

Суд первой инстанции посчитал иск обоснованным как по праву, так и по размеру. Возражения ответчика суд правомерно признал несостоятельными, указав на факты нахождения жилого дома на балансе ответчика, отсутствие оснований для применения тарифов для группы потребителей «население», а также на то, что ответчик является по отношению к истцу субабонентом (дело N А56-13293/04).

В случаях, когда между сторонами возникает спор по размеру тарифа (цены) на поставляемую энергию или на ее транспортировку, подлежащего применению, а суд первой либо апелляционной инстанции не проверил обоснованность примененного истцом тарифа (цены) на поставляемую энергию или на ее транспортировку, суд кассационной инстанции отменяет принятые по делу судебные акты с передачей дела на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд для исследования указанного вопроса (дела N А05-7961/03-24, N А56-37971/03, N А56-45598/04).

— В случаях взыскания задолженности по оплате энергии, потребленной общежитиями, находящимися на балансе юридических лиц, ФАС СЗО исходил из того, что в соответствии со статьями 4, 5, 9 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего (в конкретных рассматриваемых случаях) в спорный период, общежития относятся к жилищному фонду. Таким образом, целью предоставления услуг по спорному договору является обеспечение потребностей в такой энергии не только указанного юридического лица, но и физических лиц, проживающих в зданиях, имеющих статус общежитий и принадлежащих ответчику. При таких обстоятельствах вывод суда, что при расчетах за услуги, предоставленные истцом общежитиям, должны применяться тарифы, установленные для первой группы потребителей, нельзя признать обоснованным.

К таким выводам пришел ФАС СЗО при рассмотрении дел N А13-5735/04-04, N А13-16564/2004-4.

МУП «Вологдагортеплосеть» (далее — Предприятие) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к ЗАО «Вологодский подшипниковый завод» (далее — Завод) о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии, отпущенной в период с 01.10.2003 по 01.04.2004 по договору на отпуск тепловой энергии от 17.04.2001 N 541, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением от 01.12.2004 иск полностью удовлетворен.

Постановлением ФАС СЗО от 25.03.2005 решение отменено с передачей дела на новое рассмотрение.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечены администрация г. Вологда (далее — Администрация) и финансовое управление Администрации (далее — Управление).

Решением от 28.07.2005 в иске отказано.

В кассационной жалобе Предприятие просило отменить решение от 28.07.2005 и частично удовлетворить исковые требования, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права. По мнению подателя жалобы, суд неправомерно применил для расчета задолженности за рассматриваемый период тариф, установленный решением Вологодской городской Думы от 18.10.2001 N 372 для населения. Кроме того, Предприятие указывает на отсутствие со стороны суда оценки представленного истцом уточненного расчета процентов.

Кассационная инстанция Постановлением от 24.11.2005 оставила решение суда без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, 17.04.2001 между Предприятием (энергоснабжающая организация) и Заводом (абонент) заключен договор N 541 на отпуск тепловой энергии с протоколом согласования разногласий, в соответствии с которым Предприятие обязалось поставлять, а Завод — принимать и своевременно оплачивать тепловую энергию. В соответствии с названным договором и приложением N 1 к нему в перечень объектов, которым подается тепловая энергия, включены объекты жилого фонда (общежития), принадлежащие Заводу на праве собственности.

Пунктом 7 договора (с учетом протокола разногласий и протокола согласования разногласий) установлено, что оплата тепловой энергии производится по окончании расчетного периода на основании счета, направленного энергоснабжающей организацией абоненту.

Из материалов дела видно и сторонами не оспаривается, что Завод не в полном объеме оплатил счета, выставленные Предприятием за тепловую энергию, отпущенную в период с 01.10.2003 по 01.04.2004. Данное обстоятельство послужило основанием для предъявления настоящего иска.

По мнению Предприятия, в данном случае подлежит применению тариф на тепловую энергию, установленный органом местного самоуправления (решением Городской энергетической комиссии от 07.10.1997 N 7 и Постановлением главы г. Вологда от 25.02.2003 N 631) для первой группы потребителей (жилые дома и организации, финансируемые из городского бюджета).

Завод, соглашаясь, что тарифы на отпускаемую ему тепловую энергию подлежат регулированию органом местного самоуправления, считает, что в данном случае должен применяться тариф на тепловую энергию, установленный решением Вологодской городской Думы от 18.10.2001 N 372 для населения.

Материалами дела подтверждается и сторонами не оспаривается, что Завод оплатил выставленные ему счета исходя из тарифа, установленного для населения, и что предъявленная к взысканию задолженность есть не что иное, как разница между примененным истцом тарифом для первой группы потребителей и тарифом, установленным для населения, в части услуг по поставке тепловой энергии общежитиям Завода.

Удовлетворяя в полном объеме заявленные требования при первоначальном рассмотрении дела, суд первой инстанции согласился с позицией Предприятия.

Отменяя решение суда с передачей дела на новое рассмотрение, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа посчитал его недостаточно обоснованным, вынесенным по неполно выясненным обстоятельствам дела и не соответствующим требованиям закона.

По мнению кассационной инстанции, суд первой инстанции при принятии решения не учел положения, предусмотренные статьями 4, 5, 9 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего в спорный период, а также не дал оценки доводу ответчика об отсутствии финансирования Завода со стороны городского бюджета, соглашению от 15.02.2005, заключенному между Администрацией и Заводом, доводам Завода о том, что суммы возмещения, указанные в данном соглашении, не предусмотрены в областном законе о бюджете на 2005 год, и об отсутствии со стороны Администрации исполнения данного соглашения.

Кассационная инстанция также не согласилась с расчетом взысканных судом процентов за пользование чужими денежными средствами.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции решил вопросы, поставленные судом кассационной инстанции. В частности, суд привлек к участию в деле в качестве третьих лиц Администрацию и Управление и при принятии решения учел их позиции по существу данного спора.

Оценив имеющиеся в деле доказательства и доводы участвующих в деле лиц, сославшись на положения, предусмотренные статьей 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 4, 5, 9 Жилищного кодекса РСФСР, суд пришел к правильному выводу о необходимости применения в данном случае тарифов на тепловую энергию, установленных решением Вологодской городской Думы от 18.10.2001 N 372 для населения во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 02.08.1999 N 887 «О совершенствовании системы оплаты жилья и коммунальных услуг и мерах по социальной защите населения». Указанный вывод суда основан также на установлении факта несоответствия названного соглашения от 15.02.2005 статье 83 Бюджетного кодекса Российской Федерации, а также того, что субсидии разницы в тарифах на тепловую энергию, потребляемую частным жилищным фондом, в бюджете г. Вологда в 2005 г., равно как и в 2003 — 2004 гг., не предусмотрены (дело N А13-5735/04-04).

Отменяя решение суда по аналогичному спору с участием тех же сторон, которым Предприятию было отказано в удовлетворении исковых требований за счет Завода, и передавая дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, ФАС СЗО в Постановлении от 13.10.2005 указал на наличие в материалах дела соглашения от 15.02.2005, заключенного между администрацией г. Вологда и Заводом, по которому администрация приняла на себя обязательства по возмещению Заводу разницы между тарифами, применяемыми Предприятием, и тарифами, установленными на коммунальные услуги (отопление и горячее водоснабжение) решениями Вологодской городской Думы.

Поскольку судом не была дана оценка указанному соглашению, равно как и доводу Завода о том, что решением Вологодской городской Думы от 24.06.2004 N 66 предусмотрена возможность предоставления компенсации муниципальным теплоснабжающим организациям расходов, понесенных ими при оказании услуг по теплоснабжению населения г. Вологда, решение было отменено с передачей на новое рассмотрение в первую инстанцию арбитражного суда для решения поставленных выше вопросов и проверки того, предусмотрены ли в областном законе о бюджете на 2005 г. суммы возмещения, указанные в соглашении от 15.02.2005, а также наличия или отсутствия исполнения администрацией данного соглашения и обоснованности указанного довода Завода (дело N А13-16564/2004-04).

— В судебной практике зачастую возникает вопрос, за чей счет подлежит возмещению организации, осуществляющей энергоснабжение жилых домов, разница между тарифами, утвержденными уполномоченным органом для соответствующей группы потребителей, и тарифами, утвержденными для населения.

— Так, например, ООО «Тон-Инвест» (далее — Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с иском к администрации местного самоуправления Прионежского района (далее — Администрация) о взыскании 2412248 рублей 86 копеек компенсации, составляющей разницу в тарифах на тепловую энергию, поставленную в период с 01.01.2002 по 01.02.2004, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением от 20.09.2004 с Администрации в пользу Общества взыскано 2412248 рублей 86 копеек компенсации, в остальной части в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 17.11.2004 решение в части удовлетворения иска изменено. С Администрации в пользу Общества взыскано 291341 рубль 43 копейки компенсации. В остальной части иска отказано. В части отказа во взыскании процентов решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, просило Постановление апелляционной инстанции отменить, оставить в силе решение.

Кассационная инстанция Постановлением от 28.02.2005 оставила Постановление апелляционной инстанции без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Общество в 2002 — 2003 гг. при взимании с жителей пос. Деревянка платы за услуги по теплоснабжению применяло тарифы, утвержденные Администрацией. Поскольку тарифы на тепловую энергию, установленные региональной энергетической комиссией (далее — РЭК), выше установленных Администрацией, у Общества образовались межтарифные потери.

В связи с неполным возмещением названных потерь Общество обратилось в суд с настоящим иском.

Отменяя решение, которым требование о взыскании задолженности удовлетворено полностью, и удовлетворяя это требование частично, суд апелляционной инстанции сослался на то, что потери Общества подлежат компенсации в объеме тех средств, которые предусмотрены в бюджете местного самоуправления.

Судом установлено, что в 2002 г. на покрытие рассматриваемых потерь Общества в бюджете местного самоуправления было предусмотрено 328000 рублей компенсации, а в 2003 г. — 291341 рубль 43 копейки.

Администрация возместила Обществу потери за 2003 г. в сумме 328000 рублей. Это обстоятельство истец не оспаривает.

Средства, предусмотренные в бюджете местного самоуправления на 2003 г. на покрытие Обществу межтарифных потерь, израсходованы на другие цели.

С учетом изложенного суд обоснованно взыскал с Администрации 291341 рубль 43 копейки компенсации за 2003 г.

Довод жалобы о том, что межтарифные потери подлежат компенсации в полном объеме за счет средств местного бюджета, несостоятелен.

Устанавливая тариф на тепловую энергию, орган местного самоуправления действовал в рамках государственных полномочий, делегированных ему на основании федеральных законов и других правовых актов, регулирующих установление тарифов на тепловую энергию, а также систему оплаты жилья и коммунальных услуг.

В связи с этим ссылка суда первой инстанции на нормы, регулирующие обязательственные отношения в гражданском обороте, ошибочна.

В силу статьи 38 Федерального закона от 28.08.1995 N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», действовавшей в период рассматриваемых правоотношений, решения органов государственной власти, влекущие дополнительные расходы органов местного самоуправления, реализуются органами местного самоуправления в пределах переданных им в качестве компенсации средств.

С учетом изложенного кассационная инстанция считает правильным вывод суда апелляционной инстанции о том, что упомянутые межтарифные потери могут быть возмещены за счет средств местного бюджета в предусмотренном для этих целей объеме.

Доказательства того, что из бюджетов других уровней Администрации направлялись средства на компенсацию межтарифных потерь, в материалах дела отсутствуют (дело N А26-3900/04-12).

ЗАО «Рождественская мануфактура» (далее — Общество) обратилось в Арбитражный суд Тверской области с иском к Тверской области в лице Департамента финансов Тверской области (далее — Департамент) о взыскании за счет казны расходов, составляющих разницу между размером оплаты тепловой энергии, поставленной в жилые дома муниципального жилищного фонда по нормативам, введенным в установленном законом порядке, и ценой (тарифом) на нее, в период с 01.10.2000 по 01.09.2001.

К участию в деле привлечены в качестве ответчиков Минфин РФ и г. Тверь в лице Финансового управления администрации г. Тверь (далее — Финансовое управление), в качестве третьих лиц — городское муниципальное учреждение «Дирекция единого заказчика на жилищно-коммунальное обслуживание» (далее — ДЕЗ) и Департамент жилищно-коммунального хозяйства администрации г. Тверь (далее — ЖКХ).

До принятия судом решения истец увеличил размер иска до 372195 рублей 97 копеек, изменив период взыскания с 01.11.2000 по 31.12.2001. Из них истец просил взыскать 190522 рубля 66 копеек за счет казны Российской Федерации, а 181673 рубля 31 копейку — за счет казны г. Тверь.

Решением от 30.01.2004 в удовлетворении исковых требований отказано. Суд исходил из недоказанности вины ответчиков в возникновении у истца истребуемых расходов.

Постановлением апелляционной инстанции от 26.04.2004 решение изменено. За счет казны г. Тверь возмещены расходы истца в сумме 80099 рублей 37 копеек. В остальной части решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Финансовое управление просило отменить Постановление апелляционной инстанции, оставить в силе решение, ссылаясь на отсутствие вины в действиях (бездействии) органов местного самоуправления.

Кассационная инстанция Постановлением от 26.07.2004 оставила Постановление апелляционной инстанции без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Общество в 2000 — 2001 гг. через присоединенную сеть осуществляло теплоснабжение и горячее водоснабжение двух жилых домов. Расчеты за поставляемую тепловую энергию производились через ДЕЗ по нормативам, установленным для населения. Поскольку нормативы составляют часть цены, определенной истцом, и тарифа, установленного с 01.02.2001 Тверской региональной энергетической комиссией, истец обратился в суд с настоящим иском.

Судом установлено, что до 01.02.2001 истец отпускал тепловую энергию по цене, установленной приказом генерального директора.

В силу статьи 424 ГК РФ в предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

В соответствии с Федеральным законом «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» тарифы на тепловую энергию, поставляемую коммерческими организациями, подлежат государственному регулированию.

С учетом изложенного суд первой и апелляционной инстанций пришел к обоснованному выводу о том, что имущественные потери истца в названный период не обусловлены нарушением его прав, поскольку законом не предусмотрено полное возмещение за счет бюджета не подтвержденных уполномоченным государственным органом издержек энергоснабжающей организации на производство тепловой энергии. Следовательно, требование о взыскании названных потерь в период с 01.11.2000 по 01.02.2001 не подлежит удовлетворению.

Согласно статье 15 Федерального закона «Об основах федеральной жилищной политики» оплата коммунальных услуг, оказываемых гражданам, проживающим в жилищном фонде независимо от форм собственности, осуществляется в порядке и на условиях, устанавливаемых Правительством Российской Федерации.

Судом установлено, что с учетом федеральных нормативов и нормативов, введенных представительным органом Тверской области, в бюджете г. Тверь были предусмотрены денежные средства на компенсацию разницы, образовавшейся вследствие применения введенных стандартов при продаже товаров (работ, услуг) по обеспечению теплом и горячей водой. Судом установлено, что потребность истца в компенсационных выплатах за февраль — декабрь 2001 г. составила 110099 рублей 37 копеек. Однако фактически Общество перечислило платежным поручением от 25.01.2001 N 202 в счет компенсации названных потерь 30000 рублей. Эти обстоятельства не оспариваются.

Отказывая в возмещении разницы между введенным нормативом и установленным тарифом на тепловую энергию, суд первой инстанции указал, что истец не доказал вину в действиях (бездействии) ответчиков. Суд сослался на то, что денежные средства, предусмотренные на возмещение названных потерь, Финансовое управление перечислило ЖКХ, а последнее перечислило эти средства ДЕЗ, которая и должна была произвести расчеты с истцом.

В силу статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Однако из имеющихся в материалах дела платежных документов, по которым Финансовое управление в 2001 г. перечисляло ЖКХ денежные средства, не видно, что в эти суммы вошли спорные компенсационные выплаты. Платежные документы, по которым ЖКХ перечислило ДЕЗ денежные средства, составляющие названные компенсационные выплаты, в материалах дела отсутствуют. Иные документы, подтверждающие, что ДЕЗ перечислялись денежные средства, предназначенные именно для возмещения спорных потерь истца, также отсутствуют.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что в бюджете г. Тверь были предусмотрены денежные средства для компенсации потерь истца. Из подлежащих возмещению 110099 рублей 37 копеек потерь возмещены 30000 рублей.

С учетом изложенного кассационная инстанция считает, что суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о необходимости удовлетворения заявленного требования в сумме 80099 рублей 37 копеек за счет средств казны г. Тверь (дело N А66-1441-03).

ФГОУ «Вельский совхоз-техникум» (далее — Учреждение) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с иском к администрации муниципального образования «Вельский район» (далее — Администрация) о взыскании задолженности за отпущенную тепловую энергию на отопление и горячее водоснабжение за период с 01.01.2000 по 31.12.2000 на основании договора о возмещении затрат на отопление жилого фонда от 01.01.2000.

Решением от 28.05.04, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 02.09.2004, иск удовлетворен.

В кассационной жалобе Администрация просила отменить решение и Постановление, передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По мнению подателя жалобы, суд сделал несоответствующие обстоятельствам дела выводы, и, кроме того, неправильно применил нормы материального права. Администрация указала в жалобе, что все поступившие из областного бюджета субвенции и трансферты на возмещение убытков предприятий по теплоэнергии были израсходованы строго по целевому назначению и в полном объеме. Кроме того, Администрация перевыполнила свои обязательства по возмещению разницы в тарифах на теплоэнергию по сравнению с предписанием Закона Архангельской области «Об областном бюджете на 2000 год». Податель жалобы полагает, что убытки Учреждения должны возмещаться за счет средств областного бюджета. Администрация также считает, что истец не доказал факт принадлежности ему жилого фонда, конкретный размер затрат по его отоплению, факт поставки теплоэнергии именно от его котельных. По мнению ответчика, Администрация по договору обязалась возмещать часть затрат Учреждения по отоплению только жилого фонда истца и муниципального жилого фонда, тогда как в приложении N 1 к договору, подписанному только истцом, указан также частный и приватизированный жилой фонд.

Кассационная инстанция Постановлением от 09.12.2004 отменила принятые по делу судебные акты и передала дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Как следует из материалов дела, 01.01.2000 между сторонами заключен договор N 29 на возмещение затрат на отопление жилого фонда, согласно которому Учреждение обязалось отпускать тепловую энергию, а Администрация — возмещать часть затрат по отоплению жилого фонда предприятия до момента передачи его в муниципальную собственность и муниципального жилого фонда согласно приложению N 1.

В соответствии с пунктом 3.3 указанного договора финансирование затрат на отопление жилого фонда производится исходя из разницы между стоимостью 1 Гкал отопления, утвержденной Администрацией, и уровня платежей населения в процентах от стоимости предоставляемых услуг в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации «О федеральных стандартах перехода на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг» от 26.05.1996 и Постановлением Правительства Российской Федерации «Об упорядочении системы оплаты жилья и коммунальных услуг» от 18.06.1996 N 707.

В соответствии с частью первой статьи 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

Согласно статье 2 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» тарифы на электрическую и тепловую энергию, поставляемую коммерческими организациями независимо от организационно-правовых форм, подлежат государственному регулированию.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 N 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» утвержден Перечень продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг, на которые государственное регулирование цен (тарифов) на внутреннем рынке Российской Федерации осуществляют органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В названный Перечень включены, в том числе электроэнергия и теплоэнергия, тарифы, которые регулируются региональными энергетическими комиссиями, а также оплата населением жилья и коммунальных услуг.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.02.1999 N 205 «О федеральных стандартах перехода на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг на 1999 год» установлен среди прочих федеральный стандарт уровня платежей граждан за предоставляемые жилищно-коммунальные услуги в целом по всем видам этих услуг в размере 60% их стоимости в 1999 г., который используется только как инструмент межбюджетных отношений при расчете трансфертов.

Этим же Постановлением органам государственной власти субъектов Российской Федерации рекомендовано исходить из установленных данным Постановлением федеральных стандартов при расчете минимального размера средств бюджета муниципального образования, направляемых на покрытие расходов предприятий и организаций жилищно-коммунального хозяйства.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.12.2000 N 965 уровень платежей граждан за жилищно-коммунальные услуги на 2000 г. установлен в размере 70%.

Согласно пункту 8 Постановления Правительства Российской Федерации от 02.08.1999 N 887 «О совершенствовании системы оплаты жилья и коммунальных услуг и мерах по социальной защите населения» ставки и тарифы на жилищно-коммунальные услуги (кроме тарифов на электроэнергию и газ) утверждаются органами местного управления. При этом установление предельных размеров платы населения за жилье и коммунальные услуги ниже федерального стандарта не может служить основанием для перераспределения средств.

В соответствии со статьей 38 Федерального закона от 28.08.1995 N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» финансовые средства, необходимые для осуществления органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, ежегодно предусматриваются соответственно в федеральном бюджете, в бюджетах субъектов Российской Федерации.

Законом Архангельской области от 08.07.1998 N 81-17-03 «О наделении органов местного самоуправления отдельными полномочиями в области государственного регулирования цен (тарифов)» органам местного самоуправления делегированы полномочия органов исполнительной власти Архангельской области по установлению и регулированию цен на коммунальные услуги для населения. При этом органы местного самоуправления исполняют переданные им государственные полномочия в той мере, в какой эти полномочия обеспечены материальными и финансовыми ресурсами из областного бюджета.

В соответствии со статьей 86 Бюджетного кодекса Российской Федерации расходы на обеспечение осуществления отдельных государственных полномочий, передаваемых на муниципальный уровень, финансируются исключительно из бюджетов субъектов Российской Федерации.

С учетом изложенного суду следовало установить, за счет средств какого бюджета должны возмещаться истцу затраты по отоплению жилого фонда в виде разницы между тарифами, установленными Администрацией для населения, и тарифами, установленными региональной энергетической комиссией. Учитывая, что правоотношения между сторонами по настоящему делу относятся к публичным, суду надлежало дать оценку заключенному между сторонами договору с точки зрения его соответствия действующему законодательству.

Суд первой инстанции неправильно определил правовую природу спорных правоотношений, что повлекло неправильное определение круга доказательств по делу и незаконность обжалуемого решения, принятого без установления всех фактических обстоятельств, имеющих значение для настоящего дела, без полного исследования имеющихся в деле доказательств.

Статьей 38 Закона Архангельской области от 23.02.2000 N 174-27-03 «Об областном бюджете на 2000 год» предписано учесть в бюджетах муниципальных образований, определенных расчетными параметрами доходов и расходов консолидированного бюджета области на 2000 г., расходы бюджетов на возмещение разницы в тарифах на теплоэнергию, отпускаемую населению, в том числе по Вельскому району в сумме 18835 тысяч рублей.

Суд первой инстанции не исследовал вопрос о фактическом исполнении бюджета Архангельской области за 2000 г. в этой части, не установил, получил ли ответчик денежные средства в указанном размере, а также не исследовал на основании первичных документов вопрос о фактическом исполнении в 2000 г. бюджета муниципального образования «Вельский район» в части возмещения разницы в тарифах на теплоэнергию.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что финансирование из областного бюджета по возмещению разницы в тарифах за отпущенную тепловую энергию населению в 2000 г. было фактически осуществлено, сделан без исследования первичных документов и основан лишь на том обстоятельстве, что ответчик не представил доказательств обратного.

Предметом исследования суда апелляционной инстанции была справка Финансово-экономического управления Администрации (далее — Управление) о фактическом исполнении бюджета муниципального образования «Вельский район» по возмещению предприятиям ЖКХ разницы в тарифах за 2000 г. на 101,7% от запланированного.

Довод апелляционной инстанции о том, что данное обстоятельство не освобождает ответчика от обязанности заплатить истцу взыскиваемую сумму, поскольку Управление не представило доказательств соответствия фактическим потребностям утвержденного на 2000 год плана, противоречит выводу апелляционной инстанции о том, что договором от 01.01.2000 предусмотрено возмещение разницы в тарифах на уровне финансирования из областного бюджета.

При новом рассмотрении дела суду надлежит восполнить указанную неполноту установленных по делу обстоятельств и разрешить спор по существу в соответствии с нормами процессуального и материального права (дело N А05-13781/03-16).

— Общество не может нести убытки, возникающие в результате государственного регулирования тарифов для населения, и не является получателем субсидий на их покрытие. Поскольку ценой реализации тепловой энергии Кооперативу является тариф, утвержденный РЭК, Общество правомерно предъявило к оплате НДС, начисленный на стоимость тепловой энергии, определенную исходя из данного тарифа. При таких обстоятельствах кассационная инстанция не может согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что потребленная тепловая энергия оплачена Кооперативом по установленному для населения тарифу с учетом НДС, а Общество, не являясь плательщиком НДС с полученных из городского бюджета субсидий на покрытие убытков, возникающих в результате государственного регулирования тарифов, не вправе требовать от Кооператива задолженности, составляющей НДС, начисляемый на суммы субсидий.

ОАО «Архангельские коммунальные системы» (далее — Общество) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с иском к ЖСК «Волна-1» (далее — Кооператив) о взыскании задолженности по оплате потребленной тепловой энергии, образовавшейся в период с 01.01.2004 по 31.12.2004, и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением от 14.06.2005 в иске отказано.

В кассационной жалобе Общество просило решение отменить, иск удовлетворить. Податель жалобы указал на то, что Общество при реализации тепловой энергии Кооперативу правомерно предъявило к оплате задолженность, составляющую сумму налога на добавленную стоимость (далее — НДС).

Кассационная инстанция Постановлением от 14.10.2005 отменила решение суда и передала дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Как следует из материалов дела, Общество осуществляет теплоснабжение жилых домов Кооператива, расположенных в г. Архангельск.

В период с 01.01.2004 по 31.12.2004 указанные объекты Кооператива потребляли тепловую энергию через установки, присоединенные к сетям энергоснабжающей организации, поэтому судом обоснованно указано на возникновение у Кооператива обязанности по оплате потребленной тепловой энергии.

Согласно пункту 1 статьи 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

Судом установлено и сторонами не оспаривается, что оплата тепловой энергии производилась Кооперативом по тарифу для населения в размере 491,6 рубля за 1 Гкал с учетом НДС, установленным решением Архангельского городского Совета депутатов от 05.02.2004 N 271, а возмещение разницы между указанным тарифом и тарифом в размере 990 рублей за 1 Гкал без НДС, установленным для энергоснабжающей организации, производилось Управлением жилищно-коммунального хозяйства и энергетики мэрии г. Архангельска (далее — Управление) путем перечисления денежных средств на расчетный счет Общества.

Предъявленная Обществом к взысканию задолженность составляет сумму НДС, начисленного на разницу в тарифах.

В соответствии с пунктом 2 Порядка финансирования расходов на покрытие убытков, возникающих в результате государственного регулирования тарифов на тепловую энергию, отпускаемую для населения г. Архангельска в 2004 г., утвержденным распоряжением мэра г. Архангельска от 29.04.2004 N 444-р, размер подлежащего возмещению убытка, возникающего в результате государственного регулирования тарифов на тепловую энергию, отпускаемую организациями на нужды отопления и горячего водоснабжения населения, проживающего в жилищном фонде города, определяется как разница стоимости фактически отпущенного энергоснабжающими организациями объема тепловой энергии по тарифам (без НДС), утвержденным региональной энергетической комиссией (далее — РЭК), и стоимости этого же объема тепловой энергии по тарифу для населения (без НДС), утвержденному Архангельским городским Советом депутатов.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что потребленная тепловая энергия оплачена Кооперативом по установленному для населения тарифу с учетом НДС, а Общество, не являясь плательщиком НДС с полученных из городского бюджета субсидий на покрытие убытков, возникающих в результате государственного регулирования тарифов, не вправе требовать от Кооператива задолженности, составляющей НДС, начисляемого на суммы субсидий.

Кассационная инстанция не может согласиться с указанным выводом.

Общество реализует тепловую энергию не населению, а Кооперативу по тарифу в размере 990 рублей за 1 Гкал без НДС, утвержденному РЭК.

В силу изложенного Общество не может нести убытки, возникающие в результате государственного регулирования тарифов для населения, и не является получателем субсидий на их покрытие.

Денежные средства, составляющие разницу между экономически обоснованным тарифом и тарифом для населения, перечисляемые Управлением на основании писем Кооператива Обществу, являются для последнего ни чем иным как платой за тепловую энергию, облагаемой НДС на общих основаниях.

Обязанность налогоплательщика предъявить к оплате покупателю при реализации товаров (работ, услуг) дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг) соответствующую сумму НДС предусмотрена пунктом 1 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации.

Поскольку ценой реализации тепловой энергии Кооперативу является тариф, утвержденный РЭК (990 рублей за 1 Гкал), Общество правомерно предъявило к оплате НДС, начисленный на стоимость тепловой энергии, определенную исходя из данного тарифа.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение подлежит отмене, а дело — передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует проверить обоснованность требований истца по размеру (дело N А05-3350/2005-5).

— Плата, взимаемая за реактивную энергию, не является тарифом на электрическую энергию и не подлежит регулированию в соответствии с Федеральным законом «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации».

ОАО «Ижорские заводы» (далее — Завод) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ОАО «Ленэнерго» о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда от 01.07.2002 исковые требования удовлетворены.

Постановлением апелляционной инстанции от 02.09.2002 решение отменено, в иске отказано.

В кассационной жалобе Завод просил отменить Постановление апелляционной инстанции, а решение оставить в силе, ссылаясь на несоответствие выводов суда апелляционной инстанции материалам дела. Податель жалобы полагает, что при принятии обжалуемого судебного акта суд апелляционной инстанции нарушил нормы статьи 424 ГК РФ, Федерального закона «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» (далее — Закон о регулировании). При этом Завод ссылался на следующее:

— предусматривая государственное регулирование цен на электрическую энергию, действующее законодательство не содержит исключений относительно реактивной энергии;

— размер платы за потребление и генерацию реактивной энергии, неосновательно полученной ответчиком, установлен ОАО «Ленэнерго» незаконно;

— договором от 01.01.2001 не предусмотрена обязанность истца уплачивать надбавки к тарифу за потребление и генерацию реактивной энергии;

— расходы энергоснабжающей организации по обеспечению своей деятельности могут быть возложены на абонента только с условием учета таких расходов при установлении тарифа. Однако ОАО «Ленэнерго» предъявило к оплате спорную сумму сверх установленного тарифа.

Кассационная инстанция Постановлением от 08.01.2004 оставила Постановление апелляционной инстанции без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, между ОАО «Ленэнерго» (энергоснабжающая организация) и Заводом (абонент) заключен договор электроснабжения от 01.01.1999 N 00053-1 в редакции от 01.01.2001. Пунктом 4.5 названного договора предусмотрено, что абонент оплачивает фактически потребленную энергию по показаниям приборов учета, вносит плату за реактивную энергию, потребленную сверх установленных договором экономических значений, а также за генерируемую реактивную энергию в сеть энергоснабжающей организации.

Из материалов дела следует, что при заключении договора от 01.01.1999 абонент возражал против его отдельных условий, о чем составлен протокол разногласий. При этом возражений по поводу редакции пункта 4.5 договора, предусматривающего взимание платы за реактивную энергию и мощность, потребленные сверх установленных договором экономических значений, от абонента не поступило. Соглашением от 01.01.2001 стороны продлили срок действия договора от 01.01.1999 N 00053-1 без каких-либо разногласий.

Абонент, полагая, что условие договора, предусматривающее его обязанность оплачивать потребление и генерацию реактивной энергии, является ничтожным, поскольку не соответствует статье 424 ГК РФ и статье 2 Закона о регулировании, обратился в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании с ОАО «Ленэнерго» на основании статьи 1102 ГК РФ неосновательного обогащения, составляющего излишне уплаченную Заводом сумму за генерацию и потребление электрической энергии согласно выставленным энергоснабжающей организацией счетам-фактурам.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции указал, что затраты энергоснабжающей организации на генерирование реактивной энергии уже включены в тарифы и каждый потребитель компенсирует расходы энергоснабжающей организации по устранению вредных последствий реактивной энергии (генерации) для поддержания надлежащего качества электрической энергии в общей сети, оплачивая ее по тарифам, установленным уполномоченным государственным органом для той группы потребителей, к которой данный потребитель относится.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что стоимость услуг энергоснабжающей организации, связанных с проведением мероприятий по компенсации реактивной энергии и мощности, не подлежит регулированию названным Законом, поскольку реактивная энергия не является товаром.

Согласно пункту 1 статьи 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон, а в предусмотренных законом случаях применяются цены, устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

В соответствии со статьей 1 Закона о регулировании под тарифами на электрическую и тепловую энергию понимается система ценовых ставок, по которым осуществляются расчеты за электрическую энергию (мощность) и тепловую энергию (мощность). На основании статьи 2 названного Закона государственному регулированию подлежат тарифы на электрическую и тепловую энергию, поставляемую коммерческими организациями независимо от их организационно-правовых форм.

Однако ОАО «Ленэнерго» не поставляет абоненту реактивную энергию, на что обоснованно указал суд апелляционной инстанции. Напротив, энергоснабжающая организация выполняет функции по преобразованию реактивной энергии, поступаемой от абонента, в целях предотвращения снижения качества электроэнергии в общей сети. Выводы суда апелляционной инстанции подтверждаются имеющимися в материалах дела ответами государственного учреждения «Петербурггосэнергонадзор» от 26.07.2002 N 03-1966, государственного учреждения «Леноблгосэнергонадзор» от 21.02.2002 N 01/213 на запросы Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-18810/02, что реактивная энергия, поступающая из сетей потребителей в сети энергоснабжающей организации, может привести к увеличению напряжения в сети выше допустимого, т. е. к снижению качества электрической энергии.

В связи с этим суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что плата, взимаемая за реактивную энергию, не является тарифом на электрическую энергию и не подлежит регулированию в соответствии с Законом о регулировании. В связи с этим ссылка суда первой инстанции и Завода на пункт 1 статьи 424 ГК РФ является необоснованной.

Довод абонента о том, что ОАО «Ленэнерго» как энергоснабжающая организация обязано обеспечивать надлежащее качество поставляемой энергии и поэтому должно нести дополнительные расходы по обеспечению качества электрической энергии в энергосистеме в целом, является необоснованным, так как договором энергоснабжения предусмотрено взимание платы только за реактивную энергию и мощность, превышающие установленные договором экономические значения.

Ссылка подателя жалобы на то, что расходы энергоснабжающей организации по обеспечению своей деятельности могут быть возложены на потребителя только через учет таких расходов при установлении тарифа, не основана на действующем законодательстве и не может быть принята во внимание и в силу того, что в этом случае последствия работы особо мощных электроустановок отдельных абонентов придется оплачивать всем другим абонентам, электроустановки которых не оказывают вредного воздействия на энергосистему в целом.

При таких обстоятельствах пункт 4.5 договора не противоречит статье 424 ГК РФ и Закону о регулировании.

Согласно статье 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Поскольку оплата реактивной энергии сверх установленных договором экономических значений, а также генерируемой реактивной энергии в сеть энергоснабжающей организации производилась в соответствии с пунктом 4.5 названного договора, то взыскиваемая сумма не может рассматриваться как неосновательное обогащение, на что правильно указал суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного Постановление апелляционной инстанции следует оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения (дело N А56-16831/03).

21.02.2003 Государственной Думой принят Федеральный закон «Об электроэнергетике», одобренный Советом Федерации 12.03.2003. В настоящее время Федеральный закон действует с изменениями, внесенными Федеральным законом от 22.08.2004 N 122-ФЗ.

Следует отметить, что названный Федеральный закон не находит пока своего практического применения арбитражными судами, за исключением, быть может, случаев, когда предметом рассмотрения суда является рассмотрение разногласий, возникающих между сторонами в процессе заключения договоров энергоснабжения (статьи 445, 446 ГК РФ).

Между тем указанная категория дел не является предметом исследования по данному обобщению.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *