Правовой статус органа юридического лица

(Матвеева Э. Ю.) («Юрист», 2013, N 7) Текст документа

ПРАВОВОЙ СТАТУС ОРГАНА ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

Э. Ю. МАТВЕЕВА

Матвеева Эржена Юрьевна, аспирант кафедры гражданского права Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

В статье рассматриваются два подхода к пониманию сущности органа юридического лица. Автор приходит к обоснованности подхода, согласно которому под органом юридического лица понимается его особый представитель.

Ключевые слова: орган юридического лица, имущественная ответственность, представительство, корпоративное право, правосубъектность.

The legal status of a legal entity body E. Yu. Matveeva

The article considers two approaches to understanding of the essence of a legal entity body. The author supports the point of view according to which a legal entity body is his special representative.

Key words: a legal entity body, property accountability, representation, corporate law, legal personality.

Проблема определения правового статуса органа юридического лица неоднократно исследовалась в юридической литературе, однако единого мнения учеными-правоведами пока не выработано. В связи с этим ученые по-разному определяют и само понятие органа юридического лица. Так, иногда под органом понимают «организационно оформленную часть юридического лица, представленную одним либо несколькими физическими лицами» (С. Д. Могилевский <1>, С. Г. Бушева <2> и др.), «лицо или группу лиц, представляющих интересы юридического лица в отношениях с другими субъектами права без специальных на то полномочий» (И. В. Матанцев <3>, В. И. Елисеев <4> и др.) или же трактуют органы в качестве представителей особого рода <5>. ——————————— <1> См.: Могилевский С. Д. Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. М., 2001. С. 104 — 123. <2> См.: Бушева С. Г. Орган юридического лица: правовой статус и соотношение со смежными институтами // Законодательство. 2005. N 2. С. 63 — 64. <3> См.: Матанцев И. В. Юридические лица // Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. М., 1998. С. 91. <4> См.: Елисеев В. И. Юридические лица // Гражданское право: Учебник: В 3 т. Том 1 / Под общ. ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2007. С. 153 — 154. <5> См.: Богданов Е. В. Правовое положение органа юридического лица // Журнал российского права. 2001. N 3. С. 113; Цепов Г. В. Понятие органа юридического лица по российскому законодательству // Правоведение. 1998. N 3. С. 91.

Кроме того, различные трактовки этого понятия во многом связаны с отсутствием в российском законодательстве общего определения понятия органа юридического лица. Статья 53 Гражданского кодекса Российской Федерации <6> (далее — ГК РФ) прямо понятие органа юридического лица не определяет, однако путем толкования нормы можно прийти к выводу, что под органом юридического лица законодатель понимает лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица выступают от его имени. ——————————— <6> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 21 окт. 1994 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301; Рос. газ. 1994. 8 дек.

Как уже отмечалось, к единому мнению относительно правовой природы органа юридического лица ученые пока не пришли, вместе с тем в цивилистической доктрине можно выделить два подхода к пониманию сущности органа юридического лица. Согласно первому подходу под органом юридического лица понимается особый представитель, полномочия которого основаны на законе и учредительных документах организации. Сторонники второго подхода рассматривают орган юридического лица как составную часть юридического лица, предназначенную для реализации его правосубъектности. Главным отличием указанных подходов является то, что ученые, видящие в органе представителя, считают, что за органом стоит обладающее волей юридическое лицо, подобно тому, как за представителем стоит представляемый. Сторонники же разграничения полагают, что за волей органа нет никакой другой воли <7>. ——————————— <7> См.: Рясенцев В. А. Представительство и сделки в современном гражданском праве. М., 2006. С. 170.

Первый подход основывается на теории фикции. Принято считать, что возникновение данной теории связано с высказыванием Папы Иннокентия IV, который на вопрос о возможности отлучения корпорации от церкви ответил, что корпорацию отлучить от церкви невозможно, так как она существует лишь в человеческом воображении <8>. ——————————— <8> См.: Грибанов В. П. Юридические лица. М., 1961. С. 10.

С развитием капитализма теория фикции получила широкое распространение, наибольшее развитие она получила в германской цивилистической литературе XIX в. Теория фикции была воспринята представителями исторической школы права (Савиньи, Пухта), была поддержана рядом русских дореволюционных цивилистов (Г. Ф. Шершеневич <9>, А. М. Гуляев <10>). Видимо, данная теория оказала влияние на рассмотрение вопроса в юридической литературе. ——————————— <9> См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. СПб., 1907. С. 118 (цит. по: Грибанов В. П. Юридические лица. М., 1961. С. 11). <10> См.: Гуляев А. М. Русское гражданское право. СПб., 1911. С. 74 — 75.

В юридической литературе советского периода по рассматриваемому вопросу было высказано три точки зрения. Согласно первой орган юридического лица рассматривался в качестве законного представителя (Я. М. Магазинер <11>, П. И. Стучка <12>, С. Н. Ландкоф <13>, И. В. Шерешевский <14>). Так, например, профессор И. В. Шерешевский отмечал, что «все различие между органами и представителями в тесном смысле этого слова сводится к тому, что первые действуют «по закону», а вторые «по полномочию». Во всем остальном деятельность тех и других совершенно одинакова» <15>. Представители второй точки зрения полагали, что органы юридического лица не могут считаться представителями, в частности, по закону <16> (Г. К. Матвеев, О. С. Иоффе, В. А. Рясенцев, Б. Б. Черепахин и др.). Сторонники третьей точки зрения кроме представительства законного и добровольного вводят, хотя и с оговорками, представительство уставное, которое осуществляется органами юридического лица на основании устава. Они не признают органы законными представителями, а рассматривают их как представителей особого рода, именуя их уставными (первоначальная точка зрения С. Н. Братуся и др.). ——————————— <11> См.: Магазинер Я. М. Советское хозяйственное право. Л., 1928. С. 121. <12> См.: Стучка П. И. Курс советского гражданского права: В 3 т. Т. 2. М., 1929. С. 156. <13> См.: Ландкоф С. Н. Основи цивiльного права. Киiв, 1948. С. 122 — 123 (цит. по: Черепахин Б. Б. Органы и представители юридического лица // Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 473). <14> См.: Шерешевский И. В. Представительство // Комментарий к ГК РСФСР. М., 1925. С. 5 — 6. <15> См.: Там же. <16> См.: Перетерский И. С. Представительство // Научный комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. М., 1929. Вып. 15 — 16. С. 7.

В настоящее время точку зрения на органы как на представителей юридического лица разделяют Е. В. Богданов <17>, В. В. Витрянский <18>, Д. И. Дедов <19>, Н. В. Козлова <20>, Д. И. Степанов <21>, Г. В. Цепов <22> и др. ——————————— <17> См.: Богданов Е. В. Указ. соч. С. 112. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное). —————————————————————— <18> См.: Витрянский В. В. Проблемы недействительности договора // Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Книга первая. Общие положения. М., 2009. С. 847. <19> См.: Дедов Д. И. Конфликт интересов. М., 2004. С. 39 — 40. <20> См.: Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. С. 348 — 352. <21> См.: Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 63. <22> См.: Цепов Г. В. Указ. соч. С. 91.

Как подчеркивает Е. В. Богданов, «функции по представительству юридического лица в завуалированной форме возложены на лицо, исполняющее обязанности органа юридического лица. Функции представительства включаются в правовой статус органа юридического лица в числе прочих. Поэтому нормы о представительстве могут быть применены к отношениям с участием органа юридического лица. Орган юридического лица является его представителем, но обладает при этом в действительности правосубъектностью физического лица» <23>. ——————————— <23> Богданов Е. В. Указ. соч. С. 111 — 113.

Г. В. Цепов, рассматривая юридическое лицо как фикцию, отмечает, что воля юридического лица не может существовать в действительности, а для ее возникновения необходимо действие реально существующего субъекта, каковым является лицо, выполняющее функции его органа. По мнению Г. В. Цепова, норма п. 3 ст. 53 ГК РФ прямо указывает на действия лица, которое в силу закона или учредительных документов выступает от имени юридического лица, как на представление его интересов. «Представление является представлением скорее чужих интересов, понимаемых как объективные потребности, нежели чужой воли, трактуемой как способности лица осознать и удовлетворить данную потребность. При таком подходе в случае понимания представительства как представления интересов следует признать особым видом представительства действия лица, исполняющего функции единоличного органа» <24>. ——————————— <24> Цепов Г. В. Указ. соч. С. 90 — 91.

Среди современных представлений ученых о сущности органов юридического лица отметим также концепцию Н. В. Козловой <25>, исследовавшей проблему правосубъектности юридического лица. Автор полагает, что юридическое лицо и субъекты, выполняющие функции его органов, находятся в гражданско-правовых отношениях, являющихся особым видом представительства — корпоративного представительства. Специфика такого представительства, по мнению ученого, состоит в том, что «физические лица, составляющие органы юридического лица, во внутренних, корпоративных отношениях являются самостоятельными субъектами, проявляющими собственную волю, тогда как во внешних отношениях между юридическим лицом и третьими лицами действия корпоративного представителя считаются действиями самого представляемого юридического лица, воля которого формируется этими представителями, но не сводится к их воле» <26>. ——————————— <25> См.: Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. С. 348 — 352. <26> Там же.

Н. В. Козлова в своем исследовании приходит к выводу, что органы юридического лица являются «самостоятельными субъектами, которые действуют в рамках предоставленных им полномочий и которые в процессе своей деятельности проявляют собственную волю. Однако в силу принципов имущественной обособленности и организационного единства во внешних отношениях орган выступает как организационно обособленная, структурно оформленная часть самого юридического лица» <27>. ——————————— <27> Там же. С. 49.

Д. А. Сумской, исследовавший проблему гражданско-правового положения органа юридического лица, замечает, что данная концепция не лишена недостатков <28>. Автор полагает, что если исходить из тезиса, что корпоративные отношения существуют между любым юридическим лицом, то тем самым можно поставить знак равенства между понятиями «корпорация» и «юридическое лицо». Следовательно, «во-первых, одно из этих понятий является не нужным, поскольку они дублируют друг друга. Во-вторых, концепция Н. В. Козловой фактически повторяет концепцию органа юридического лица как его особого представителя, так как никаких отличий, помимо названия, в них нет» <29>. Кроме того, Д. А. Сумской полагает, что «если исходить из тезиса, что корпорациями являются не все юридические лица, а лишь некоторые из них, то отсюда следует, что назвать орган юридического лица его корпоративным представителем можно будет лишь в отношении некоторых юридических лиц, являющихся корпорациями, но далеко не всех. Соответственно концепция Н. В. Козловой может быть применима не ко всем юридическим лицам и не может признаваться универсальной» <30>. ——————————— <28> См.: Сумской Д. А. Гражданско-правовое положение органа юридического лица. М., 2007. С. 162. <29> Там же. <30> Там же.

Отметим, что в своей концепции Н. В. Козлова исходит из того, что право на участие в управлении юридическим лицом имеет корпоративный характер. Позволим себе предположить, что именно поэтому отношения между юридическим лицом и гражданином либо организацией, выполняющими функции единоличного исполнительного органа, автор квалифицирует как гражданско-правовые корпоративные отношения. Если исходить из такого понимания, то точка зрения Д. А. Сумского о том, что назвать орган его корпоративным представителем можно лишь в отношении тех юридических лиц, которые являются корпорациями, представляется не совсем обоснованной. С другой стороны, Д. А. Сумской справедливо замечает, что концепция Н. В. Козловой фактически повторяет концепцию органа юридического лица как его особого представителя и не выявляет каких-либо сущностных отличий между ними. Второй подход к пониманию сущности органа юридического лица, трактующий его как составную часть юридического лица, так или иначе базируется на реалистических теориях сущности юридического лица. Сторонники этих теорий признавали реальность юридического лица как субъекта права. По их мнению, юридическое лицо обладает своими интересами и действует по собственной воле. Основой реалистических теорий явилась так называемая органическая теория, выдвинутая впервые Безелером, наиболее полно развитая Отто Гирке и представленная впоследствии в Германии Регельсбергером, Леонгардом, во Франции — Саллейлем, Мишу, Жени и др. В России (СССР) одним из сторонников второго подхода являлся С. Н. Братусь, который, в частности, отмечал, что юридическое лицо есть социальная реальность, воля юридического лица является именно его волей, хотя психологически она вырабатывается и изъявляется его органами. Орган является частью юридического лица, поэтому какие-либо юридические отношения между органом и юридическим лицом невозможны. «Возможны только правоотношения между людьми, наделенными свойствами органа, и самим юридическим лицом, в которых эти лица не выступают в качестве органов (трудовые, гражданские)» <31>. Б. Б. Черепахин подчеркивал, что «только от органов могут исходить внешние волевые акты юридического лица: сделки, процессуальные акты и другие правомерные юридические действия» <32>. Этому же ученому принадлежит известное выражение: «…орган представляет юридическое лицо, которое в его лице совершает юридические действия. Однако нельзя говорить, что орган представительствует от имени юридического лица» <33>. ——————————— <31> Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1997. С. 66 — 67, 113. <32> Черепахин Б. Б. Органы и представители юридического лица // Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 468 — 477. <33> Там же.

В настоящее время указанной точки зрения придерживаются М. И. Брагинский <34>, С. Г. Бушева <35>, В. В. Долинская <36>, Д. В. Ломакин <37>, С. Д. Могилевский <38>, И. Ш. Файзутдинов <39>, Д. А. Сумской <40>, Е. А. Суханов <41>, Б. Б. Эбзеев <42> и др. ——————————— <34> См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Рос. Федерации. М., 1995. С. 104. <35> См.: Бушева С. Г. Указ. соч. С. 63 — 64. <36> См.: Долинская В. В. Юридические лица // Гражданское право. Часть первая: Учебник / Отв. ред. В. П. Мозолин, А. И. Масляев. М., 2007. С. 130. <37> См.: Ломакин Д. В. Общие положения об органах акционерного общества // Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. М., 2005. С. 93 — 95. <38> См.: Могилевский С. Д. Указ. соч. С. 104 — 123. <39> См.: Файзутдинов И. Ш. Юридические лица // Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1 / Под ред. О. Н. Садикова. М., 2010. С. 79. <40> См.: Сумской Д. А. Указ. соч. С. 162. <41> См.: Суханов Е. А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2005. С. 240. <42> См.: Эбзеев Б. Б. Участие акционерных обществ в гражданском обороте: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 95.

Юридическое лицо есть фикция. Поэтому воля юридического лица не может существовать в действительности, и для ее возникновения необходимо действие реально существующего субъекта, каковым является лицо, выполняющее функции его органа. Более обоснованной в связи с этим представляется первая точка зрения. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. Юридическое лицо — это искусственный субъект, созданный в установленном законом порядке. За искусственным субъектом должен находиться субъект, который в действительности обладает правосубъектностью. Этим субъектом и является физическое лицо. В конечном счете только оно может выступать в качестве органа юридического лица. В этом качестве физическое лицо самостоятельно действует в рамках предоставленных ему полномочий, проявляя в процессе своей деятельности собственную волю. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на следующее. Проектом Концепции развития законодательства о юридических лицах <43> предлагалось уточнить определение органа юридического лица (абз. 1 п. 1 ст. 53 ГК РФ) путем указания на то, что речь идет о лицах (т. е. субъектах права), составляющих органы юридического лица (ср. п. 3 ст. 53 ГК РФ). По-видимому, авторы проекта Концепции пришли к этому заключению, задавшись вопросом, каким образом орган юридического лица может нести имущественную ответственность перед юридическим лицом за свои действия, если предположить, что органы юридического лица составляют его часть. В окончательной же редакции Концепции <44> положение об органах юридического лица как о лицах не нашло своего отражения, она содержит лишь предложение об усилении имущественной (деликтной) ответственности органов юридического лица перед соответствующим юридическим лицом. ——————————— <43> См.: Протокол от 16 марта 2009 г. N 68 Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства // URL: http://prime-law. ru/news/koncepcii-razvitiya-zakonodatelstva-o-yuridicheskix-licax-protokol-68-ot-16-marta-2009-g (дата обращения: 20.05.2009). <44> См.: Концепция развития гражданского законодательства Рос. Федерации // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. N 11. С. 6 — 100.

Таким образом, точка зрения об органе юридического лица как о его особом представителе видится более обоснованной. Трактовка органа юридического лица как его составной части не объясняет, каким образом юридическое лицо как искусственный субъект права выражает свою волю. За искусственным субъектом должен находиться субъект, который в действительности обладает правосубъектностью, каковым и является физическое лицо.

ЛИТЕРАТУРА

1. Богданов Е. В. Правовое положение органа юридического лица // Журнал российского права. 2001. N 3. 2. Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1997. 3. Бушева С. Г. Орган юридического лица: правовой статус и соотношение со смежными институтами // Законодательство. 2005. N 2. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное). —————————————————————— 4. Витрянский В. В. Проблемы недействительности договора // Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Книга первая. Общие положения. М., 2009. 5. Грибанов В. П. Юридические лица. М., 1961. 6. Гуляев А. М. Русское гражданское право. СПб., 1911. 7. Дедов Д. И. Конфликт интересов. М., 2004. 8. Долинская В. В. Юридические лица // Гражданское право. Часть первая: Учебник / Отв. ред. В. П. Мозолин, А. И. Масляев. М., 2007. 9. Елисеев В. И. Юридические лица // Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 1 / Под общ. ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2007. 10. Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. 11. Козлова Н. В. Гражданско-правовой статус органов юридического лица // Хозяйство и право. 2004. N 8. 12. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. М., 1995. С. 104. 13. Ломакин Д. В. Общие положения об органах акционерного общества // Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. М., 2005. 14. Магазинер Я. М. Советское хозяйственное право. Л., 1928. 15. Матанцев И. В. Юридические лица // Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. М., 1998. 16. Могилевский С. Д. Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. М., 2001. 17. Перетерский И. С. Представительство // Научный комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. М., 1929. Вып. 15 — 16. 18. Рясенцев В. А. Представительство и сделки в современном гражданском праве. М., 2006. 19. Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. 20. Стучка П. И. Курс советского гражданского права: В 3 т. Т. 2. М., 1931. 21. Сумской Д. А. Гражданско-правовое положение органа юридического лица. М., 2007. 22. Суханов Е. А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2005. 23. Файзутдинов И. Ш. Юридические лица // Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1 / Под ред. О. Н. Садикова. М., 2010. 24. Цепов Г. В. Понятие органа юридического лица по российскому законодательству // Правоведение. 1998. N 3. 25. Черепахин Б. Б. Органы и представители юридического лица // Труды по гражданскому праву. М., 2001. 26. Шерешевский И. В. Представительство // Комментарий к ГК РСФСР. М., 1925. 27. Эбзеев Б. Б. Участие акционерных обществ в гражданском обороте: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 95.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *