Анализ основных правовых позиций Верховного Суда РФ по вопросам применения норм ГК РФ о поручительстве

(Акуленко Е. А.) («Закон», 2013, N 3) Текст документа

АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ВОПРОСАМ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ГК РФ О ПОРУЧИТЕЛЬСТВЕ

Е. А. АКУЛЕНКО

Акуленко Елена Александровна, кандидат юридических наук.

В статье рассмотрены вопросы правомерности предъявления кредитором исковых требований к поручителю в обход самого должника; получения абстрактного согласия поручителя на изменение условий обеспеченного им обязательства; прекращения поручительства в случае утраты иного обеспечения основного обязательства, а также в связи с истечением срока давности предъявления кредитором требования к поручителю; правовой судьбы поручительства в случае смерти гражданина-должника и в случае ликвидации юридического лица — должника.

Ключевые слова: поручительство, прекращение поручительства, смерть должника, ликвидация юридического лица — должника, Верховный Суд РФ.

Поручительство является одним из наиболее востребованных способов обеспечения исполнения обязательства. Однако практика применения норм ГК РФ о поручительстве не всегда однозначна и единообразна. Верховным Судом Российской Федерации постоянно ведется работа по формированию единообразной судебной практики в сфере поручительства. ВС РФ неоднократно разъяснял конкретные вопросы поручительства, возникающие у правоприменителей, посредством дачи соответствующих разъяснений, содержащихся в обзорах судебной практики ВС РФ и в его коллегиальных определениях. В данной статье предпринята попытка проанализировать и обобщить основные правовые позиции ВС РФ по вопросам применения норм ГК РФ о поручительстве. Для более удобного восприятия правовых позиций ВС РФ по вопросам применения норм § 5 главы 23 ГК РФ попытаемся их разграничить по содержанию разрешаемых проблемных вопросов. 1. В практике судов общей юрисдикции возникал вопрос относительно правомерности предъявления кредитором исковых требований к поручителю в обход самого должника. В соответствии с п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Таким образом, возможность реализации права кредитора на предъявление требования к поручителю поставлена в зависимость от нарушения должником обеспеченного обязательства (неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного обязательства). ВС РФ исходит из того, что после наступления самого факта просрочки исполнения обязательства должником ГК РФ, с учетом солидарного характера ответственности поручителя, не ставит право кредитора требовать исполнения обязательства только поручителем в зависимость от возможности исполнить обязательство самим должником <1>. ——————————— <1> См., напр.: Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 17.02.2009 N 24-В09-1, от 13.12.2011 N 18-В11-91, от 18.05.2010 N 10-В10-3.

2. Верховным Судом РФ была сформулирована правовая позиция относительно получения согласия поручителя на изменение условий обеспеченного им обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается в случае изменения обеспеченного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. По мнению ВС РФ, согласие поручителя на возможные изменения условия обеспеченного им обязательства, которые могут повлечь увеличение его ответственности перед кредитором, должно быть выражено в письменной форме <2>. ——————————— <2> См.: Определение судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 14.03.2012 N 77-В11-10.

На практике некоторые правоприменители, несмотря на наличие в договоре поручительства пункта об исполнении поручителем обязательства в случае любых изменений основного договора, полагали, что о таких изменениях необходимо постоянно извещать поручителя, согласовывая с ним их в той же форме, в которой был заключен договор. Однако ВС РФ с такими выводами не согласился. По его мнению, в п. 1 ст. 367 ГК РФ определены условия прекращения договора поручительства, а именно: изменение основного обязательства, увеличение ответственности поручителя, отсутствие согласия поручителя на изменение условий. При этом по смыслу закона данные обстоятельства должны иметь место в совокупности. Данная статья не содержит такого основания для признания договора поручительства прекратившим действие, как неизвещение поручителя об изменении условий кредитного договора. Наличие в договоре поручительства условия о согласии поручителя на любое изменение кредитного договора, влекущее увеличение его ответственности или иные неблагоприятные для него последствия (например, изменение размера процентов за пользование кредитом), является, по мнению ВС РФ, не чем иным как абстрактным согласием поручителя на изменение кредитного договора, поэтому у сторон кредитного договора в данном случае отсутствует необходимость согласования с поручителем изменения его условий в каждом конкретном случае <3>, в связи с чем наличие выраженного в самом договоре поручительства такого согласия поручителя не требует оформления дополнительного соглашения между кредитором и поручителем <4>. ——————————— <3> См.: Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 21.12.2010 N 16-В10-24, от 21.12.2010 N 16-В10-25, от 22.02.2011 N 11-В10-16. <4> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 12.07.2011 N 16-В11-9; Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2011 года, утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 07.12.2011.

Таким образом, ВС РФ разъяснил, что норма п. 1 ст. 367 ГК РФ не исключает возможность получения абстрактного (предварительного) согласия поручителя на любые изменения обеспеченного им обязательства. 3. Следующая проблема, с которой на практике столкнулись суды общей юрисдикции и которая нашла свое разрешение в судебных актах ВС РФ, была связана с прекращением поручительства в случае утраты иного обеспечения основного обязательства (например, залога или другого поручительства). Практика судов общей юрисдикции в определении правовой судьбы поручительства при указанных обстоятельствах не была единообразной. Так, например, решением Северобайкальского городского суда Республики Бурятия от 31.10.2006, оставленным без изменения Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 04.12.2006, исковые требования банка к должнику и поручителю были удовлетворены только к должнику. Отказывая в удовлетворении иска к поручителю, суд исходил из того, что кредитное обязательство было обеспечено двумя договорами поручительства, один из которых впоследствии был признан недействительным. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что признание недействительным договора поручительства в отношении одного (первого) поручителя влечет неблагоприятные последствия для другого (второго) поручителя. ВС РФ не согласился с таким выводом, поскольку по смыслу ст. 363 ГК РФ ответственность поручителя наступает при наличии определенных условий — нарушении должником своего обязательства. Признание недействительным поручительства как одного из способов обеспечения исполнения обязательства не является обстоятельством, влекущим увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для другого поручителя <5>. ——————————— <5> См.: Определение ВС РФ от 21.03.2008 N 73-В07-5.

По другому делу ВС РФ, отменяя решения нижестоящих судов, сделал вывод о том, что смерть одного из поручителей не изменяет обеспечиваемое обязательство и не относится к тем обстоятельствам, с которыми положения ст. 367 ГК РФ связывают возможность прекращения поручительства <6>. ——————————— <6> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 08.11.2011 N 46-В11-23.

Правоприменители нередко исходили из того, что необходимо получить согласие поручителя на изменение или отказ кредитора от иных, помимо поручительства, способов обеспечения исполнения обязательства. Однако, по мнению ВС РФ, не только утрата одного из обеспечений обязательства, но и его изменение не прекращают поручительство. Так, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, пересматривая судебные акты по делу о прекращении поручительства в связи с заменой предмета залога, обеспечивающего исполнение того же обязательства перед кредитором, указала, что залог и поручительство являются самостоятельными и независимыми друг от друга способами обеспечения исполнения обязательства. Изменение иных, помимо поручительства, способов обеспечения исполнения обязательства без согласия поручителя не предусмотрено в ст. 367 ГК РФ в качестве основания прекращения поручительства. Кроме того, сам договор поручительства также не содержал такого основания для его прекращения, как изменение договора залога без согласия поручителя, а договор залога не содержал положений, обязывающих залогодателя и залогодержателя получить согласие поручителя на изменение залогового обязательства <7>. ——————————— <7> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13.09.2011 N 39-В11-5.

Таким образом, позиция ВС РФ в решении данного вопроса однозначна: по отношению друг к другу способы обеспечения обязательств не носят взаимообусловливающего характера, поэтому в том случае, когда исполнение обязательства обеспечено несколькими способами, недействительность или прекращение действия одного из способов обеспечения само по себе не влечет аналогичные последствия в отношении другого способа обеспечения обязательства <8>. ——————————— <8> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 26.07.2011 N 11-В11-11.

Представляется, что утрата одного из обеспечений обязательства, которое существовало на момент выдачи поручительства, может повлечь определенные негативные последствия для поручителя, поскольку предоставление поручительства иногда может зависеть от наличия других обеспечений обязательства. И не учитывать данное обстоятельство было бы неправильно. Для сравнения: в зарубежном законодательстве (§ 776 Германского гражданского уложения) утрата одного из обеспечений требований кредитора по вине последнего ведет к прекращению поручительства в той мере, в какой поручитель мог бы получить возмещение за счет права, от которого отказался кредитор. Указанное правило действует, если право, от которого отказался кредитор, возникло только после выдачи поручительства <9>. ——————————— <9> См.: Гражданское уложение Германии / Пер. с нем. В. Бергманна. М., 2008. С. 312.

Содержание подобных законоположений в российском гражданском законодательстве позволило бы обеспечить баланс интересов как кредитора, так и поручителя и защитить права добросовестного участника обязательственного правоотношения. 4. В ВС РФ было пересмотрено достаточно большое количество судебных актов по делам о прекращении поручительства в силу п. 4 ст. 367 ГК РФ в связи с истечением срока давности предъявления кредитором требования к поручителю. По таким делам было установлено, что условия кредитных договоров предусматривали исполнение обязательств по частям, тогда как иски к поручителям были заявлены банками более чем через год после наступления срока исполнения соответствующей части обязательства. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ исходит из того, что поручительство нельзя считать прекращенным в той части кредитного обязательства, по которой не истек один год с момента возникновения права требования об исполнении должником этой части обязательства <10>. ——————————— <10> См., напр.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 06.10.2009 N 46-В09-27.

Таким образом, согласно правовой позиции ВС РФ течение срока исковой давности по требованию о взыскании долга с поручителя по кредитному обязательству, подлежащему исполнению по частям, начинается со дня невнесения заемщиком очередного платежа и исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу. 5. В 2008 и 2009 гг. неоднозначность практики судов общей юрисдикции в решении вопроса о правовой судьбе поручительства в случае смерти гражданина-должника по обеспеченному обязательству потребовала от ВС РФ соответствующих разъяснений. ВС РФ неоднократно высказывал свою позицию относительно обстоятельств, установление которых необходимо для правильного разрешения дел по спорам о взыскании задолженности с поручителя в случае смерти гражданина-должника <11>, обращая внимание судов на то, что к таким обстоятельствам относятся наличие у умершего должника наследственного имущества, а также факт принятия наследства его наследниками <12>. ——————————— <11> См.: Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 19.08.2008 N 36-В08-21, от 13.01.2009 N 5-В08-146. <12> См.: Бюллетень ВС РФ. 2009. N 3. С. 13; 2009. N 10. С. 8, 9.

Однако установление наличия данных обстоятельств свидетельствует лишь о том, что обеспеченное обязательство не прекратилось смертью его должника, а перешло в порядке универсального правопреемства к его наследникам. Для сохранения поручительства в указанном случае необходимо получение согласия поручителя отвечать за нового должника. В Обзорах законодательства и судебной практики ВС РФ за III квартал 2006 года <13> и за I квартал 2008 года <14> содержатся разъяснения, согласно которым поручитель становится ответственным за исполнение наследником обязательства при наличии в договоре поручительства условия о согласии поручителя отвечать за любого нового должника. При этом отсутствие согласия поручителя отвечать за правопреемника должника, принявшего наследство, свидетельствует о невозможности удовлетворения требования кредитора к поручителю. ——————————— <13> См.: Бюллетень ВС РФ. 2007. N 6. С. 27. <14> См.: Бюллетень ВС РФ. 2008. N 8. С. 26 — 27.

Еще одна проблема, с которой сталкивались в то время суды при возложении обязанности на поручителя в случае смерти гражданина-должника, — это объем обязательства поручителя при недостаточности наследственного имущества. ВС РФ, с учетом содержания ст. 1175, п. 1 ст. 416 ГК РФ, исходит из того, что в случае, когда для возврата долга по основному обязательству наследственного имущества недостаточно, основное обязательство прекращается невозможностью его исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества <15>. ——————————— <15> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 11.11.2008 N 36-В08-26.

В Постановлении Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» еще раз была поддержана правовая позиция о том, что поручитель несет ответственность по долгам наследодателя перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества при наличии его выраженного согласия на это. К тому же в данном Постановлении нашел свое решение и вопрос о наследовании самого поручительства. Наследники поручителя отвечают также в пределах стоимости наследственного имущества по тем обязательствам поручителя, которые имелись на время открытия наследства <16>. ——————————— <16> См.: п. 62 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

На сегодняшний день в судах общей юрисдикции редко встречаются споры подобного рода, поскольку банки с учетом правовой позиции ВС РФ скорректировали свои типовые формы кредитных договоров и внесли в них соответствующие изменения, в частности предусмотрели условия о сохранении ответственности поручителя в случае смерти должника-заемщика. 6. За последние два года сформировалась судебная практика судов общей юрисдикции относительно правовой судьбы поручительства в случае ликвидации юридического лица — должника. На практике неоднозначно разрешались споры о возможности взыскания задолженности с поручителя после внесения записи о ликвидации юридического лица — должника в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ). Некоторые суды общей юрисдикции исходили из того, что поручительство прекращается с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, другие полагали, что внесение записи о ликвидации юридического лица — должника в ЕГРЮЛ в любом случае прекращает поручительство даже при наличии вступившего в законную силу решения суда о взыскании задолженности с поручителя. По общему правилу поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства (п. 1 ст. 367 ГК РФ). В соответствии со ст. 419 ГК РФ обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.). Согласно п. 8 ст. 63 ГК РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ. Правовая позиция ВС РФ по данному вопросу высказывалась неоднократно в определениях Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, ее суть заключается в том, что внесение в ЕГРЮЛ записи о ликвидации юридического лица, являющегося должником обеспеченного обязательства, не свидетельствует о безусловном прекращении поручительства. Внесение в ЕГРЮЛ записи о ликвидации юридического лица — должника не прекращает поручительство, если кредитор до внесения такой записи реализовал свое право на предъявление требования к поручителю (посредством предъявления к нему иска, заявления требования ликвидационной комиссии в ходе процедуры ликвидации поручителя или подачи заявления об установлении требований в деле о его банкротстве) <17>. ——————————— <17> Данные правовые выводы содержатся, в частности, в следующих документах: Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 19.06.2012 N 81-В12-7, от 31.07.2012 N 5-КГ12-18, от 30.10.2012 N 51-КГ12-2.

При этом суждения нижестоящих судебных инстанций о том, что ликвидация юридического лица — должника является изменением обеспеченного обязательства, влекущим неблагоприятные последствия для поручителя, признавались ВС РФ ошибочными и не основанными на законе <18>. ——————————— <18> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 22.01.2013 N 83-КГ12-8.

Таким образом, анализ судебных актов ВС РФ свидетельствует о том, что решение вопроса о привлечении к ответственности поручителя зависит от момента предъявления кредитором требования к поручителю и момента внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации юридического лица, являющегося должником. В завершение хотелось бы отметить, что, несмотря на отсутствие в системе судов общей юрисдикции единого документа, разъясняющего вопросы применения норм ГК РФ о поручительстве, все же самые актуальные на сегодняшний день проблемы, связанные с институтом поручительства, нашли свое разрешение в судебных актах ВС РФ, который достаточно последовательно формулирует свои правовые позиции в данной области.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *