Нормы о поручительстве в проекте новой редакции Гражданского Кодекса РФ

(Гринь О. С.) ("Закон", 2013, N 3) Текст документа

НОРМЫ О ПОРУЧИТЕЛЬСТВЕ В ПРОЕКТЕ НОВОЙ РЕДАКЦИИ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ

О. С. ГРИНЬ

Гринь Олег Сергеевич, преподаватель кафедры гражданского и семейного права МГЮА им. О. Е. Кутафина, кандидат юридических наук.

В статье анализируются основные законопроектные предложения по изменению института поручительства в рамках реформирования гражданского законодательства. Особое внимание уделено проблеме определения юридической природы обязательства из договора поручительства. Рассматриваются положения проекта Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации", касающиеся оснований возникновения и прекращения поручительства.

Ключевые слова: поручительство, поручитель, договор поручительства, обеспечение исполнения обязательств, реформирование гражданского законодательства.

Поручительство - один из древнейших институтов гражданского права. И. А. Покровский называл его "наиболее ранним видом договорного обязательства" <1>. Еще в римском частном праве были разработаны основные формы поручительства: стипуляционные (sponsio, fidepromissio, fideiussio) и нестипуляционные (constitutum debiti alieni, mandatum qualificatum). Нормы о поручительстве содержатся во всех классических кодификациях гражданского права стран континентальной правовой системы (как правило, в разделах об отдельных видах обязательств). В ГК РФ, а с 2006 г. и в Гражданском кодексе Франции (ФГК) поручительство рассматривается как один из способов обеспечения исполнения обязательств. -------------------------------- <1> Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001. С. 238.

Масштабное реформирование российского гражданского законодательства, связанное с рассмотрением в Государственной Думе проекта Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <2> (далее - проект), затрагивает, в частности, институт поручительства. Вместе с тем многие из предлагаемых к включению в ГК РФ правил требуют дополнительного обоснования и не решают теоретических и практических проблем этой правовой конструкции. Обратимся к анализу данных положений. -------------------------------- <2> СПС "КонсультантПлюс".

Определение юридической природы обязательства из договора поручительства

Прежде всего отметим, что содержащиеся в проекте правила не позволяют однозначно ответить на важнейший теоретический вопрос цивилистического учения о поручительстве - определить правовую природу обязательства из договора поручительства. В действующей редакции ГК РФ обязанность поручителя характеризуется как обязанность отвечать перед кредитором другого лица за исполнение последним его обязательства (ст. 361 ГК РФ). В то же время в п. 1 ст. 365, абз. 4 ст. 387 ГК РФ содержатся правила об исполнении поручителем основного обязательства. В рамках предлагаемых нововведений редакции данных норм не изменяются и используются формулировки об исполнении поручителем основного обязательства, например в п. 2 ст. 364 ГК РФ в ред. проекта ("Поручитель вправе не исполнять обязательство, обеспеченное поручительством"). Указанное противоречие на первый взгляд незаметно при обеспечении поручительством денежных обязательств - самом распространенном случае использования этой конструкции. Кажется очевидным: при нарушении основного обязательства суммы, которые не уплатил должник, взыскиваются с поручителя. Однако если поручительством обеспечивается исполнение неденежного обязательства <3>, то в чем заключается обязанность поручителя? Согласно логике ст. 361 ГК РФ - в возмещении убытков, а по п. 1 ст. 365 и абз. 4 ст. 387 ГК РФ - в исполнении основного обязательства в натуре. -------------------------------- <3> На такую возможность прямо указано в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством".

Цивилистическая доктрина отвечает на вопрос о содержании обязанности поручителя существованием различных концепций поручительства. Прежде всего можно утверждать, что поручитель обязан совершить те же самые действия, к совершению которых обязывался должник. Обозначим такое понимание как концепцию эквивалентного предоставления <4>. В соответствии с этой трактовкой кредитор приобретает право получить то, к чему стремился при заключении договора с должником, с третьего лица - поручителя. Именно в таком виде поручительство существовало в римском праве и продолжает существовать по настоящее время при обеспечении денежных обязательств. При неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства кредитор взыскивает всю сумму, которая подлежит уплате должником, включая сумму основного долга, процентов и иных убытков, с поручителя. -------------------------------- <4> В литературе этот подход обозначается как концепция поручительства - обязательства. См.: Белов В. А. Поручительство. Опыт теоретической конструкции и обобщения арбитражной практики. М., 1998. С. 21 - 30.

В рамках этой концепции обязанность поручителя чаще всего характеризуется как обязанность исполнить основное обязательство (интерцессионный подход). Непосредственно как вид интерцессии поручительство исследовалось А. М. Нолькеном, который подчеркивал, что поручитель "принимает на себя чужое обязательство" <5>. В таком смысле его определяли Г. Ф. Шершеневич, С. В. Пахман, К. П. Победоносцев, В. И. Синайский <6>. В настоящее время рассматриваемого подхода придерживаются Н. Ю. Рассказова, А. А. Павлов, Л. Г. Ефимова <7>. -------------------------------- <5> Нолькен А. М. Учение о поручительстве по римскому праву и новейшим законодательствам. СПб., 1884. Т. I. С. 52. <6> См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 295; Пахман С. В. Обычное гражданское право в России. Юридические очерки. СПб., 1877. Т. 1. С. 82; Победоносцев К. П. Курс гражданского права. СПб., 1896. Ч. 3: Договоры и обязательства. С. 296; Синайский В. И. Русское гражданское право. Киев, 1915. Вып. 2. Обязательственное, семейное и наследственное право. С. 48. <7> См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М., 2007. Т. 1. С. 721 - 729 (автор главы - Н. Ю. Рассказова); Павлов А. А. Обеспечение исполнения обязательств, вытекающих из предварительного договора // Арбитражные споры. 2006. N 2. С. 98; Ефимова Л. Г. Спорные вопросы применения законодательства о поручительстве // Хозяйство и право. 2011. N 12. С. 65, 66.

На наш взгляд, самый серьезный теоретический недостаток интерцессионного подхода заключается в том, что поручительство утрачивает характер обособленного правоотношения, становится неким условием в основном обязательстве, при котором последнее приобретает качество обязательства с пассивной множественностью. Иначе решается вопрос о природе обязанности поручителя согласно другому подходу в рамках этой концепции - акцессорно-эквивалентному. Он отличается от интерцессионного тем, что характеризует обязанность поручителя не как обязанность исполнить основное обязательство, а как элемент содержания договора поручительства. Этот подход упоминается в работах сторонников иной концепции поручительства <8>. К его представителям относится Р. И. Сайфуллин, однако он все же допускает случаи, когда поручитель обязан совершить вовсе не то действие, к которому обязывался должник, - возместить убытки <9>. Такая трактовка лишена основного недочета интерцессионного понимания - поручительство здесь рассматривается как обособленное правоотношение. -------------------------------- <8> См.: Белов В. А. Указ. соч. С. 21 - 30; Бевзенко Р. С. Проблемы исполнения обязательств и его обеспечения // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М., 2009. С. 733. <9> См.: Сайфуллин Р. С. Правовая природа обязательства из договора поручительства // Вестник ВАС РФ. 2011. N 8. С. 41, 42.

К недостаткам концепции эквивалентного предоставления в целом относятся следующие обстоятельства. 1. Сужается круг обязательств, которые могут обеспечиваться поручительством. Так, невозможно будет обеспечивать обязательства, возникающие по поводу индивидуально-определенных вещей, негативные обязательства, любые иные обязательства, надлежащее исполнение по которым может быть предоставлено только должником, и др. 2. Сокращается перечень лиц, которые могут выступать поручителями (в сфере обеспечения, предоставляемого банковскими, страховыми организациями, при обеспечении обязательств по выполнению лицензируемого вида работ, и др.). Ее достоинство заключается в теоретическом обосновании привлечения поручителя к уплате суммы основного долга по нарушенному денежному обязательству. Отмеченных выше недостатков лишена вторая теория - концепция компенсационного предоставления <10>. В соответствии с ней поручитель обязуется не исполнить основное обязательство, а отвечать за его исполнение, т. е. уплатить кредитору сумму в размере, равном величине убытков, причиненных ему вследствие нарушения обязательства. Такая обязанность поручителя входит в содержание акцессорного договорного правоотношения и, следовательно, обособлена от структуры основного обязательства. -------------------------------- <10> Этот подход обозначается в литературе как концепция поручительства - ответственности. См.: Белов В. А. Указ. соч. С. 21 - 30; Бевзенко Р. С. Указ. соч. С. 737 - 739.

К числу сторонников этого понимания относились И. Б. Новицкий, М. М. Агарков, О. С. Иоффе <11>. В настоящее время такой подход поддерживают В. В. Витрянский, Р. С. Бевзенко <12>. -------------------------------- <11> См.: Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 257; Агарков М. М. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права: Сб. статей / Под ред. М. М. Агаркова. М.-Л., 1945. С. 155; Иоффе О. С. Обязательственное право. М., 1975. С. 178. ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монографии М. И. Брагинского, В. В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1), "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (Книга 2), "Договорное право. Договоры о выполнение работ и оказании услуг" (Книга 3), "Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта" (Книга 4), "Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований" (Книга 5. Том 1), "Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари" (Книга 5. Том 2) включены в информационный банк отдельными материалами. ------------------------------------------------------------------ <12> См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. М., 2005. С. 577; Бевзенко Р. С. Указ. соч. С. 733 - 739.

В рамках концепции компенсационного предоставления особо следует выделить подходы тех ученых, которые понимают обязанность поручителя как исключительно денежную (Б. М. Гонгало, К. Н. Предеин, Л. А. Новоселова <13>). Вместе с тем, на наш взгляд, понимание обязанности поручителя как исключительно денежной является необоснованным ограничением принципа свободы договора в части возможности выбора его сторонами потенциально иного предмета исполнения. -------------------------------- <13> См.: Гонгало Б. М. Учение об обеспечении обязательств. М., 2004. С. 88; Предеин К. Н. Поручительство в современном гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 7, 36; Новоселова Л. А. Поручительство // Хозяйство и право. 2010. N 9. Приложение. С. 9.

Преимуществом концепции компенсационного предоставления является соотношение обязанности поручителя с универсальным способом защиты гражданских прав - возмещением убытков. Таким образом, преодолевается сужение круга обязательств, могущих быть обеспеченными поручительством, и ограничение субъектного состава. Основным недостатком указанного подхода является то, что он не объясняет привлечение поручителя к обязанности уплатить сумму основного долга по нарушенному денежному обязательству. Ведь меры ответственности в буквальном смысле означают лишь дополнительные неблагоприятные последствия, возлагаемые на нарушителя <14>. Конечно, можно было бы широко толковать понятие "ответственность", включая в него еще и сумму основного долга. Более того, мнения авторитетных ученых <15> и нормативное определение убытков (ст. 15 ГК РФ) позволяют прийти именно к такому заключению. Однако, по нашему мнению, в этом случае смысл понятия "ответственность" как юридической категории начинает утрачиваться - она смешивается с категорией основного долга. Еще И. А. Покровский писал об общей исторической эволюции обязательства, основывающейся на разграничении понятий долга (Schuld) и ответственности (Haftung) <16>. Представляется, что такого смешения, допускаемого расширительным толкованием понятия "ответственность", допускать не следует. -------------------------------- <14> См.: Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 310 - 312; Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 8 - 10, 12, 13. <15> См.: Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность (Очерк теории). М., 1976. С. 103. <16> См.: Покровский И. А. Указ. соч. С. 236 - 244.

Таким образом, обе рассмотренные концепции не лишены существенных недостатков. Поэтому, полагаем, сущность поручительства не может быть объяснена с позиции только концепции эквивалентного или компенсационного предоставления. В связи с этим поручительство должно рассматриваться с точки зрения интегративного подхода. Его цель следует из названия - объединить достоинства рассмотренных концепций и избежать их недостатков. 1. В современных условиях, на наш взгляд, в концепции эквивалентного предоставления наиболее рациональным является акцессорно-эквивалентный подход. Именно в рамках его логики должны определяться общие правила о поручительстве по денежным обязательствам. В этой ситуации поручитель обязуется в случае нарушения должником основного обязательства уплатить кредитору сумму основного долга, а также неустойку, проценты и другие убытки. 2. Общие нормы о поручительстве по неденежным обязательствам должны определяться в рамках концепции компенсационного предоставления. В этих случаях поручитель должен привлекаться к уплате суммы в размере, совпадающем с величиной убытков, которые причинены кредитору нарушением основного обязательства <17>. -------------------------------- <17> Именно к такому выводу в отношении поручительства по неденежным обязательствам пришел Пленум ВАС РФ в Постановлении от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" (п. 12): "В данном случае поручитель обязан уплатить денежную сумму, соответствующую имущественным потерям кредитора, вызванным неисполнением либо ненадлежащим исполнением должником обеспеченного обязательства".

3. Однако эти правила должны иметь диспозитивный характер. Руководствуясь положениями п. 1 ст. 1, ст. 421 ГК РФ, кредитор и поручитель должны получить возможность согласовать конкретный предмет исполнения. Так, в случае обеспечения неденежного обязательства действует правило о компенсационном предоставлении, но стороны могут предусмотреть возможность исполнения обязательства из договора поручительства в натуре. Эти ситуации могут иметь место, например, при обеспечении договоров поставки, если поручитель занимается поставкой однородной продукции, и подряда, если поручитель осуществляет аналогичную деятельность, и т. д. Помимо этого, с нашей точки зрения, за поручителем, обеспечивающим исполнение неденежного обязательства, следует в силу закона признать право на предоставление предмета надлежащего исполнения по основному обязательству (п. 3 ст. 367 ГК РФ). Подчеркнем, что во всех этих случаях исполнение, осуществленное поручителем, должно квалифицироваться как исполнение того обязательства, в котором участвует он сам, т. е. обязательства из договора поручительства, а не основного обязательства. Идея о том, что поручитель исполняет собственное обязательство, последовательно поддерживается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" <18>. -------------------------------- <18> См., напр.: п. 8 ("поручитель исполнил договор поручительства"), п. 12 ("поручитель не является содолжником в обеспеченном поручительством обязательстве") Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством".

В ряде случаев объем обязанности поручителя может уменьшаться, что также свидетельствует об обособленном характере такой обязанности. Так, в проект включена следующая норма: "При утрате существовавшего на момент возникновения поручительства обеспечения основного обязательства или ухудшении условий его обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора, поручитель освобождается от ответственности в той мере, в какой он мог потребовать возмещения (статья 365) за счет утраченного обеспечения" (п. 4 ст. 363 ГК РФ в редакции проекта). Подобные положения закреплены в ФГК (ст. 2314) и в Германском гражданском уложении (ГГУ). В § 776 ГГУ такое правило устанавливается на случай отказа кредитора от обеспечения и распространяется также на те случаи, когда обеспечение возникло после заключения договора поручительства. Это правило является одной из необходимых гарантий интересов поручителя, поскольку в случае исполнения своего обязательства он приобретет права кредитора по основному обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю (п. 1 ст. 365 ГК РФ). На основании положений ст. 384 ГК РФ к поручителю переходят и иные права, обеспечивающие исполнение обязательства. Поэтому утрата или ухудшение условий обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора, не должны нарушать имущественного положения поручителя. На наш взгляд, интегративный подход не требует нормативного закрепления: соответствующие позиции могут быть определены на уровне судебного толкования. Вместе с тем формулировки статей ГК РФ и проекта об исполнении поручителем основного обязательства должны быть заменены на нормы об исполнении поручителем обязательства из договора поручительства или без дополнительной конкретизации - об исполнении поручителем обязательства (под которым должно подразумеваться акцессорное правоотношение, в котором поручитель является обязанным субъектом).

Основания возникновения поручительства

В проекте получила развитие идея о расширении перечня оснований возникновения поручительства: предлагается изложить ст. 361 ГК РФ в новой редакции, изменив ее название "Договор поручительства" на "Основания возникновения поручительства" и дополнив п. 2 следующего содержания: "Обязательство поручительства может возникнуть на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств. Правила настоящего Кодекса о поручительстве в силу договора применяются к поручительству, возникающему на основании закона, если законом не установлено иное". В настоящее время известен единственный случай поручительства, возникающего на основании закона, - согласно ст. 532 ГК РФ, в соответствии с которой по договору поставки товаров для государственных или муниципальных нужд при оплате товаров покупателем государственный или муниципальный заказчик признается поручителем по этому обязательству покупателя. В этих условиях В. В. Витрянский обоснованно отмечает, что указанный случай возникновения поручительства является исключением, подтверждающим "общее правило о договорной природе отношений поручительства" <19>. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монографии М. И. Брагинского, В. В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1), "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (Книга 2), "Договорное право. Договоры о выполнение работ и оказании услуг" (Книга 3), "Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта" (Книга 4), "Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований" (Книга 5. Том 1), "Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари" (Книга 5. Том 2) включены в информационный банк отдельными материалами. ------------------------------------------------------------------ <19> Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. С. 573.

Однако в данной ситуации налицо несогласование нормы ст. 532 ГК РФ с общим правилами, закрепленными в ст. ст. 361 - 367 ГК РФ, где речь идет только о договоре поручительства как основании его возникновения. Например, применительно к залогу этот вопрос решен в норме п. 3 ст. 334 ГК РФ, в соответствии с которой залог возникает как в силу договора, так и на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств. Одним из первых обратил внимание на такую несогласованность Б. М. Гонгало, который предложил изменить ст. 361 ГК РФ, дополнив ее нормой о поручительстве, возникающем на основании закона <20>. -------------------------------- <20> См.: Гонгало Б. М. Указ. соч. С. 46, 47.

Помимо разрешения указанного единичного противоречия, это правило является предпосылкой для последующего распространения так называемого законного поручительства по различным гражданским правоотношениям. С нашей точки зрения, к такому явлению следует отнестись критически: нормы ГК РФ о поручительстве во многом диспозитивны (ст. ст. 363 - 365 ГК РФ), что предполагает особую роль договорного регулирования отношений сторон. При законном поручительстве договорное регулирование исключается, и такой поручитель будет обязан, как указано в ст. 363 ГК РФ в качестве общего правила (которое станет возможно изменить только законом), отвечать солидарно с должником в том же объеме, что и последний. Таким образом, произойдет ограничение свободы договора поручительства (прежде всего в части возможности согласования его условий), что в каждом конкретном случае требует серьезного обоснования.

Сохранение поручительства на прежних условиях при изменении основного обязательства, влекущем неблагоприятные последствия для поручителя

В настоящее время изменение основного обязательства, влекущее увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, совершенное без согласия последнего, является основанием прекращения поручительства (п. 1 ст. 367 ГК РФ). Практика применения этой нормы показала неоднозначный подход судов к ее толкованию <21>. Данное правило также подверглось критике в юридической литературе. В. А. Белов, например, назвал его "слишком категоричным" и указал на возможные злоупотребления со стороны должника и поручителя <22>. Однако высказывались и аргументы в поддержку этого правила <23>. -------------------------------- <21> В частности, эта норма была распространена на случаи возникновения у поручителя публично-правовых обязанностей по исполнению требований российского законодательства о валютном регулировании и валютном контроле (см.: Постановление ФАС Уральского округа от 15.11.2011 по делу N А60-45699/2010; Президиум ВАС РФ 19.06.2012 отменил этот судебный акт и принял новое решение по указанному делу) <22> См.: Белов В. А. Указ. соч. С. 51, 52. <23> См.: Рассказова Н. Ю. Вопросы общей теории обеспечительных обязательств // Правоведение. 2004. N 4. С. 52, 53.

Данная норма действующего российского законодательства в целом более соответствует подходу, отраженному в праве стран англо-американской системы <24>. В странах континентальной правовой системы этот вопрос, как правило, решается по-другому. -------------------------------- <24> См.: Drobnig U. Principles of European Law. Personal Security. , 2007. P. 211.

Так, уже в Постановлении от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" Пленум ВАС РФ широко истолковал правило п. 1 ст. 367 ГК РФ: "...изменение основного обязательства (в случае увеличения суммы долга должника перед кредитором, размера процентов по денежному обязательству) само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство, так как в данном случае поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обязательства, обеспеченного поручительством, как если бы изменения обязательства не произошло. Обязательство в измененной части не считается обеспеченным поручительством" <25>. -------------------------------- <25> Пункт 37 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42.

Еще дальше в этом направлении развиваются положения проекта. Предлагается изложить ст. 367 ГК РФ в новой редакции, закрепив следующее правило: "В случае такого изменения обеспеченного поручительством обязательства без согласия поручителя, которое влечет увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, поручитель отвечает на прежних условиях" (п. 2 ст. 367 ГК РФ в редакции проекта). Эта норма аналогично сформулирована в п. 1 § 767 ГГУ. Статья 2316 ФГК регламентирует частный случай этой ситуации - поручительство не прекращается, если кредитор продлил срок исполнения по основному обязательству. Однако в большинстве европейских стран вопрос решается так же, как предлагается в проекте <26>. -------------------------------- <26> См.: Drobnig U. Op. cit. P. 210 - 212.

Вышеназванная позиция разработчиков законопроекта определяется руководящей идеей о стабильности обеспечений, которая в настоящее время последовательно проводится в практике ВАС РФ. В целом это направление вполне обоснованно, поскольку именно кредитор в обязательстве должен получать дополнительные гарантии удовлетворения своих интересов, потому что он доверяет должнику в том, что последний исполнит свой долг. На этом постулате основывается весь механизм обеспечения обязательств. Однако следует избегать крайностей такого понимания, которые могут привести к необоснованному ущемлению интересов других субъектов. Так, в указанном Постановлении Пленума ВАС РФ содержится более гибкое правило, позволяющее при определенных ситуациях в рамках толкования п. 1 ст. 367 ГК РФ в действующей редакции учитывать интересы поручителя: "Если поручитель докажет, что выдача поручительства за должника была обусловлена иными обстоятельствами, чем наличие общего с должником экономического интереса (например, систематическая выдача поручительств за вознаграждение является одним из видов предпринимательской деятельности поручителя), и в результате не согласованного с ним изменения условий обеспеченного обязательства оно стало заведомо неисполнимым, поручительство прекращается" <27>. -------------------------------- <27> Пункт 37 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42.

Представляется, что и при изменении подхода российского законодателя к определению судьбы поручительства в рассматриваемом случае указанное Пленумом ВАС РФ исключение должно быть сохранено. Помимо этого, отметим, что такая норма не должна содержаться в ст. 367 ГК РФ, которая посвящена прекращению поручительства. Если поручительство прекращаться по данному основанию больше не будет, то это правило можно закрепить, например, в ст. 363 ГК РФ наряду с нормами о содержании обязанности поручителя.

Влияние смерти должника по основному обязательству на поручительство

Одним из наиболее противоречивых в практике применения норм о поручительстве является правило п. 2 ст. 367 ГК РФ, в соответствии с которым поручительство прекращается при переводе на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника (п. 2 ст. 367 ГК РФ). Указанная норма неоднозначно толкуется судебными органами, и существуют различные доктринальные подходы к ее интерпретации <28>. Наиболее спорной является возможность прекращения поручительства по данному основанию в случае, когда должник в основном обязательстве заменяется в силу универсального правопреемства. -------------------------------- <28> О различных точках зрения см., в частности: Бевзенко Р. С. Смерть должника и отношения поручительства: продолжение дискуссии // Вестник ВАС РФ. 2008. N 11. С. 26 - 39; Акуленко Е. А. Ответственность поручителя-гражданина в случае смерти должника: проблемы судебной практики // Закон и право. 2009. N 2. С. 44, 45; Пантюшов О. В. Поручительство по кредиту в случае смерти должника // Банковское право. 2009. N 2. С. 6 - 9; Рассказова Н. Ю. Риск смерти должника и судьба поручительства (в связи с проектами постановлений Пленумов высших судебных инстанций) // Закон. 2012. N 4. С. 123 - 129.

В практике Верховного Суда РФ нашел отражение подход, в соответствии с которым замена должника в основном обязательстве в результате универсального правопреемства прекращает поручительство, если поручитель не выразит своего согласия отвечать за нового должника. Эта идея прямо выражена в п. 62 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании": "Согласно пункту 2 статьи 367 ГК РФ поручитель наследодателя становится поручителем наследника лишь в случае, если поручителем было дано согласие отвечать за неисполнение обязательств наследниками. При этом исходя из пункта 1 статьи 367 и пункта 1 статьи 416 ГК РФ поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель несет ответственность по долгам наследодателя перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества". В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 отражена противоположная позиция, в соответствии с которой норма п. 2 ст. 367 ГК РФ не распространяется на случаи универсального правопреемства. Так, из-под ее действия выведены случаи реорганизации должника - юридического лица (п. 19) и смерти должника - физического лица (п. 20). При этом установлено, что в последнем случае поручитель не вправе ссылаться на ограниченную ответственность наследников. Со вступлением в силу положений, которые содержатся в проекте, этот вопрос будет считаться исчерпанным, поскольку в ст. 367 ГК РФ речь будет также идти о переводе долга как об основании прекращения поручительства, а случаи перемены должника по основаниям, предусмотренным законом (в том числе и универсального правопреемства), будут квалифицироваться новым понятием - переход долга (ст . 392.2 ГК РФ в редакции проекта). Таким образом, разработчики законопроекта предлагают решить данную проблему отлично от позиции ВС РФ. Вместе с тем определенным компромиссом можно назвать положение проекта, которое сформулировано в предлагаемой редакции п. 3 ст. 364 ГК РФ: "В случае смерти гражданина, являвшегося должником по обязательству, связанному с осуществлением им предпринимательской деятельности (выделено нами. - О. Г.), поручитель по этому обязательству не может ссылаться на ограниченную ответственность наследников должника по долгам наследодателя (пункт 1 статьи 1175)". Следовательно, по иным обязательствам, которые с осуществлением такой деятельности не связаны, на норму п. 1 ст. 1175 ГК РФ ссылаться будет можно. Чем обусловлено такое деление? Основные аргументы связаны с идеей о необходимости особой защиты интересов поручителей, которыми в этом случае чаще всего выступают физические лица без цели извлечения прибыли. Обоснование этого тезиса находится в плоскости тех отношений, которые существуют между поручителем и должником (в данном случае речь, как правило, идет о фидуциарных отношениях <29>). Причем вывод разработчиков проекта о распространении данной идеи на объем ответственности поручителя de lege ferenda вполне возможно применить в отношении оснований прекращения поручительства. -------------------------------- <29> Подробнее см.: Гринь О. С. К вопросу о формах отношений между должником по основному обязательству и поручителем // Актуальные проблемы российского права. 2011. N 3 (20). С. 109 - 120. При этом фидуциарными являются не отношения поручительства, а именно отношения между поручителем и должником.

Применительно к объему ответственности поручителя предлагаемое в проекте правило п. 3 ст. 364 ГК РФ, сформулированное в виде императивной нормы в отношении так называемого коммерческого поручительства, на наш взгляд, следует признать диспозитивным. В этом случае нет оснований для того, чтобы поручитель и кредитор не могли согласовать иной объем обязанности на случай смерти должника. Допущение такого положения следует рассматривать как одно из возможных исключений из свойства акцессорности поручительства, обусловленное спецификой подходов к распределению рисков в предпринимательских отношениях. При этом в качестве общего должно применяться правило, ограничивающее объем обязанности поручителя размером ответственности наследников.

------------------------------------------------------------------

Название документа