Потестативные условия в гражданском праве Франции

(Агеев А. В.) («Вестник ВАС РФ», 2013, N 4) Текст документа

ПОТЕСТАТИВНЫЕ УСЛОВИЯ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ ФРАНЦИИ

А. В. АГЕЕВ

Агеев Алексей Вадимович, юрист.

Автор исследует доктрину и практику применения норм о потестативных условиях в гражданском праве Франции. В результате выделяются критерии, по которым условия относятся к разряду потестативных, делается вывод, что обязательство под потестативным условием признается недействительным, только если невозможно защитить права кредитора иным способом.

Ключевые слова: условное обязательство, сделка под условием, потестативное условие.

В законодательстве России не содержится прямого запрета потестативных условий. Текст ст. 157 ГК РФ может быть истолкован либо как допускающий, либо как запрещающий их. В современной судебной практике России предпочтение отдается в основном второму подходу, но четкого обоснования этого нет. Проблематика потестативных условий подробно разработана в гражданском праве Франции. С 2003 г. подготовлено как минимум пять проектов реформирования обязательственного права <1>. В них затронуты и вопросы, касающиеся потестативных условий. Хотя по ст. 1174 Французского гражданского кодекса (далее — ФГК) ничтожно обязательство, заключенное под потестативным условием, зависящим от должника, доктрина и судебная практика применяют это правило очень избирательно. ——————————— <1> См.: Castets-Renard C. Les projets de reforme du droit francais des contrats // Osaka University law review. N 57 (February 2010). P. 67 — 70 (см.: www. ir. library. osaka-u. ac. jp).

В настоящей работе мы рассмотрим, как во Франции обсуждаются потестативные условия и решаются связанные с ними проблемы. С нашей точки зрения, этот опыт будет полезен и для зарождающейся в России доктрины условных сделок, и для судов, которым приходится рассматривать вопросы, связанные с такими сделками.

Происхождение запрета потестативных условий в ст. 1174 ФГК и проблемы его применения

Во Франции понимание потестативных условий в доктрине и судебной практике обусловлено, во-первых, римским наследием и, во-вторых, особенностями содержания статей ФГК, посвященных таким условиям. В римской правовой традиции условия подразделялись на казуальные, чье наступление предопределялось только случайностями, смешанные, зависевшие от случая и воли кредитора, и потестативные, которые зависели только от воли кредитора. Все они признавались допустимыми <2>. Особо выделялись «условия» вида si voluero, они ставили обязательство в зависимость от желания должника и осуществлялись в момент его волеизъявления, но не имели юридической силы, так как, по мнению римских юристов, обязаться под условием собственного желания — значит не обязываться вообще <3>. ——————————— <2> См.: Ghestin J. La notion de condition potestative au sens de l’article 1174 du code civile / Etudes dediees a Alex Weill. Paris, 1983. N 2. P. 243 (см.: www. ru. scribd. com); Valory S. La potestativite dans les relations contractuelles. PUAM. 1999. N 114. P. 77. <3> См.: D. 18.1.7 // Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; Отв. ред. Л. Л. Кофанов. Т. III. М., 2008. С. 563.

Французская доктрина периода до принятия ФГК применяла трехзвенную римскую классификацию условий. При этом под потестативным условием понималось такое, «которое находится во власти лица, являющегося кредитором, например, если я обязался дать моему соседу определенную сумму, если он уберет со своего луга дерево, которое заслоняет мне вид» <4>. Смешанным условием считалось такое, «которое зависит от воли кредитора и от воли третьего лица» <5>. В число потестативных не включались «условия», зависящие от «чистой и единственной воли обязавшегося», а обязательства с такими «условиями» не допускались как противоречащие самой природе обязательства — в действительности обязаться к чему-либо <6>. ——————————— <4> Oeuvres de Pothier. Avec le code civil et la legislation actuelle par M. Bugnet. T. 2. 2-me id. Paris, 1861. N 202. P. 94. <5> Ibid. <6> Ibid. N 205. P. 96; Duranton A. Cours de droit francais suivant le code civil. T. 11. Paris, 1830. N 20. P. 18 — 19.

Под влиянием трудов Потье <7> в текст ФГК была включена ст. 1174, устанавливающая ничтожность обязательства, если оно заключено под потестативным условием на стороне обязавшегося лица. В ФГК потестативным называется условие, ставящее исполнение договора в зависимость от события, которое любая из сторон может сделать наступившим или помешать его наступлению (ст. 1170), смешанным — такое, которое одновременно зависит от воли одной из сторон контракта и от воли третьего лица (ст. 1171). ——————————— <7> См.: Maleville J., de. Analyse raisonnee du Code civil au Conseil d’etat. T. 3. 2e id. Paris, 1807. P. 55; Valory S. Op. cit. N 102. P. 73.

Составители ФГК позаимствовали из доктрины XVIII в. термин «потестативное условие», но расширили его содержание. Если ранее в качестве потестативного могло быть квалифицировано только условие, зависящее от кредитора, то теперь потестативным стало также называться условие, зависящее от должника. В числе потестативных оказались «условия» вида si voluero, чего ни предшествующая доктрина, ни римское право не знали. Кроме того, по причине отсутствия норм об условиях, зависящих одновременно от воли должника и от случая, эти условия также пополнили сферу потестативных. Наконец, правило ст. 1171 ФГК долгое время понималось таким образом, что к числу потестативных относились условия, зависящие от должника и от неопределенного третьего лица <8>. ——————————— <8> См.: Ghestin J. Op. cit. N 3. P. 244.

Таким образом, поскольку понятие потестативности было расширено, под удар ничтожности попало огромное количество условий, которые часто встречались в практике <9>, что, видимо, не отвечало ни потребностям оборота, ни соображениям справедливости. В связи с этим в судебной практике, а вслед за ней и в доктрине подробно рассматривался вопрос о сфере применения ст. 1174 ФГК и о критерии потестативности условий. ——————————— <9> Ibid. N 2. P. 243.

Потестативное условие как обстоятельство, подчиненное исключительной воле стороны договора

В силу ст. 1108 ФГК одним из условий правомерности договора является согласие лица, которое берет на себя обязательство, в противном случае договор не заключен. Считается, что если условие подчинено воле должника, значит, он не хотел обязываться и обязательство отсутствует. Отсюда следует, что санкция ст. 1174 ФГК направлена против отсутствия согласия должника. Однако в судебной практике указанная статья применялась только в случаях, когда потестативное условие на стороне должника могло привести к несправедливому обогащению за счет кредитора <10>. ——————————— <10> См.: Valory S. Op. cit. N 81. P. 63.

В доктрине и практике существовали две противоположные тенденции: с одной стороны, поскольку под ст. 1174 ФГК подпало много «нормальных» условий, ее действие надо было ограничить; с другой стороны, права кредитора в обязательстве с потестативным условием нуждались в защите, а ст. 1174 ФГК оказалась для этого очень удобным инструментом. Исходя из понимания потестативности как зависимости условия от воли стороны, в доктрине была предпринята попытка объяснить случаи, в которых ст. 1174 ФГК к потестативным условиям на стороне должника в судебной практике не применялась. Для этого все потестативные условия были разделены на чисто потестативные и просто потестативные <11>. К первым относились те, что зависели исключительно от воли должника; они влекли недействительность обязательства. Ко вторым — те, что зависели от действия должника; эти условия на действительность обязательства не влияли. Для того чтобы доктринально обосновать это решение, ст. 1170 и 1174 ФГК были истолкованы так, как если бы в каждой из них подразумевался свой вид потестативного условия: в первой норме — просто потестативное, во второй — чисто потестативное условие. Предполагалось, что, рассмотрев спорное условие, имеющее признаки потестативности, судья отнесет его к разряду либо чисто потестативных, либо просто потестативных и на этом основании признает действительность или недействительность обязательства. ——————————— <11> См.: Malaurie Ph., Aynes L. Cours de droit civil. T. VI. Les obligations. 6e id. mise a jour ler julliet 1995. Paris. N 1111. P. 662; Milhac O. La notion de condition dans les contrats a titre onereux. L. J.D. J., 2001. N 114. P. 38.

Доктринальное решение ограничить сферу действия ст. 1174 ФГК, разделив потестативные условия, не нашло широкого применения в практике по следующим причинам: 1. Однозначно применить критерий исключительной зависимости от воли должника можно только к условиям вида si voluero, недействительность которых и так не подвергалась сомнению. На практике, когда должник сохраняет власть прекратить свое обязательство только своей волей, эта воля всегда проявляется в форме исполнения какого-то действия или уклонения от его исполнения. Поэтому чисто потестативные условия в практике не встречаются и судьи рассматривали их только как «учебную гипотезу» <12>. ——————————— <12> Valory S. Op. cit. N 132. P. 85.

2. Хотя просто потестативное условие зависит от действия, необходимым элементом этого действия является воля должника. Следовательно, если должник захочет, даже просто потестативное условие не будет выполнено. Поэтому сама по себе зависимость обязательства от действия должника не означает, что права кредитора не могут быть нарушены. Таким образом, условия, зависящие от действий должника, потенциально столь же опасны, как и условия si voluero <13>, и их нельзя выводить из-под действия ст. 1174 ФГК. ——————————— <13> Ibid. N 124. P. 81.

3. Волеизъявление должника, совершенное для того, чтобы повлечь наступление просто потестативного условия, не означает, что условие будет выполнено. Поэтому реализация такого условия зависит от внешнего обстоятельства, не относящегося к должнику. Следовательно, четкий критерий разграничения смешанного и просто потестативного условия отсутствует, а одно и то же условие можно квалифицировать и как смешанное, и как просто потестативное. 4. Доктринальное обоснование со ссылкой на различие текстов ст. 1170 и 1174 ФГК небезупречно. В обеих статьях говорится об «условии, зависящем от воли», и нет формальных оснований по-разному понимать их смысл. Можно привести также исторический аргумент: составители Кодекса задумывали потестативное условие как единую категорию <14>, поэтому ст. 1170 и 1174 ФГК регулируют один и тот же институт потестативного условия. ——————————— <14> См.: Valory S. Op. cit. N 123. P. 81.

Если нужно было защитить права кредитора, то суды, выбирая между квалификацией спорного условия как просто потестативного или как смешанного, всегда останавливались на последнем варианте. В Постановлении Кассационного суда от 22.11.1976 было признано смешанным условие, подчиняющее покупку товара выдаче кредита покупателю <15>. Очевидно, что поскольку покупателю нужен товар, то он сделает все необходимое, чтобы получить финансирование в банке, поэтому нецелесообразно признавать обязательство с таким условием недействительным. По классификации, предложенной классической доктриной, это просто потестативное условие, так как условное обстоятельство зависит от заключения должником кредитного договора. Вместе с тем заключение кредитного договора зависит и от третьего лица — банка, и потому это условие можно рассмотреть и как смешанное. Кассационный суд квалифицировал спорное условие как смешанное и оставил обязательство в силе. Выбор в пользу такой квалификации в целях защиты прав кредитора, видимо, объясняется тем, что к смешанным условиям ст. 1174 ФГК никогда не применялась, а значит, суду проще обосновать свое решение. Вероятно, по той же причине суды стали рассматривать в качестве смешанных условия, зависящие от неопределенного третьего лица <16>, чем восполнили пробел в тексте ст. 1171 ФГК. Кассационный суд рассмотрел дело, в котором в качестве условия продажи одного актива была установлена продажа покупателем другого актива неопределенному третьему лицу. Признавая такое условие законным, суд имплицитно исходил из того, что оно не только обязывает должника к простому изъявлению воли, но и предполагает наличие обстоятельства, не зависящего от действий должника <17>. В доктрине такое решение объясняется тем, что воля любого лица является внешним по отношению к обязательству обстоятельством, которое устраняет его потестативный характер <18>. ——————————— <15> Ibid. N 133. P. 86. <16> См.: Ghestin J. Op. cit. N 6. P. 246. <17> См.: Arret de la chambre commerciale de la Cour de cassation 17 mai 1965, N de pourvoi 63-10288 // www. legifrance. gouv. fr. <18> Ibid.

Таким образом, закрепился подход, по которому признание условия потестативным означало ничтожность обязательства, а проблема применения ст. 1174 ФГК оставалась нерешенной. Классическое понимание потестативности привело к тому, что потестативные условия по-разному влияли на обязательство: исходя из того, было условие зависимым от кредитора или должника, его установили в одностороннем или синаллагматическом, возмездном или безвозмездном договоре, оно являлось отлагательным или отменительным. Потестативные условия на стороне кредитора. Поскольку ст. 1174 ФГК наказывает отсутствие согласия на заключение обязательства, а также учитывая, что «условие» si voluero может исходить от кредитора, некоторыми авторами ставился вопрос о том, допустимо ли обязательство под условием, зависящим только от согласия кредитора. Они толковали ст. 1174 ФГК так, что обязательство под условием согласия не имеет силы вне зависимости от того, на чьей стороне — должника или кредитора — находится условие <19>. Эта позиция не получила распространения ни в судебной практике, ни в доктрине по следующим причинам. Во-первых, потестативное условие на стороне кредитора не противоречит цели ст. 1174 ФГК — не дать должнику несправедливо обогатиться, отказавшись от своего обязательства. Во-вторых, не имеет значения, что кредитор исключительно своей волей может спровоцировать наступление условия или помешать ему, поскольку «такая возможность на стороне кредитора не вредит правовой связи сторон» <20>. Поэтому в вопросе о потестативном условии, в том числе условии согласия, на стороне кредитора ст. 1174 ФГК толкуется a contrario и такое условие считается допустимым как в доктрине, так и в практике <21>. ——————————— <19> См.: Valory S. Op. cit. N 82. P. 63. <20> Ibid. N 83. P. 64. <21> Ibid. N 82. P. 63; Carbonnier J. Droit civil. Vol. II: Les biens. Les obligations. 1re ed. «Quadrige». Paris. N 1051. P. 2155.

Потестативные условия в синаллагматических договорах. В доктрине начала XIX в. встречалось мнение, что потестативное условие влечет недействительность всего синаллагматического договора <22>. В классической доктрине и судебной практике потестативность одного обязательства в синаллагматическом договоре не приводила к недействительности договора в целом. Это объяснялось тем, что в двустороннем договоре каждая из сторон является одновременно и должником и кредитором. Поэтому, пока должник, обязавшийся под потестативным условием, не исполнит свою часть, он не имеет права требовать встречного исполнения. Такой должник не может отказаться от исполнения своего обязательства, не потеряв право требования по встречному обязательству <23>. ——————————— <22> См.: Duranton A. Op. cit. P. 19; Milhac O. Op. cit. N 116. P. 38 — 39. <23> См.: Valory S. Op. cit. N 92, 93. P. 68.

Потестативные условия в возмездных и безвозмездных сделках. В силу ст. 944 ФГК дарение, совершенное под условием, исполнение которого зависит от воли дарителя, недействительно. Это ограничение обосновано принципом безвозвратности дарения (donner et retenir ne vaut) и распространяется на все безвозмездные сделки <24> вне зависимости от того, в какой степени условие зависит от воли дарителя. ——————————— <24> См.: Ghestin J. Op. cit. N 3. P. 245; Malaurie Ph., Aynes L. Op. cit. N 1112. P. 662.

Из правила недопустимости в дарении условий, зависящих от дарителя, классическая судебная практика допускала только одно исключение в виде смешанных условий. Признавалось законным также условие, зависящее от воли дарителя и от воли третьего лица, но считалось недопустимым условие, зависящее от воли должника и случая <25>. ——————————— <25> См.: Valory S. Op. cit. N 128. P. 83 — 84.

Потестативность отлагательных (суспензивных) и отменительных (резолютивных) условий. В классической доктрине считалось, что ст. 1174 ФГК применяется только к отлагательным условиям, но не к отменительным. В качестве обоснования приводились в основном аргументы историко-догматического характера: 1) наличие резолютивного условия, в отличие от суспензивного, не препятствует образованию правовой связи между сторонами; 2) в ст. 1174 ФГК говорится об «обязательстве, заключенном под условием», т. е. речь идет о ситуации, когда под потестативное условие поставлено возникновение обязательства, а не прекращение; 3) среди статей ФГК достаточно примеров, когда допускается потестативность резолютивных условий (абзац второй ст. 1780 ФГК — прекращение договора об оказании услуг, ст. 1659 ФГК — право выкупа, ст. 1869 и ст. 1844-7 ФГК — прекращение договора товарищества и выход участника из товарищества); 4) резолютивные потестативные условия традиционно допускались как в римском праве, так и в трудах юристов до принятия ФГК <26>. ——————————— <26> Ibid. N 102. P. 72.

Критика подчиненности условия воле стороны договора как критерия потестативности

Суды механистически не применяли ни выработанные доктриной правила, ни текст ФГК, предпочитая рассматривать, заслуживает ли конкретное условие в конкретном договоре того, чтобы быть действительным, a posteriori определяя его допустимость или недопустимость <27>. Для того чтобы применить критерий зависимости от воли, необходимо рассматривать условие в чистом виде, извлекая его из контекста, в котором оно установлено. При таком изоляционном анализе потестативность устанавливается без учета содержания контракта, намерений сторон, способа исполнения обязательства, уже произведенного исполнения, возможных санкций и других обстоятельств конкретного дела. Поэтому критерий зависимости от воли оказался не востребованным практикой и суды в целях защиты прав кредитора использовали ст. 1174 ФГК без оглядки на него и его последствия. Исходя из этого понимание потестативного условия как условия, зависящего от воли должника, и ст. 1174 ФГК как санкции за отсутствие согласия на заключение договора подверглось пересмотру и критике. ——————————— <27> Ibid. N 135. P. 87.

В доктрине толкование ст. 1174 ФГК как санкции за отсутствие согласия на заключение договора критиковалось из-за того, что в этом случае она дублирует ст. 1108 Кодекса. Из текста последней очевидно, что обязательство при отсутствии соглашения не заключено. Так как ст. 1108 ФГК — норма общего характера, то в этом случае нет необходимости в ст. 1174 Кодекса <28>. Применение ст. 1174 ФГК к процессу формирования обязательства как следствие критерия зависимости условия от действий должника приводит к тому, что некоторые виды условий (отменительные, условия в синаллагматических и в безвозмездных договорах) могут быть выведены из-под действия ст. 1174 ФГК. Этим создается возможность для должника нарушить права кредитора в обязательствах, исключенных из области применения указанной статьи Кодекса. ——————————— <28> См.: Valory S. Op. cit. N 124. P. 81.

Классический взгляд на потестативное условие в синаллагматическом договоре не учитывал, что одно обязательство синаллагмы является основанием (каузой) встречного обязательства. На эту взаимосвязь можно смотреть через призму договора как единой операции — тогда потестативность одного обязательства не может быть распространена на встречное и договор не зависит от воли одной из сторон <29>. Если же рассматривать встречные обязательства по отдельности, то одно из них потестативно и потому недействительно в соответствии со ст. 1174 ФГК, а второе недействительно согласно ст. 1131 ФГК, по которой обязательство без основания или с незаконным основанием не имеет юридической силы. Большинство современных авторов придерживаются второго подхода, подчеркивая, что «как с точки зрения теории, так и по справедливости нельзя допустить, чтобы одно обязательство было действительным, когда другое потестативно» <30>. ——————————— <29> Ibid. N 84. P. 65. <30> Ibid. N 95. P. 70.

В синаллагматическом договоре потестативность одного обязательства не может привести к несправедливому обогащению одной из сторон только в случае, когда встречные обязательства исполняются одновременно. Но в большинстве контрактов обязанности исполняются последовательно, поэтому, если одно обязательство потестативно, а другое — нет, кредитор, исполнивший второе обязательство, оказывается в произвольной власти потестативного должника. Поскольку несправедливое обогащение недопустимо, то, если одно обязательство в синаллагме потестативно, с учетом конкретных обстоятельств дела к нему может быть применена ст. 1174 ФГК. До недавних пор суды не всегда применяли ст. 1174 ФГК к синаллагматическим договорам. Противоположную практику окончательно утвердило Постановление Кассационного суда от 07.06.1983 <31>. Суд рассмотрел спор из договора купли-продажи жилья, в котором в качестве условия действительности было установлено удостоверение сделки и уплата цены в срок, указанный покупателем. Хотя обязательство по уплате было заключено под потестативным условием, а потому являлось недействительным, нижестоящий суд решил, что это не влияет на действительность соглашения в целом по причине взаимности обязательств. Кассационный суд решение отменил и применил ст. 1174 ФГК, указав, что поскольку обязательство по уплате цены было ничтожным, то весь договор тоже ничтожен. ——————————— <31> Ibid. N 97. P. 70.

Ничем не ограниченная потестативность может привести к несправедливому обогащению одной стороны за счет другой вне зависимости от отлагательного или отменительного характера условия <32>. Это политико-правовое решение было подкреплено опровержением догматических аргументов классической доктрины. Во-первых, поскольку и отлагательное, и отменительное обстоятельства являются условиями, то непонятно, почему в первом случае должна применяться ст. 1174 ФГК, а во втором — нет. Даже если ст. 1174 ФГК наказывает отсутствие согласия стороны, то для ее применения нет разницы, к какому типу принадлежит условие. Отлагательное условие вида «обязуюсь, если я захочу» идентично отменительному условию «обязуюсь, но обязательство прекратится, когда я захочу»: последствия обоих условий будут одинаковыми <33>. Во-вторых, в ст. 1174 ФГК нет разницы между отлагательным или отменительным условием, различие отсутствует и в ст. 1170 ФГК, определяющей понятие потестативного условия. В-третьих, в статьях ФГК, дающих стороне право использовать потестативное отменительное условие, произвольная власть этой стороны ограничивается. Например, ст. 1869 ФГК, предоставляющая право расторгнуть договор товарищества и выйти из него, предписывает делать это в соответствии с доброй совестью и без неудобств для участников товарищества, что ограничивает потестативность. В-четвертых, некоторые институты, походящие на потестативные резолютивные условия, в действительности скрывают иной механизм регулирования, например право отказа от исполнения обязательства и отменительную оговорку <34>. Что касается различий легальных режимов потестативных условий в возмездных и безвозмездных сделках, то в современной доктрине предлагается установить на уровне закона одинаковый режим для обоих видов сделок, поскольку «потестативность в возмездных сделках мешает не меньше, чем в безвозмездных» <35>. ——————————— <32> Valory S. Op. cit. N 107. P. 75. <33> См.: Taisne J.-J. La notion de condition dans les actes juridiques. Contribution a l’etude de l’obligation conditionnelle. These. Lille, 1977. N 93. P. 141 (цит. по: Valory S. Op. cit. N 103. P. 73). <34> Ibid. <35> См.: Valory S. Op. cit. N 127. P. 83.

Критика классического подхода к потестативным условиям также показала, что различие между смешанным и потестативным условием довольно зыбко: оба вида условий в конечном счете подвержены влиянию воли стороны договора. Квалификация условия как смешанного не влияет на то, что должник может воздействовать на условие и поэтому способен нарушить права кредитора. В связи с этим необходимость легальной классификации условий по критерию зависимости от воли стороны на казуальные, смешанные и потестативные была подвергнута сомнению.

Новейшее понимание потестативного условия: формирование критерия произвольной власти одной стороны над другой

По указанным выше причинам взгляд на потестативное условие как на зависимое от воли должника не позволял эффективно защищать права кредитора. В поисках критерия потестативности суды часто выясняли, зависит ли исполнение обязательства от произвольной власти должника. Исходя из этого, Ж. Карбонье предложил рассматривать потестативное условие не как проявление воли (volonte) должника, а как власть (puissance) одной стороны над другой <36>. Таким образом, в судебной практике и доктрине в настоящее время формируется подход, по которому критерием потестативного условия постепенно становится произвольная власть должника над кредитором, или критерий произвольности <37>. ——————————— <36> См.: Carbonnier J. Op. cit. N 1053. P. 2161. <37> Считается, что термин «произвольность» впервые появился в следующих решениях: Постановлении Кассационного суда от 28.10.1983 и решении Суда Парижа от 18.10.1984 (см.: Valory S. Op. cit. N 138. P. 88).

Новый критерий меняет сферу действия ст. 1174 ФГК. Во-первых, эта норма больше не применяется к условию только потому, что оно зависит от должника; даже сама по себе полная подчиненность условия воле должника не приводит к недействительности обязательства. Во-вторых, ст. 1174 ФГК может действовать в любой точке развития обязательства, а не только на стадии его формирования. Это позволяет, когда необходимо защитить права кредитора, применить данную статью как к суспензивным, так и к резолютивным условиям, к условиям на стороне должника и кредитора и условиям из договоров различных видов <38>. Критерий произвольности окончательно нивелирует практическую ценность деления условий на случайные, смешанные, потестативные. Возможно, поэтому в проекте реформы обязательственного права, подготовленного в 2005 г. Министерством юстиции, статьи, определяющие случайное, смешанное и потестативное условия, исключены <39>. ——————————— <38> См.: Valory S. Op. cit. N 144. P. 91. <39> Avant-projet de reforme du droit des obligations (Articles 1101 a 1386 du Code civil) et du droit de la prescription (Articles 2234 a 2281 du Code civil) Rapport a Monsieur Pascal Clement Garde des Sceaux, Ministre de la Justice 22 Septembre 2005 // www. henricapitant. org.

В отличие от жесткого критерия зависимости от воли должника критерий произвольности гибкий и для его использования следует учитывать все обстоятельства дела. По этой причине не существует шаблона, по которому можно определить, состоит ли кредитор в произвольной власти должника. Однако можно обобщить обстоятельства, наличие которых оказывает влияние на вывод о произвольности. 1. Судебный контроль над условием. Если обстоятельства дела позволяют судье установить, наступило условие или нет, какими причинами это вызвано, кто получил от этого выгоду, то судья может скорректировать правоотношение. В противном случае, когда право кредитора нуждается в защите, остается только вернуть стороны в первоначальное положение. Судебный контроль возможен, если существуют объективные методы оценки события, установленного в качестве условия. Например, условие сохранения на месторождении качества руды или условие о недостаточной рентабельности производства <40> подлежат объективному контролю и потому действительны. Возможность контроля имеется и в случае, когда стороны в договоре установили критерии оценки условия. Отсутствие таких критериев будет свидетельствовать в пользу невозможности судебного контроля. В частности, Кассационный суд аннулировал договор, предусматривающий возможность одностороннего отказа покупателя, если он не сможет перепродать определенное количество товара за год, так как «ни контроль, ни способы проверки не были определены другой стороной, хотя на основании своего одностороннего и субъективного суждения покупатель мог отказаться от обязательства в ходе его исполнения» <41>. ——————————— <40> См.: Ghestin J. Op. cit. N 17. P. 253 — 254. <41> Milhac O. Op. cit. N 160. P. 52; Valory S. Op. cit. N 150. P. 93.

2. Значимость последствий наступления или ненаступления условия для должника. У должника не будет стимула нарушать права кредитора, если негативные последствия наступления или ненаступления условия соизмеримы с тем, что должник может выиграть от нарушения прав кредитора. В связи с этим не считается произвольным условие договора купли-продажи, по которому цена товара уплачивается по воле приобретателя, если контракт предусматривал обязанность покупателя уплатить проценты на стоимость товара в случае, если он ее не оплатит <42>. Наоборот, не допускается условие, подчиняющее обязанность по возврату займа продаже квартиры заемщиком. В данном случае заемщик не обязан продавать квартиру, он пользуется суммой займа и у него нет стимула ее возвращать <43>. ——————————— <42> См.: Valory S. Op. cit. N 147. P. 92; Ghestin J. Op. cit. N 19. P. 255. <43> См.: Ghestin J. Op. cit. N 9. P. 248.

Должник не станет нарушать права кредитора, если наступление условия для него выгодно. Действительно условие, подчиняющее оплату долга восстановлению финансового состояния должника. Хотя данное условие зависит от должника и у него есть возможность помешать наступлению этого условия, неразумно предполагать, что он такой возможностью воспользуется, так как «в природе вещей желать возврата к лучшему состоянию» <44>. В то же время недопустимо условие, подчиняющее платеж 70% стоимости земельного участка факту перепродажи этого участка <45>, поскольку покупатель мог не перепродавать землю бесконечно долго и становился ее собственником, оп латив только 30% стоимости. ——————————— <44> Valory S. Op. cit. N 148. P. 92 — 93. <45> См.: Ghestin J. Op. cit. N 11. P. 249 — 250.

Должник не будет использовать свою произвольную власть, если условие является его обязанностью в другом правоотношении. Поэтому действительно обязательство под условием, подчиняющим оплату товара получению покупателем кредита в случае, когда он обязался взять кредит в определенном банке <46>. ——————————— <46> Ibid. N 10. P. 248.

3. Баланс интересов сторон в договоре. У каждой стороны должна быть возможность получить то, на что она рассчитывала по договору. Пока такая возможность сохраняется, неэффективно признавать условие потестативным, а договор — недействительным. Частичное исполнение условного обязательства, как правило, исключает потестативность условия в этом обязательстве. Причина, по-видимому, заключается в том, что если должник показал свое намерение исполнить, то он не собирается держать кредитора в своей власти, а интерес кредитора уже частично компенсирован. Кассационный суд рассмотрел дело, в котором концессионарий приобрел право эксплуатировать карьер в течение 15 лет. В качестве встречного предоставления он уплатил аванс, уплата оставшейся суммы была подчинена началу эксплуатации карьера концессионарием. Суд счел, что, хотя концедент не сможет использовать карьер 15 лет и уплата подчинена действиям концессионария, интерес концедента не нарушен и компенсируется авансом <47>. Развивая логику Кассационного суда, можно предположить, что, даже если бы концессионарий не стал эксплуатировать карьер, то это не повлияло бы на квалификацию обязательства, поскольку в этом случае ни концессионарий, ни концедент не получили бы прибыли от эксплуатации и баланс интересов был бы сохранен. ——————————— <47> См.: Milhac O. Op. cit. N 143. P. 46 — 47.

Когда условное обязательство позволяет установить срок исполнения условия, такое обязательство не будет признано потестативным <48>. Если должник, получивший исполнение от кредитора, не исполняет свою встречную обязанность, это может нарушить баланс интересов сторон. Поэтому, если договор позволяет установить срок исполнения обязанности должника, суд определит такой срок. Если же период между моментом возникновения обязательства и возможным осуществлением условия чрезмерно долгий, это служит аргументом в пользу потестативности условия <49>. ——————————— <48> Ibid. N 140. P. 46. <49> Ibid. N 148. P. 48.

4. Экономическое неравенство сторон договора. Например, в договоре найма жилья традиционно допускается отменительное потестативное условие на стороне нанимателя, но не наймодателя. Не допускается условие, позволяющее работодателю увеличить процентную ставку по займу, выданному работнику в случае увольнения последнего <50>. ——————————— <50> См.: Valory S. Op. cit. N 512. P. 305.

5. Помимо названных, судьи учитывают и другие обстоятельства, такие, как содержание договора, экономические данные, поведение сторон, степень исполненности обязательств, установленные санкции <51>, обстоятельства наступления условия <52>. ——————————— <51> Ibid. N 141. P. 90. <52> Ibid. N 515. P. 305 — 306.

6. Отдельно рассматриваются синаллагматические договоры, где под условие поставлено не одно из обязательств, а весь договор в целом. В доктрине последних лет распространяется мнение, что, поскольку в условном синаллагматическом договоре «потестативность позволяет своему бенефициару пробудить контракт к жизни», такой контракт следует квалифицировать как одностороннее обещание заключить договор <53>. В связи с этим если весь договор в целом поставлен под условие, зависящее от одной из сторон, то такое условие предлагается рассматривать как потестативное опционное право (un droit potestatif d’option). Иными словами, сторона, в пользу которой установлено условие, может своим односторонним волеизъявлением создать договор. Этого волеизъявления будет достаточно, чтобы договор считался заключенным. Например, договор купли-продажи под потестативным условием предлагается квалифицировать как одностороннее обещание продажи или одностороннее обещание покупки сообразно тому, какая из сторон — продавец или покупатель — является обязанной <54>. Такая квалификация позволяет избежать необоснованного применения ст. 1174 ФГК. ——————————— <53> См.: Valory S. Op. cit. N 169. P. 105. Особенно актуален этот вопрос в отношении купли-продажи (ссылки на авторов, признающих такую квалификацию, см.: Valory S. Op. cit. N 507. P. 302. Ann. 1366). <54> Ibid.

Судебная практика, касающаяся таких условных договоров, в настоящее время весьма неустойчива, и зачастую суды отказываются признавать, что синаллагматический договор под потестативным условием содержит в себе опционное право <55>. Однако есть решения, в которых суд занимает противоположную позицию. В качестве примера нередко ссылаются на решение Кассационного суда по делу, где договор купли-продажи вступал в силу, если покупатель в течение одного месяца подтвердит свое намерение купить <56>. Суд признал этот договор односторонним обещанием продажи и квалифицировал отлагательное условие в качестве опционного права. ——————————— <55> Ibid. N 508. P. 303. <56> См.: Arret de la troisieme chambre dela Cour de cassation. 21.11.1984. N de pourvoi 83-13919 // www. legifrance. gouv. fr.

Но даже квалификация синаллагматического договора купли-продажи, содержащего оговорку о его вступлении в силу только после наступления определенного условия, не всегда означает, что суд будет рассматривать эту оговорку как опционное право, а не как условие. Именно так в одном из недавних дел поступил Кассационный суд: он указал, что спорный условный договор является односторонним обещанием продажи, но применил к оговорке о вступлении договора в силу ст. 1178 ФГК. Таким образом, суд защитил право кредитора, применив фикцию наступления условия <57>. ——————————— <57> Ibid. 27.12.2013. N de pourvoi 12-13796.

Изменение критерия потестативности привело к изменению взглядов на санкцию при использовании ст. 1174 ФГК. Когда эта норма наказывала отсутствие согласия на заключение обязательства, обязательство с потестативным условием считалось ничтожным, так как необходимость согласия на заключение договора — требование публичного порядка, закрепленное в ст. 1108 ФГК <58>. Поскольку ст. 1174 ФГК сейчас не рассматривается как санкция за наличие порока воли, автоматическая ничтожность обязательства с признаками потестативности представляет собой неадекватную санкцию. Более того, аннулирование обязательства под потестативным условием зачастую может оказаться выгодным для должника. Одна из причин заключается в том, что прекращение договора не позволит кредитору использовать договорные санкции и средства защиты, а должнику даст возможность бесплатно пользоваться предоставлением, которое совершил кредитор. Другая причина сводится к тому, что квалификация условия как потестативного или непотестативного, а правоотношения — как действительного или недействительного зависит от случайных обстоятельств в конкретном деле. Стороны не могут предполагать, в совокупности с какими обстоятельствами в дальнейшем суд будет рассматривать условие, поэтому отсутствие более гибких инструментов, чем признание условия недействительным, превращает условное правоотношение в русскую рулетку <59>. ——————————— <58> См.: Valory S. Op. cit. N 145. P. 91. <59> См.: Milhac O. Op. cit. N 167. P. 54.

Поэтому, даже когда у условия имеются признаки потестативности, судьи, как правило, стремятся сохранить обязательство, применив не такие радикальные меры реагирования, как признание договора недействительным. Основным инструментом для оздоровления правоотношения в случае нарушения прав кредитора все больше становится фикция наступления условия, установленная ст. 1178 ФГК. В силу этой нормы условие считается осуществившимся, если его осуществлению воспрепятствовал зависимый от него должник. Цель ст. 1178 ФГК — помешать должнику «исказить случай» <60>, т. е. не позволить обязанному лицу повлиять на нормальное развитие правоотношения и тем самым нарушить право кредитора на получение исполнения. Правила ст. 1174 ФГК не предназначены для того, чтобы понудить должника исполнить обязательство, и кредитор может добиться лишь возврата того, что он передал должнику, но не получения того, на что он рассчитывал по договору. Наоборот, использовав ст. 1178 ФГК, суд фактически понуждает должника исполнить обязательство <61>. Характерным примером применения ст. 1178 ФГК служит дело, в котором в качестве условия продажи земельного участка был установлен факт прокладки линии электропередачи. Продавец, который после заключения договора нашел другого покупателя, не стал обращаться в энергетическую компанию, и линия не была проложена. По этой причине Кассационный суд признал условие наступившим, а договор — заключенным <62>. Доктрина рассматривает нормы ст. 1178 ФГК как особый вид гражданско-правовой ответственности <63>. Видимо, по этой причине Кассационный суд требует четких доказательств манипуляции условием со стороны должника и отменяет решения, где этот факт не доказан <64>. ——————————— <60> Ibid. N 166. P. 54. <61> См.: Milhac O. Op. at. N 172. P. 56. <62> Ibid. N 179. P. 58. <63> Ibid. N 169. P. 55. <64> Ibid. N 182. P. 60.

Вместе с тем фикция наступления условия также используется с оглядкой на иные обстоятельства дела: судьи соотносят выгоды и потери каждой из сторон. Если применение ст. 1178 ФГК влечет слишком серьезные последствия для должника (например, он разорится), то судьи могут не признать условие наступившим и не позволить кредитору воспользоваться предусмотренными договором санкциями <65>. ——————————— <65> Подробнее см., напр.: Mallet-Bricout B. La condition suspensive, «reputee accomplie», relative a l’obtention d’un pret bancaire, dans une vente immobiliere. Subtiles nuances ou eternelles incertitudes? (A propos de deux decisions de la 3e Chambre civile de la Gour de cassation) // R. J.T. 43. 2009 (см.: www. editionsthemis. com).

В дополнение к правилам ст. 1178 ФГК суды, защищая кредитора от произвола должника, применяют и другие приемы. Для того чтобы избежать квалификации обстоятельства как потестативного условия на стороне должника, суды в ряде случаев искусственно определяют его как «потестативный срок» <66>, например в случаях, когда срок исполнения обязательства определен путем указания на обстоятельство, наступление которого не обладает свойством неизбежности. ——————————— <66> Ibid. N 469, 470. P. 177.

К денежным обязательствам, имеющим признаки потестативности, иногда применяется ст. 1901 ФГК, по которой если в соглашении установлено, что заемщик вернет сумму займа, когда он сможет или когда у него будут деньги, то судья устанавливает срок платежа в соответствии с обстоятельствами. Видно, что гипотеза ст. 1901 ФГК предусматривает легальное потестативное условие: оплата, поставленная в зависимость от возможностей должника, находится в произвольной власти последнего. Таким образом, удается избежать ничтожности обязательства и судебным актом обеспечить кредитору получение исполнения. Кроме того, применяется правило ст. 1176 ФГК, в соответствии с которым если обязательство заключено под условием, что событие наступит без фиксированного срока, то условие может наступить всегда и оно отпадет, если станет очевидным, что событие не наступит <67>. ——————————— <67> См.: Ghestin J. Op. cit. N 13. P. 251.

Выработанный судебной практикой и развиваемый доктриной подход к потестативному условию пока не получил последовательного законодательного закрепления. В ст. 1175 проекта реформы обязательственного права, разработанного Министерством юстиции в 2005 г. <68>, и в ст. 119 проекта реформы договорного права Канцелярии Министерства юстиции (по состоянию на июль 2008 г.) <69> формальным критерием недействительности обязательства по-прежнему называется зависимость условия от исключительной воли должника. Однако это правило ограничено: из него исключены случаи, когда обязательство исполняется в соответствии с его основанием. Такое исключение предоставляет судам возможность корректировать динамику договорных обязательств, прямо ссылаясь на правила об условиях. ——————————— <68> Avant-projet de reforme du droit des obligations (Articles 1101 a 1386 du Code civil) et du droit de la prescription (Articles 2234 a 2281 du Code civil). Rapport a Monsieur Pascal Clement Garde des Sceaux, Ministre de la Justice 22 Septembre 2005 // www. henricapitant. org. <69> Projet de reforme du droit des contrats (juillet 2008) // www. chairejlb. ca. Необходимо отметить, что в редакции этого проекта, датированной маем 2009 г., правила об условиях отсутствуют вообще (см.: Projet de reforme du droit des contrats (mai 2009) // www. droit. wester. ouisse. free. fr).

Можно предположить, что причинами, по которым в указанных проектах запрет потестативных условий на стороне должника совсем не исключается из текста закона, являются следующие. 1. Это правило позволяет защищать кредитора от произвола должника, и его отсутствие лишит суды важного инструмента последующего контроля договорных отношений. 2. Судебная практика показывает, что суды склонны применять его только в самых крайних случаях, когда действительно есть опасность нарушения прав кредитора и по-другому его не защитить. 3. Учитывая, что условное обязательство во Франции — нормальное явление, нет опасности, что сохранение запрета в такой форме отрицательно скажется на доверии участников оборота к самому институту условного обязательства. 4. Это правило «имеет профилактический эффект и предупреждает соблазн несправедливо обогатиться за счет другой стороны» <70>. ——————————— <70> Milhac O. Op. cit. N 140. P. 46.

Выводы

Формальный запрет в ФГК потестативных условий на стороне должника является следствием не вполне корректного распространения понятия «потестативное условие» на все условия, в которых отмечается зависимость от воли стороны в договоре. Попытки решить проблему потестативности, руководствуясь критерием зависимости от воли, оказались не вполне удачными, и постепенно начинает использоваться более глобальный и гибкий критерий произвольной власти. Несмотря на наличие в законе правила, позволяющего признать ничтожным обязательство с потестативным условием, оно используется очень избирательно. Практика применения и доктринальное осмысление категории потестативного условия привели к тому, что ст. 1174 ФГК стала использоваться, только когда требуется защитить права кредитора и только если другие способы защиты не являются эффективными или их невозможно применить. В настоящее время признание условия на стороне должника потестативным влечет недействительность обязательства. Вместе с тем судьи и ученые бережно относятся к правоотношению и признают недействительным обязательство с потестативным условием только в качестве крайней меры.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *