Споры, связанные с применением законодательства, регулирующего отношения по договору оказания услуг по передаче электрической энергии

(Брынова Т. И.)

("Арбитражные споры", 2013, N 2)

Текст документа

СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА,

РЕГУЛИРУЮЩЕГО ОТНОШЕНИЯ ПО ДОГОВОРУ ОКАЗАНИЯ

УСЛУГ ПО ПЕРЕДАЧЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ

Т. И. БРЫНОВА

Брынова Т. И., помощник судьи Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.

Договор оказания услуг по передаче электрической энергии - новый для российского гражданского права вид договора, который возник вследствие реформирования российской электроэнергетики.

Специфика электрической энергии как объекта гражданских прав предопределяет способы защиты прав и интересов сторон в отношениях, связанных с ее передачей.

Анализ судебных споров, связанных с применением законодательства, регулирующего отношения по оказанию услуг по передаче электрической энергии, свидетельствует о разнообразии предъявляемых исков и избираемых сторонами способов защиты. В их числе иски о понуждении к заключению договора и понуждении к исполнению обязательств по договору; об урегулировании разногласий при заключении договора; о признании недействительным договора и отдельных пунктов договора; о взыскании убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора; о взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии и процентов за пользование чужими денежными средствами; о взыскании неосновательного обогащения.

Цель настоящей статьи - на основе постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) и постановлений Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее - ФАС СЗО), принятых в 2010 году - первом полугодии 2012 года, обозначить некоторые подходы, выработанные на сегодняшний день судебной практикой при разрешении споров, связанных с применением законодательства, регулирующего отношения по оказанию услуг по передаче электрической энергии.

Правовое регулирование

Гражданско-правовой природой рассматриваемого вида договора является возмездное оказание услуг, сфера правового регулирования - глава 39 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). К отношениям, не урегулированным ГК РФ, применяются нормы Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон N 35-ФЗ), а также нормы утвержденных Правительством Российской Федерации в соответствии с полномочиями, предоставленными ему статьей 21 названного Закона, Постановлением от 27.12.2004 N 861 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг (в ред. от 29.12.2011) (далее - Правила N 861) и Постановлением от 31.08.2006 N 530 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии (далее - Правила N 530).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 N 442 "О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии" утверждены Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии и Правила полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии.

Особенности договора на оказание услуг по передаче электрической энергии предопределяют особенности порядка его заключения.

Прежде всего в силу прямого указания закона этот договор является публичным. Пунктом 2 статьи 26 Закона N 35-ФЗ установлено, что оказание услуг по передаче электрической энергии осуществляется на основании договора возмездного оказания услуг, который относится к публичным договорам. Аналогичное положение содержится в пункте 9 Правил N 861.

Согласно пункту 3 статьи 426 ГК РФ при необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Данная норма корреспондирует положению абзаца третьего пункта 2 статьи 26 Закона N 35-ФЗ.

Исходя из положений пунктов 1, 3 статьи 426 ГК РФ, а также пункта 4 статьи 445 ГК РФ обратиться в суд с иском о понуждении заключить публичный договор может только контрагент обязанной стороны.

Законодательством в сфере электроэнергетики предусмотрен перечень публичных договоров, к которым, в частности, отнесен договор на оказание услуг по передаче электрической энергии с сетевой организацией.

Другой характерной чертой рассматриваемого вида договора является установление в Законе N 35-ФЗ и Правилах N 861 ряда условий, соблюдение которых необходимо для его заключения.

Для потребителей электроэнергии, заключающих договор на оказание услуг по передаче электроэнергии, обязательными условиями заключения этого договора являются осуществление технологического присоединения их энергоустановок к сетям сетевой компании (пункт 1 статьи 9 Закона N 35-ФЗ), а также наличие у них энергопринимающих устройств (пункт 6 Правил N 861).

Пунктом 10 Правил N 861 предусмотрено, что договор на оказание услуг по передаче электроэнергии не может быть заключен ранее заключения договора об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям, за исключением случаев, когда потребителем услуг выступают лица, чьи энергопринимающие устройства технологически присоединены к электрической сети; лица, осуществляющие экспорт (импорт) электрической энергии и не имеющие во владении, в пользовании и распоряжении объекты электроэнергетики, присоединенные к электрической сети; энергосбытовые организации (гарантирующие поставщики), заключающие договор в интересах обслуживаемых ими потребителей электрической энергии.

Таким образом, если договор на оказание услуг по передаче электроэнергии заключается продавцом электроэнергии в пользу покупателя, то этот договор может быть заключен до выполнения покупателем указанных условий.

Правовая природа договора определяется его существенными условиями. Правила N 861 (пункт 13) устанавливают, что договор на оказание услуг по передаче электрической энергии должен содержать следующие существенные условия:

а) величину максимальной мощности энергопринимающих устройств, технологически присоединенных в установленном законодательством Российской Федерации порядке к электрической сети, с распределением указанной величины по каждой точке присоединения;

б) величину заявленной мощности, в пределах которой сетевая организация принимает на себя обязательства обеспечить передачу электрической энергии в указанных в договоре точках присоединения. При этом в случае опосредованного присоединения величина заявленной мощности в точке присоединения каждого из энергопринимающих устройств потребителей услуг определяется в соответствии с величиной потребления электрической энергии соответствующим потребителем в часы пиковых нагрузок энергосистемы, ежегодно определяемых системным оператором;

в) ответственность потребителя услуг и сетевой организации за состояние и обслуживание объектов электросетевого хозяйства, которая определяется балансовой принадлежностью сетевой организации и потребителя услуг (потребителя электрической энергии, в интересах которого заключается договор) и фиксируется в акте разграничения балансовой принадлежности электросетей и акте эксплуатационной ответственности сторон, являющихся приложениями к договору;

г) обязательства сторон по оборудованию точек присоединения средствами измерения электрической энергии, в том числе измерительными приборами, соответствующими установленным законодательством Российской Федерации требованиям, а также по обеспечению их работоспособности и соблюдению в течение всего срока действия договора эксплуатационных требований к ним, установленных уполномоченным органом по техническому регулированию и метрологии и изготовителем. До исполнения обязательств по оборудованию точек присоединения приборами учета стороны применяют согласованный ими расчетный способ учета электрической энергии (мощности), применяемый при определении объемов переданной электроэнергии (мощности).

Потребителями услуг по передаче электрической энергии в силу пункта 4 Правил N 861 являются лица, владеющие на праве собственности или на ином законном основании энергопринимающими устройствами и (или) объектами электроэнергетики, технологически присоединенные в установленном порядке к электрической сети (в том числе опосредованно) субъекты оптового рынка электрической энергии, осуществляющие экспорт (импорт) электрической энергии, а также энергосбытовые организации и гарантирующие поставщики в интересах обслуживаемых ими потребителей электрической энергии.

Споры, касающиеся заключения договора и исполнения

договорных обязательств

При взаимодействии территориальных сетевых организаций в силу пунктов 8, 34, подпункта "г" пункта 41 Правил N 861 определение потребителя услуг является решающим фактором в целях установления обязанной стороны при понуждении к заключению договора на оказание услуг по передаче электрической энергии.

Так, суд кассационной инстанции оставил в силе принятые по делу судебные акты об удовлетворении иска о понуждении заключить договор оказания услуг по передаче электрической энергии между территориальными сетевыми организациями (предприятием и обществом), обслуживающими потребителей, расположенных на территории одного субъекта Российской Федерации, в редакции истца (предприятия).

Суды сделали вывод о том, что спорный договор направлен на урегулирование отношений между смежными сетевыми организациями и структура договорных связей между ними должна соответствовать разделу III Правил N 861, что представленный истцом проект договора содержит все существенные условия, предусмотренные пунктом 38 Правил N 861 (в том числе величину присоединенной мощности, в пределах которой сетевая организация обязана обеспечить передачу электрической энергии в соответствующих точках присоединения; ответственность сторон договора за состояние и обслуживание объектов электросетевого хозяйства, которая установлена в акте разграничения балансовой принадлежности электросетей и эксплуатационной ответственности сторон, прилагаемом к договору; порядок осуществления расчетов; перечень и технические характеристики точек присоединения; перечень объектов межсетевой координации), а заключение данного договора является для ответчика (общества) обязательным.

Суд кассационной инстанции отклонил довод ответчика о том, что исходя из фактических взаимоотношений и актов разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности общество является сетевой организацией, а предприятие - потребителем услуг.

В данном случае предприятие (исполнитель) направило в адрес общества (заказчик) проект договора оказания услуг по передаче электрической энергии, по условиям которого исполнитель оказывает заказчику услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих ему на праве собственности или ином законном основании объектов электросетевого хозяйства в пределах пропускной способности сетей, а заказчик принимает и оплачивает эти услуги.

Общество проект договора не подписало, протокол разногласий к нему не направило, в связи с чем предприятие обратилось в арбитражный суд.

В соответствии с пунктом 2 Правил N 861 сетевые организации - это организации, владеющие на праве собственности или на ином установленном федеральными законами основании объектами электросетевого хозяйства.

На основании пункта 8 Правил N 861 в целях обеспечения исполнения своих обязательств перед потребителями услуг (покупателями и продавцами электрической энергии) сетевая организация заключает договоры с иными сетевыми организациями, имеющими технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства, с использованием которых данная сетевая организация оказывает услуги по передаче электрической энергии (смежные сетевые организации), в соответствии с разделом III Правил N 861.

Согласно пункту 34 Правил N 861 по договору между смежными сетевыми организациями одна сторона договора обязуется предоставлять другой стороне услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих ей на праве собственности или на ином законном основании объектов электросетевого хозяйства, а другая сторона обязуется оплачивать эти услуги и (или) осуществлять встречное предоставление услуг по передаче электрической энергии.

В силу пункта 36 Правил N 861 сетевая организация не вправе отказать смежной сетевой организации в заключении договора. Договоры между смежными сетевыми организациями заключаются в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации и законодательством Российской Федерации об электроэнергетике с учетом особенностей, установленных названными Правилами. При необоснованном отказе или уклонении сетевой организации от заключения договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

На основании подпункта "г" пункта 41 Правил N 861 потребитель услуг по договору между смежными сетевыми организациями определяется следующим образом: при исполнении договора между территориальными сетевыми организациями, обслуживающими потребителей, расположенных на территории одного субъекта Российской Федерации, сторонами договора осуществляется взаимное предоставление услуг по передаче электрической энергии, при этом потребителями услуг являются обе стороны.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), проанализировав условия предложенного предприятием проекта спорного договора, пришли к правильному выводу о том, что сетевая организация может быть получателем услуг по передаче энергии постольку, поскольку она в целях оказания таких услуг энергосбытовым организациям и гарантирующим поставщикам в интересах обслуживаемых ими потребителей электрической энергии заключает договор со смежной сетевой организацией и компенсирует понесенные расходы на оплату услуг смежной сетевой организации.

Таким образом, в данном случае судами установлено, что спорный проект договора содержит взаимные обязательства сторон (смежных сетевых организаций) по передаче электрической энергии (Постановление ФАС СЗО от 26.01.2012 по делу N А05-2605/2011).

Напротив, невыяснение судами таких обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела, может привести к судебному понуждению необязанной стороны заключить договор, которым ответчик был бы принужден воспользоваться услугами истца, не имеющими экономического содержания.

Так, Президиумом ВАС РФ отменены судебные акты трех инстанций Поволжского округа, удовлетворивших иск предприятия к обществу о понуждении к заключению договора на оказание услуг по передаче электрической энергии и мощности до точек поставки. Надзорная инстанция указала, что, поскольку проект спорного договора не содержит взаимных обязательств смежных сетевых организаций, то есть условий о встречном предоставлении обществом услуг по передаче электроэнергии по своим сетям предприятию как потребителю услуг, предприятие в проекте договора выступает только потребителем услуг (необязанной стороной по смыслу статьи 426 ГК РФ) (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.11.2011 N 9113/11).

Законодательством не предусмотрено право сетевой организации отказать гарантирующему поставщику в заключении договора передачи электрической энергии по тому основанию, что потребители выбрали иную энергосбытовую компанию.

Энергосбытовая компания обратилась в суд с иском о признании недействительным с момента совершения заключенного между гарантирующим поставщиком и сетевой компанией договора оказания услуг по передаче электрической энергии (мощности) в отношении обслуживаемых истцом потребителей, полагая, что включение в этот договор сведений о потребителях энергосбытовой компании, ранее приобретавших у нее электроэнергию, нарушает ее права, ограничивает конкуренцию и создает препятствия в доступе на рынок продажи электроэнергии.

Оставляя без изменения принятые судебные акты об отказе в иске, кассационная инстанция указала, что права энергосбытовой компании заключением спорного договора не нарушены.

Спорный договор в силу пункта 9 Правил N 861 является публичным и обязательным к заключению для сетевой организации; наличия обстоятельств, при которых сетевая организация вправе отказаться от заключения такого договора и предусмотренных пунктом 24 Правил N 861, суды не установили (Постановление ФАС СЗО от 27.12.2010 по делу N А42-1244/2009).

Важным при рассмотрении споров по искам о понуждении обязанной стороны заключить публичный договор является толкование, данное Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 31.01.2012 N 11657/11.

До принятия данного Постановления имелась следующая судебная практика.

Так, обращение сбытовой компании в суд с иском к сетевой компании об обязании ее заключить договор оказания услуг по передаче электроэнергии в редакции подписанного сторонами протокола согласования разногласий признавалось судами ненадлежащим способом защиты права, поскольку, подписав проект договора и составив протокол разногласий, сетевая компания от заключения договора не уклонялась и впоследствии участвовала в согласовании условий договора (Постановление ФАС СЗО от 09.08.2010 по делу N А05-20203/2009).

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 31.01.2012 N 11657/11 указано, что реализация права стороны, управомоченной требовать заключения договора в судебном порядке, не может зависеть от формы уклонения обязанной стороны от его заключения на предложенных условиях (отказ от подписания договора, подписание его в суде с протоколом разногласий, утрата протокола разногласий при пересылке, подписание неуполномоченным лицом и т. п.). Поскольку заключение договора является обязательным, обязанностью суда является обеспечение защиты прав лица, обратившегося с требованием о понуждении к заключению договора.

Согласно статье 173 АПК РФ по спору, возникшему при заключении договора, в резолютивной части решения указывается вывод арбитражного суда по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении к заключению договора указываются условия, на которых стороны обязаны заключить договор.

Следовательно, разрешение судом спора о понуждении к заключению договора и при уклонении от заключения договора, и при возникновении разногласий по конкретным его условиям сводится по существу к внесению определенности в правоотношения сторон и установлению судом условий, не урегулированных сторонами в досудебном порядке.

Установление судом или изменение при рассмотрении спора о понуждении к заключению договора фактических обстоятельств, влияющих на формулировку искового требования, не меняют его предмета как спора о заключении договора и не должны приводить к отказу в понуждении к его заключению. Последствием такого отказа является необходимость предъявления нового иска, что может привести к нарушению прав на судопроизводство в разумный срок.

При рассмотрении одного из споров суд отклонил, в частности, довод общества о том, что компания, пропустив установленный пунктом 1 статьи 445 ГК РФ 30-дневный срок для рассмотрения оферты, утратила возможность урегулирования разногласий по условиям заключаемого договора. Суд указал, что данный срок не является пресекательным и сторона вправе заявить разногласия по договору при рассмотрении дела в суде первой инстанции (Постановление ФАС СЗО от 06.06.2012 по делу N А66-3359/2011).

Надлежащим способом защиты права суды признали обращение в суд энергосбытовой компании с иском о понуждении к исполнению сетевой компанией обязательств по договору оказания услуг по передаче электрической энергии путем передачи электронной базы данных, содержащей определенную этим договором информацию.

Кассационная инстанция согласилась с выводами судов первой и апелляционной инстанций о том, что требование истца об обязании ответчика передать электронную базу данных, содержащую сведения о расходе электрической энергии юридическими и физическими лицами в разрезе каждого прибора учета электрической энергии отдельно по сетям территориальных сетевых организаций и сетям исполнителя, заявлено в соответствии с абзацем седьмым статьи 12 ГК РФ, предусматривающим защиту гражданских прав путем присуждения к исполнению обязанности в натуре, что означает понуждение должника выполнить действия, которые он должен совершить в силу имеющегося гражданско-правового обязательства. Заключение договора породило обязательственные отношения между сторонами, что дает им право требовать друг от друга исполнения обязательств, а также защищать это право в порядке, способами и по основаниям, которые предусмотрены гражданским законодательством.

Кроме того, суды отклонили как основанные на ошибочном толковании норм права доводы ответчика о том, что энергосбытовая компания не может требовать исполнения договорного обязательства ввиду истечения срока действия договора на момент предъявления иска и направления ответчику проекта нового договора и что регулирование взаимоотношений сторон условиями ранее заключенного договора не означает сохранение между ними взаимных обязательств.

В соответствии с пунктом 32 Правил N 861 в случае, если одной из сторон до окончания срока действия договора внесено предложение о заключении нового договора, отношения сторон до заключения нового договора регулируются в соответствии с условиями ранее заключенного договора.

Поэтому в спорный период правоотношения сторон регулировались прежним договором и энергосбытовая компания не была лишена права заявить в установленном порядке требование об исполнении договорных обязательств за период действия договора (Постановление ФАС СЗО от 28.02.2012 по делу N А66-3351/2011).

ВАС РФ Определением от 23.04.2012 N ВАС-4183/12 отказал сетевой компании в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

Такую же позицию ФАС СЗО высказал в Постановлении от 23.05.2012 по делу N А66-10353/2011.

Споры о взыскании неосновательного обогащения

и задолженности за оказанные услуги

Отсутствие договора между смежными сетевыми организациями, осуществляющими деятельность по передаче электрической энергии, не является основанием для освобождения от оплаты фактически оказанных услуг по передаче электрической энергии. Внедоговорное пользование услугами исполнителя влечет неосновательное обогащение для потребителя услуг.

Так, в ФАС СЗО рассматривался иск о взыскании неосновательного обогащения со смежной сетевой организации при том обстоятельстве, что отношения между смежными сетевыми организациями не урегулированы договором на оказание услуг по передаче электрической энергии, но факты оказания таких услуг и их неоплата не оспаривались.

Суды пришли к выводу о доказанности наличия на стороне ответчика неосновательного обогащения, а в отсутствие заключенного между сторонами договора и иного соглашения, определяющего величину заявленной мощности, посчитали обоснованным применение истцом при определении стоимости оказанных услуг величину заявленной мощности, указанной уполномоченным органом при регулировании тарифа (Постановление ФАС СЗО от 23.01.2012 по делу N А05-5834/2011).

Правомерность такого вывода подтверждена Постановлением Президиума ВАС РФ от 01.11.2011 N 3327/11.

Организация, не имеющая статуса сетевой организации, не может оказывать услуги по передаче электроэнергии и взимать за это плату.

В рамках дела о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в связи с неоплатой компанией оказанных обществом услуг по передаче энергии, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что общество было не вправе в спорный период оказывать услуги по передаче электрической энергии и взимать за это плату ввиду отсутствия у него статуса сетевой организации, который оно приобрело лишь после установления индивидуального тарифа на эти услуги на основании вступившего в силу приказа регулирующего органа. Решением суда в удовлетворении иска отказано в связи с недоказанностью обществом приобретения или сбережения компанией имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований и обогащения ее за счет общества.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено, иск удовлетворен, поскольку суд счел, что услуга по передаче электрической энергии конечному потребителю производилась с использованием принадлежащего обществу участка электрических сетей и должна быть оплачена.

Суд апелляционной инстанции признал расчет размера неосновательного обогащения, основанный на действующем индивидуальном тарифе на услуги по передаче электрической энергии, соответствующим требованиям Правил N 861 и Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных Приказом Федеральной службы по тарифам от 06.08.2004 N 20-э/2 (далее - Методические указания). При этом суд исходил из того, что единый (котловой) тариф на услуги по передаче электрической энергии включает стоимость услуг всех сетевых организаций области, в том числе стоимость услуг общества. Кассационная инстанция согласилась с выводами апелляционного суда.

Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о неосновательном обогащении компании, поскольку общество не получало от нее оплату фактически оказанных услуг по передаче электрической энергии.

При проверке законности судебных актов в порядке надзора установлено, что общество в спорный период в отсутствие заключенного договора оказывало услуги по передаче электрической энергии посредством своих сетей потребителям компании.

Президиум ВАС РФ оставил решение суда первой инстанции без изменения по следующим основаниям. Суды апелляционной и кассационной инстанций не учли положения пункта 6 Правил N 861 о том, что собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это плату. Такие лица вправе оказывать услуги по передаче электрической энергии после установления для них тарифа на эти услуги.

Кроме того, Президиум ВАС РФ признал ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что установленный на соответствующий год в области единый (котловой) тариф на услуги по передаче электрической энергии согласно пункту 42 Правил N 861 и пункту 49 Методических указаний включает стоимость услуг всех сетевых организаций области, в том числе стоимость услуг общества, а получателем платежей по этому тарифу является компания, которая не возместила обществу стоимость оказанных им услуг по передаче электрической энергии. Надзорная инстанция указала, что в единый (котловой) тариф на услуги по передаче электрической энергии на 2010 год могли быть включены затраты на содержание сетей только тех сетевых организаций, которые к моменту установления этого тарифа относились к таковым и для которых был установлен индивидуальный тариф. Индивидуальный тариф для общества впервые был установлен лишь Приказом от 24.06.2010, поэтому он не мог быть учтен при определении размера единого (котлового) тарифа на 2010 год.

Следовательно, так как компания не могла получать платежи в спорный период по единому (котловому) тарифу, не включающему затраты общества на содержание сетей, у нее отсутствовало неосновательное обогащение (Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 N 13881/11).

Следует отметить, что споры о взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии составляют значительную часть рассмотренных дел.

При определении размера платы за такие услуги на практике возникает вопрос о порядке определения объема этих услуг.

В силу пункта 4 статьи 26 Закона N 35-ФЗ сетевая организация или иной владелец объектов электросетевого хозяйства, к которым в надлежащем порядке технологически присоединены энергопринимающие устройства или объекты электроэнергетики, в установленном порядке обязаны оплачивать стоимость потерь, возникающих на находящихся в их собственности объектах электросетевого хозяйства.

В соответствии с пунктами 50 и 51 Правил N 861 размер фактических потерь электрической энергии, возникающих в электрических сетях, определяется как разница между объемом электрической энергии, поставленной в электрическую сеть из других сетей или от производителей электрической энергии, и объемом электрической энергии, потребленной энергопринимающими устройствами, присоединенными к этой сети, а также переданной в другие сетевые организации. При этом сетевые организации обязаны оплачивать стоимость фактических потерь электрической энергии, возникших в принадлежащих им объектах сетевого хозяйства, за вычетом стоимости потерь, учтенных в ценах (тарифах) на электрическую энергию на оптовом рынке.

Согласно пунктам 120 и 121 Правил N 530 потери электрической энергии в электрических сетях, не учтенные в ценах (тарифах) на электрическую энергию на оптовом рынке, оплачиваются сетевыми организациями путем приобретения электрической энергии на розничном рынке у гарантирующего поставщика или энергосбытовой организации. Сетевая организация определяет объем потерь электрической энергии в принадлежащих ей электрических сетях за расчетный период на основании данных коммерческого учета электрической энергии и в случае покупки электрической энергии для компенсации потерь у гарантирующего поставщика (энергосбытовой организации) представляет ему (ей) данные о величине потерь электрической энергии. При этом в случае отсутствия в месте присоединения энергопринимающего устройства потребителя к электрической сети прибора учета либо в случае несоответствия такого прибора учета установленным требованиям определение величины потребленной электрической энергии в силу прямого указания пункта 122 Правил N 530 осуществляется в порядке, установленном разделом XII названных Правил, определяющим основные положения организации коммерческого учета электрической энергии на розничных рынках.

К разрешению споров по вопросу о порядке определения объема услуг существовали разные подходы.

Ранее судами признавался правомерным порядок определения объема потерь электрической энергии в сетях сетевой компании исходя из условий договора.

Суды установили, что в приложении к договору сторонами согласован регламент снятия показаний приборов учета и порядок расчетных способов при определении объемов переданной (потребленной) электроэнергии и что объем потребления электроэнергии, переданной гражданам, определяется по квитанциям на оплату потребленной электроэнергии, поступившим к сетевой компании в расчетном периоде.

Суды пришли к выводу о том, что оснований для признания неправомерным порядка расчета объема потерь, установленного условиями договора, не имеется, поскольку он не противоречит пункту 36 Правил N 861, а стороны при заключении договора вправе определить его условия по своему усмотрению, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункт 4 статьи 421 ГК РФ) (Постановление ФАС СЗО от 06.06.2008 по делу N А13-3486/2007).

Определением ВАС РФ от 16.10.2008 N 12765/08 в передаче дела для пересмотра в порядке надзора судебных актов отказано.

Позже, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 N 7445/09 такой вывод получил развитие применительно к положениям Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307 (далее - Правила N 307). Надзорная инстанция указала, что определение размера фактических потерь электрической энергии в сетях исходя из количества оплаченной бытовыми потребителями энергии, рассчитанного по полученным квитанциям в расчетном месяце, не соответствует пункту 50 Правил N 861 и пункту 121 Правил N 530.

В развитие такого подхода Президиум ВАС РФ принял Постановление от 06.12.2011 N 9797/11, в котором сформулирована следующая правовая позиция.

При определении объема фактического отпуска электрической энергии из сетей сетевой организации в многоквартирные жилые дома, не оборудованные общедомовыми приборами учета, применяется порядок, установленный статьей 157 Жилищного кодекса Российской Федерации и пунктами 19, 25 Правил N 307.

Суды трех инстанций, установив, что в отсутствие письменного договора общество, являющееся сетевой организацией, оказывало сбытовой компании услуги по передаче электрической энергии потребителям, в том числе гражданам, проживающим в многоквартирных жилых домах, не оборудованных общедомовыми приборами учета, признали обоснованным применение обществом расчетного способа определения фактических потерь, предусмотренного пунктом 145 Правил N 530.

Представленный сбытовой компанией расчет задолженности по нормативу потребления коммунальных услуг по электроснабжению, утверждаемому органами государственной власти субъектов Российской Федерации, суды отклонили, посчитав, что как статья 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, так и принятые в соответствии с ней Правила N 307, предусматривающие определение на основании нормативов потребления коммунальных услуг исключительно размера платы за коммунальные услуги для граждан, использующих коммунальные услуги для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, не подлежат применению к отношениям между энергоснабжающей организацией (сбытовой компанией) и сетевой организацией (обществом).

Президиум ВАС РФ, отменяя судебные акты, указал, что вывод судов о правильности расчета общества, определившего объем электрической энергии, отпущенной из его сетей указанным потребителям на основании расчетного способа, предусмотренного пунктом 145 Правил N 530, не соответствует содержанию указанного нормативного правового акта. Данная норма устанавливает расчетные способы определения объема потребления электрической энергии потребителем в случае выявления неисправности или утраты расчетного прибора учета, а также в случае отсутствия контрольного прибора учета и содержит прямую оговорку о том, что предусмотренные им расчетные способы не подлежат применению к гражданам-потребителям и потребителям, присоединенная мощность энергопринимающих устройств которых не превышает 25 кВ-А.

Согласно пункту 147 Правил N 530 в целях определения объема потребления электрической энергии гражданами-потребителями в отсутствие приборов учета применяются нормативы потребления коммунальных услуг электроснабжения, установленные в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации. Указанный порядок вытекает из общего правила, закрепленного в пункте 136 Правил N 530, в соответствии с которым положения этого раздела применяются в отношении граждан-потребителей, если иное не установлено жилищным законодательством Российской Федерации (Постановление Президиума ВАС РФ от 06.12.2011 N 9797/11).

При взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии на практике возникают вопросы об определении их стоимости.

В соответствии со статьей 23 Закона N 35-ФЗ цены (тарифы) на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям подлежат государственному регулированию.

Правила N 530 содержат порядок оплаты предоставленных услуг по передаче электрической энергии. Согласно пункту 136 названных Правил оплата потребленной электрической энергии, предоставленных услуг по передаче электрической энергии, а также оплата потерь электрической энергии в электрических сетях осуществляется на основании данных, полученных с помощью приборов учета и (или) расчетного способа в соответствии с правилами коммерческого учета электрической энергии на розничных рынках электрической энергии, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики в сфере топливно-энергетического комплекса, и разделом XII Правил N 530.

Пунктом 46 Правил N 861 предусмотрено, что тарифы на услуги по передаче электрической энергии устанавливаются с учетом использования потребителями указанных услуг мощности электрической сети, к которой они технологически присоединены. Пунктом 47 Правил N 861 установлено, что величина заявленной мощности определяется в отношении каждой точки присоединения и не может превышать присоединенную мощность в соответствующей точке присоединения к сети этого потребителя услуг. Потребитель услуг не менее чем за 8 месяцев до наступления очередного периода регулирования тарифов должен уведомить сетевую организацию о величине заявленной мощности на предстоящий календарный год. В случае отсутствия уведомления потребителя услуг о величине заявленной мощности при установлении тарифов принимается величина присоединенной мощности энергопринимающего устройства потребителя услуг, если договором предусмотрена возможность использования в таком случае величины присоединенной мощности в целях определения обязательств по договору. При определении базы для установления тарифов на очередной период регулирования сетевая организация вправе использовать в отношении потребителей услуг, систематически превышающих величину заявленной мощности, величину заявленной потребителем мощности на очередной период регулирования или фактическую величину использованной мощности за истекший период.

Учет степени использования (заявленной или присоединенной) мощности электрической сети при определении тарифа на услуги по передаче электрической энергии осуществляется в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов (пункт 48 Правил N 861). Обязанность сетевой организации обеспечить передачу электрической энергии в указанных в договоре точках присоединения в пределах величины заявленной мощности установлена пунктом 13 Правил N 861. Применение в расчетах на услуги по передаче электрической энергии значения присоединенной (заявленной) мощности обусловлено обязанностью сетевой компании исходя из предъявляемых к ее деятельности требований обеспечить возможность использования потребителем всей величины заявленной мощности в любой момент в течение срока действия договора.

Согласно пункту 50 Методических указаний расчет двухставочных единых (котловых) тарифов предусматривает определение двух ставок:

- единой ставки на содержание электрических сетей соответствующего уровня напряжения в расчете за МВт заявленной мощности потребителя;

- единой ставки на оплату технологического расхода (потерь) электроэнергии в процессе ее передачи потребителям по сетям соответствующего уровня напряжения, определяемого исходя из Сводного прогнозного баланса производства и поставок электрической энергии (мощности) в рамках Единой энергетической системы России по субъектам Российской Федерации (далее - Сводный прогнозный баланс), рассчитанного с учетом нормативных технологических потерь, утверждаемых Министерством энергетики Российской Федерации.

В случае если стороны при заключении договора договорились использовать в расчетах двухставочный тариф, то в целях определения стоимости услуг по передаче электрической энергии правомерным является использование заявленной мощности.

В деле, рассмотренном по иску общества к сбытовой компании о взыскании задолженности за услуги по передаче электрической энергии в соответствии с договором, спор возник по вопросу величины мощности, подлежащей применению в расчетах за оказанные сбытовой компании названные услуги. Общество при расчете долга применило величину заявленной (договорной) мощности, сбытовая компания считала необходимым применить фактическую мощность.

Стороны производили расчеты за услуги по передаче электрической энергии по двухставочному тарифу. Следовательно, часть стоимости услуг определяется с использованием величины заявленной мощности и ставки на содержание электрических сетей (фиксированная величина), а часть - исходя из объема технологических потерь (изменяющаяся величина в зависимости от показаний приборов учета) и ставки на их оплату.

Согласно пункту 2 Правил N 861 заявленная мощность - это предельная величина потребляемой в текущий период регулирования мощности, определенная соглашением между сетевой организацией и потребителем услуг по передаче электрической энергии, исчисляемая в мегаваттах; присоединенная мощность - это совокупная величина номинальной мощности присоединенных к электрической сети (в том числе опосредованно) трансформаторов и энергопринимающих устройств потребителя электрической энергии, исчисляемая в мегавольт-амперах.

Применение в расчетах за услуги по передаче электрической энергии значения "заявленная мощность" не только не противоречит положениям Правил N 861, Правил N 530 и Методических указаний, но и прямо ими предусмотрено. Обусловлено это обязанностью сетевой компании исходя из предъявляемых к ее деятельности требований обеспечить возможность использования потребителем всей величины заявленной мощности в любой момент в течение срока действия договора.

Оставляя без изменения принятые по делу судебные акты, кассационная инстанция отклонила ссылку сбытовой компании на пункт 136 Правил N 530 в подтверждение довода о необходимости рассчитываться за услуги по передаче электрической энергии исходя из фактически полученной, а не из заявленной мощности, поскольку указанный пункт Правил расположен в разделе XII "Основные положения организации коммерческого учета электрической энергии на розничных рынках", а не в разделе IX "Особенности оказания услуг по передаче электрической энергии и оплаты потерь электрической энергии на розничных рынках", а следовательно, этот пункт не может и не должен рассматриваться в качестве нормы, устанавливающей требование об оплате потребленной электрической энергии, предоставленных услуг по передаче электрической энергии, а также об оплате потерь электрической энергии в электрических сетях исключительно на основании данных, полученных с помощью приборов учета (фактической мощности). (Этот вывод вытекает из решения ВАС РФ от 09.06.2010 N 5275/10. - Прим. авт.)

Кроме того, кассационная инстанция отклонила довод сбытовой компании о том, что истец в расчетах стоимости услуг по передаче электрической энергии неправомерно использовал величины заявленной мощности, указанные в распоряжении агентства по тарифам и ценам, поскольку это распоряжение регулирующим органом признано утратившим силу, а впоследствии оно признано недействительным на основании судебного решения. Суд указал, что признание данного распоряжения недействительным не влечет неприменения предусмотренной этим распоряжением величины заявленной мощности, поскольку исходя из положений пункта 2.3 договора она признается величиной, определенной по соглашению сторон, а обоснованность ее по размеру (объему) не оспаривалась при рассмотрении дела арбитражным судом. Соглашение об установлении иной величины заявленной мощности сторонами не заключено (Постановление ФАС СЗО от 20.09.2010 по делу N А05-11025/2009).

Рассматривая заявление сбытовой компании о пересмотре в порядке надзора принятых судебных актов, суд надзорной инстанции Определением от 17.01.2011 N ВАС-17990/10 отказал в передаче дела в Президиум ВАС РФ.

При определении стоимости потребленных услуг по передаче электрической энергии по двухставочному тарифу в случае неуведомления - в нарушение пункта 47 Правил N 861 - потребителем услуг сетевой организации о величине заявленной мощности и несогласования сторонами договора величины заявленной мощности подлежит применению величина мощности, учтенная регулирующим органом при установлении тарифа на основании Сводного прогнозного баланса.

Такая правовая позиция высказана Президиумом ВАС РФ.

В рамках дела по иску сетевой компании к обществу о взыскании задолженности по оплате услуг по передаче электроэнергии суды установили, что между сторонами заключен договор, по условиям которого компания обязалась оказывать обществу услуги по передаче электрической энергии посредством осуществления комплекса организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электроэнергии через технические устройства электрических сетей, принадлежащих компании на праве собственности или ином установленном федеральным законом основании, а общество - оплачивать услуги компании в предусмотренном договором порядке. Согласно названному договору при установлении двухставочных тарифов ставка на содержание сетей подлежит применению к заявленной мощности. Однако при заключении договора величина заявленной мощности сторонами не была согласована. Оказанные в спорном периоде услуги по передаче электрической энергии не оплачены обществом со ссылкой на необходимость применения при расчете стоимости услуг величины фактической мощности, а не данных Сводного прогнозного баланса, использованных компанией.

Отменяя судебные акты, которыми суды первых двух инстанций удовлетворили иск, и отказывая в иске, суд кассационной инстанции исходил из отсутствия в действующем законодательстве порядка определения величины мощности, которая должна использоваться при расчете платы за услуги по передаче электрической энергии в отсутствие согласованной между сторонами заявленной мощности.

При проверке законности судебных актов в порядке надзора Президиум ВАС РФ отменил постановление кассационной инстанции, поскольку по действующему законодательству о государственном тарифном регулировании при расчете за услуги по передаче электрической энергии в части ставки на содержание электрических сетей подлежит применению величина мощности, учтенной при установлении соответствующего тарифа (заявленной мощности).

Президиум ВАС РФ посчитал обоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанций о величине мощности, подлежащей применению при расчетах за услуги по передаче электрической энергии в части ставки на содержание сетей в случае уклонения потребителя услуг от надлежащего уведомления сетевой организации о величине заявленной мощности. С учетом действующего порядка формирования двухставочного тарифа на услуги по передаче электрической энергии отсутствие нормативного указания на использование учтенных регулирующим органом при установлении соответствующих тарифов данных Сводного прогнозного баланса не может служить основанием для неприменения этих данных при расчетах за оказанные услуги в случае уклонения потребителя от согласования величины заявленной мощности (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.11.2011 N 3327/11).

Такая практика сложилась в ФАС СЗО до принятия указанного Постановления и в дальнейшем учитывалась в Постановлениях от 16.01.2012 по делу N А05-3215/2011, от 23.01.2012 по делу N А05-5834/2011, от 30.01.2012 по делу N А05-2518/2011, от 26.03.2012 по делу N А05-7145/2011.

Так, суды, рассматривая спор между двумя смежными сетевыми организациями (общество - истец и компания - ответчик), осуществляющими деятельность по передаче и распределению электрической энергии на территории субъекта Российской Федерации, о взыскании неосновательного обогащения, выразившегося в сбережении денежных средств по оплате услуг по передаче электрической энергии, посчитали, что в отсутствие заключенного между сторонами договора и иного соглашения, определяющего величину заявленной мощности, применение истцом при определении стоимости оказанных в спорном периоде услуг заявленной мощности, учтенной агентством по тарифам и ценам субъекта Российской Федерации (далее - агентство) при регулировании тарифа из Сводного прогнозного баланса, обоснованно.

Из материалов дела следует, что договор оказания услуг, по которому общество выступало бы исполнителем услуг, а компания - заказчиком этих услуг, сторонами не заключен. В то же время компания является потребителем оказываемых истцом услуг по передаче электрической энергии.

Постановлением агентства от 28.12.2010 N 70-э/4 на территории области с 1 января 2011 года введены единые (котловые) тарифы. Постановлением от 28.12.2010 N 70-э/5 агентство установило обществу с 1 января 2011 года индивидуальные тарифы на услуги по передаче электрической энергии для взаиморасчетов между двумя смежными сетевыми организациями - обществом (получатель) и компанией (плательщик), а именно: двухставочный тариф, где 90 618,28 руб./МВт в месяц - ставка за содержание электрических сетей (плата за заявленную мощность); одноставочный тариф - 278,42 руб./МВт. ч.

Судами установлено, что в связи с непредставлением компанией в регулирующий орган данных по величине присоединенной (заявленной) мощности в расчет индивидуальных тарифов межсетевого взаимодействия принята расчетная величина мощности, которая определена на базе заявленной мощности потребителей в сумме 1,24 МВт, что соответствует действующему законодательству в части тарифного регулирования. Законность принятого агентством Постановления от 28.12.2010 N 70-э/5 в части установления для взаиморасчетов между компанией и обществом тарифа, определенного исходя из заявленной мощности 1,24 МВт, компанией в установленном законом порядке не оспорена.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения принятые по делу судебные акты, посчитав правильным вывод судов о том, что общество при расчетах правомерно исходило из данной величины заявленной мощности (Постановление ФАС СЗО от 30.01.2012 по делу N А05-2518/2011).

Подводя итог, можно отметить, что число арбитражных споров по рассмотренной категории дел неуклонно увеличивается и выработка принципиальных подходов для разрешения проблем, связанных с применением часто изменяющегося законодательства, регулирующего отношения по договору оказания услуг по передаче электрической энергии, для субъектов розничного (потребительского) рынка электрической энергии, безусловно, очень актуальна.

------------------------------------------------------------------

Название документа