Характеристика изменений правового статуса членов семьи собственника жилого помещения в контексте жилищной реформы

(Юмашев А. С.) ("Юрист", 2006, N 8) Текст документа

ХАРАКТЕРИСТИКА ИЗМЕНЕНИЙ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЧЛЕНОВ СЕМЬИ СОБСТВЕННИКА ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЖИЛИЩНОЙ РЕФОРМЫ

А. С. ЮМАШЕВ

Юмашев А. С., юрист.

Конституция РФ в ст. 7 называет Российскую Федерацию социальным государством, но последние тенденции в изменении законодательства говорят о переоценке понятия "социальное государство". Государство постоянно сокращает объем социальных льгот и гарантий, предоставляемых гражданам. Коснулось это "сокращение" и жилищной сферы, и предположение о том, что "если государство объявило себя социальным, т. е. нацеленным в первую очередь на удовлетворение потребностей своих граждан, в том числе и в жилье... то объем гарантированного жилища будет постепенно увеличиваться" <*>, сейчас выглядит слишком оптимистично. В условиях рыночной экономики государство оказалось не способно поддержать и обеспечить тот высокий уровень жилищных прав, который был закреплен в Жилищном кодексе РСФСР от 24 июня 1983 г. Кроме того, ситуация, когда жилые помещения были, по сути, изъяты из гражданского оборота, явно не отвечала потребностям рыночной экономики. В таких условиях был принят новый Жилищный кодекс РФ от 29 декабря 2004 г., который значительно изменил существовавшие ранее жилищные права граждан: "Принятие нового Жилищного кодекса... продемонстрировало окончательную смену подходов к сущности социального государства..." <**>. Не обошли стороной изменения и правовой статус членов семьи собственника жилья. Принятие ЖК РФ существенно изменило их правовое положение. Общую динамику изменений можно характеризовать как усиление позиций собственника за счет ослабления гарантий прав на жилье иных лиц, проживающих совместно с ним, прежде всего членов его семьи. -------------------------------- <*> Кичихин А. Н., Марткович И. Б., Щербакова Н. А. Жилищные права. Пользование и собственность: Комментарии и разъяснения. М., 1997. С. 21. <**> Михеева Л. Ю. Система прав граждан на жилые помещения в свете реформы жилищного законодательства. С. 2.

Статья 31 ЖК РФ среди лиц, проживающих совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении, выделяет совместно проживающих с собственником членов его семьи. Общей особенностью этой группы проживающих совместно с собственником лиц является внедоговорный способ возникновения права пользования жилым помещением, принадлежащим собственнику: они имеют право на пользование жилым помещением собственника, если налицо установленные законом юридические факты, в силу которых возникает право пользования жилым помещением. Жилищный кодекс различает две группы членов семьи собственника, равных по объему прав и обязанностей, но значительно отличающихся в порядке возникновения права пользования жилым помещением. Первая группа - это супруг, родители и дети собственника. В отношении этих лиц действует вполне конкретное правило - если они совместно проживают с собственником в принадлежащем ему жилом помещении, у них автоматически возникают права на постоянное пользование жилым помещением. Само вселение этих лиц означает желание собственника предоставить им это право. Надо заметить, что новое законодательство вывело из этой группы членов семьи собственника родителей и детей супруга-несобственника, которые уравнивались в порядке возникновения прав на пользование жилым помещением с детьми и родителями супруга-собственника ст. 53 ЖК РСФСР 1983 г. Названный круг лиц (супруг, родители и дети собственника) обладает в силу закрытого перечня необходимым постоянством и конкретностью. Единственное требование для подтверждения права пользования жилым помещением данных лиц - это совместное проживание вместе с собственником в принадлежащем ему жилом помещении, которое имеет объективное выражение и легко доказуемо. Поэтому данная группа членов семьи имеет достаточно прочные правовые позиции для защиты своего права пользования жилым помещением, в том числе и от самого собственника, что закрепляется в п. 3 ст. 292 ГК РФ. Но обычно эта категория членов семьи из-за наиболее тесной семейной связи с собственником довольно редко ущемляется в своих правах на пользование жилым помещением. Вторую группу членов семьи собственника жилого помещения составляют другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане, в отношении которых существует менее определенный порядок признания их права на пользование жилым помещением. Эти лица в отличие от первой группы не приобретают право пользования автоматически при вселении в жилое помещение собственника. В соответствии с п. 1 ст. 31 ЖК РФ они могут быть признаны членами семьи собственника в случае их вселения в жилое помещение собственника и при этом если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Установленный ЖК РФ порядок признания права пользования жилым помещением для данной категории членов семьи вызывает много вопросов и проблем. В отличие от существовавших ранее условий признания права пользования ст. 53 ЖК РСФСР - совместного проживания и ведения общего хозяйства, которые было относительно просто установить, новые условия с правовой точки зрения неоднозначны и имеют сильный субъективный оценочный оттенок, что затрудняет однообразное правоприменение. Прежде всего остается неясной формулировка "могут быть признаны членами семьи". Достаточно ли вселения для признания членом семьи собственника или для этого требуется выполнение каких-либо формальностей, устанавливающих такой статус? С одной стороны, можно предположить, что "используемая законодателем формулировка "могут быть признаны" не дает третьим лицам оснований произвольно полагать, что, например, несовершеннолетний внук, проживающий в жилом помещении, принадлежащем его деду, имеет право пользования этим жильем" <*>. В таком случае требуется разъяснение, в каком порядке будет осуществляться подобное признание. С другой стороны, недопустимы ограничения права собственника в признании членом своей семьи лица, с ним проживающего, без прямого указания об этом в законе. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Статья Л. Ю. Михеевой "Права членов семьи собственника жилого помещения: комментарий нового законодательства" включена в информационный банк. ------------------------------------------------------------------ <*> Михеева Л. Ю. Права членов семьи собственника жилого помещения // Жилищное право. 2005. N 7. С. 22.

Многочисленные вопросы создает и юридический факт "вселения собственником в жилое помещение в качестве членов своей семьи". Данный юридический факт содержит два элемента: вселение лица в жилое помещение с согласия собственника и оценка собственником вселяемого лица как члена своей семьи. Вызывает трудности в оценке использование термина "вселение", который несет в себе признак конкретного действия. В ЖК РСФСР содержалась формулировка "совместное проживание и ведение общего хозяйства", которая представляла собой длящееся отношение, имевшее объективное выражение и которое можно было относительно легко доказать. Что касается вселения как факта, остается непонятным, можно ли расценивать его как результат действий собственника или же имеется в виду само конкретное действие. Если признать вселением само действие, тогда становится вопрос о его тесной связи с признанием вселяемого членом семьи, что создает дополнительные трудности. Во-первых, оценочный элемент создает огромные проблемы в квалификации - собственник может вселить лицо, не признавая его членом семьи, и в дальнейшем оспорить эту оценку собственника будет крайне сложно. Во-вторых, отсутствие устойчивого правового понятия "член семьи" делает такую оценку субъективным мнением собственника. Таким образом, налицо факт правовой незащищенности вселившихся лиц, не относящихся к ближайшим родственникам собственника перед собственником. Новеллой ЖК РФ является ограничение круга членов семьи собственника условием обязательного совместного их проживания с собственником в принадлежащем ему жилом помещении. ЖК РСФСР устанавливал в качестве обязательного условия лишь совместное проживание членов семьи вне зависимости от места такого проживания. Таким образом, ЖК РФ формально значительно ограничил число членов семьи собственника, имеющих однозначное право на пользование жилым помещением, исключив родителей и детей супруга-несобственника. Для лиц, которые могут быть признаны членами семьи собственника жилого помещения, установлен такой порядок признания их права на пользование жилым помещением, который очень трудно однозначно истолковать. Сложности квалификации факта вселения в качестве члена семьи собственника создает ситуацию правовой незащищенности вселяемых лиц перед собственником. ЖК РФ были изменены не только основания возникновения права пользования членов семьи собственника жилым помещением. Существенно изменились также основания прекращения права пользования жилым помещением членов семьи собственника. К существовавшим ранее основаниям прекращения права пользования жилым помещением членами семьи собственника (смерть члена семьи и соглашение между собственником и членами семьи собственника) Жилищный кодекс добавил новые: переход права собственности на жилое помещение и прекращение семейных отношений с собственником жилого помещения, упрощающие реализацию правомочий собственника в отношении принадлежащего ему жилого помещения. Существовавшая ранее редакция п. 2 ст. 292 ГК РФ закрепляла право пользования членов семьи жилым помещением даже в случае перехода права собственности на него. Это положение, защищая право на жилище тех членов семьи собственника, чьи интересы при отчуждении каким-либо образом нарушаются, создавало практически непреодолимые сложности для оборота таких жилых помещений и для пользования такими жилыми помещениями новыми собственниками <*>. Новая редакция п. 2 ст. 292 ГК РФ устранила такое излишнее в рыночных условиях ограничение права собственности, и собственник жилого помещения получил возможность без согласия проживающих в данном помещении лиц, в том числе членов своей семьи, осуществить его отчуждение. В этом случае право пользования, существовавшее у членов семьи собственника, прекращается. Сложность положения членов семьи собственника заключается в том, что собственник не обязан вселять в приобретенное им жилое помещение членов своей семьи, которые утратили в связи с отчуждением право пользования жилым помещением, ранее принадлежавшим собственнику. Право пользования новым жилым помещением ближайших родственников (родителей, детей, супруга), вероятнее всего, будет восстановлено из-за тесных семейных отношений с собственником. Намного сложнее положение других членов семьи, возникновение права пользования жилым помещением которых, как мы рассмотрели выше, полностью зависит от усмотрения собственника и которые не связаны с ним столь тесными родственными связями. Эти члены семьи, без сомнения, новым жилищным законодательством были лишены значительной части гарантий права на жилище и поставлены в наиболее уязвимое положение перед собственником. -------------------------------- <*> См.: Невзгодина Е. Л. Гарантии конституционного права на жилище лиц, сохраняющих право пользования жилым помещением при его отчуждении // Правовые вопросы недвижимости. 2004. N 2. С. 11 - 13.

Пункт 4 ст. 292 ГК РФ сохранил некоторые ограничения в свободе собственника распоряжаться принадлежащим ему жилым помещением. Находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника и оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), в силу своего наиболее уязвимого социального положения, имеют дополнительную гарантию их прав на жилище. Такой гарантией выступает обязательное согласие органа опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения, в котором проживают вышеназванные категории лиц, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы. Можно предположить, что затрагиваться права таких лиц будут тогда, когда до отчуждения жилого помещения, где они проживают, они не будут переселены в другое жилое помещение, принадлежащее собственнику, в качестве членов его семьи. Жилищный кодекс ввел новое основание прекращения права пользования жилым помещением - прекращение семейных отношений между бывшим членом семьи и собственником жилого помещения. ЖК РСФСР в силу ст. 131 - 137 императивно закреплял за бывшим членом семьи статус нанимателя жилого помещения. Такой "внедоговорный" порядок возникновения между бывшим членом семьи и собственником жилого помещения договорных отношений найма жилья значительно ограничивал правомочия собственника. В настоящее время в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи (п. 4 ст. 31 ЖК РФ). Положение бывших членов семьи, по сравнению с прежним жилищным законодательством, стало абсолютно незащищенным. Налицо резкая смена ориентиров жилищной политики, следствием которой стало фактическое лишение значительной группы граждан гарантий их прав на жилье. Такое законодательное решение в перспективе может создать огромные трудности по обеспечению жильем бывших членов семей собственников, которые при существующих социально-экономических условиях современной России могут никогда не получить или не приобрести жилье. Поэтому п. 4 ст. 31 ЖК РФ для смягчения столь жесткого законодательного решения закрепил особый механизм охраны права пользования жильем бывших членов семьи собственника. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию. Несомненно, что возможность бывшего супруга через суд добиться возможности сохранить право пользования жилым помещением на определенный срок может смягчить неблагоприятный эффект лишения такого права, но эта временная мера не может устранить проблемы лишения жилья бывших членов семьи собственника. Новое законодательство, как и прежнее, не решило вопрос о возможности отказа члена семьи от принадлежащего ему права пользования жилым помещением собственника. Судебная практика признает такой отказ (в том числе молчаливый, в случаях, когда член семьи покидает жилое помещение) основанием прекращения права пользования в случае, если член семьи выбыл на другое постоянное место жительства. Между тем законодательно такое основание прекращения права пользования не закреплено, что, в свою очередь, требует применения п. 2 ст. 9 ГК РФ, в соответствии с которым отказ гражданина от осуществления принадлежащего ему права пользования жилым помещением не влечет прекращения этого права, так как законом это не предусматривается. Таким образом, новое жилищное законодательство увеличило число оснований прекращения права пользования жилым помещением, лишив право пользования жилым помещением свойства следования за жилищем и лишив такого права бывших членов семьи. Эти изменения укрепили правовое положение собственника жилого помещения, который получил возможность лишить права пользования тех лиц, с которыми он не имеет особо тесных личных отношений (бывших членов семьи), и главное - теперь имеет возможность свободно распоряжаться принадлежащим ему жилым помещением, за исключением случаев, предусмотренных п. 4 ст. 292 ГК РФ. Проживающие совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении члены его семьи пользуются правом пользования жилым помещением в полном объеме, наравне с самим собственником, что закрепляется в п. 2 ст. 31 Жилищного кодекса. По объему это право равно праву пользования собственника и распространяется на все жилое помещение целиком. Оно не может быть ограничено собственником иначе, как заключением соглашения с проживающими членами его семьи, содержащего ограничения их права пользования, т. е. согласие членов семьи на ограничение их законных прав в данном случае обязательно. В случае нарушения их права пользования члены семьи собственника имеют право на защиту своего права, в том числе и от самого собственника (п. 3 ст. 292 ГК РФ). Право пользования жилым помещением, возникая с согласия собственника, становится впоследствии независимым от его воли и защищается даже от него самого. Эта особенность права пользования жилым помещением - абсолютный характер - сближает его с ограниченными вещными правами. Традиционными ограничениями права пользования жилым помещением являются права и законные интересы других лиц, обязанность использования жилого помещения по целевому назначению и обеспечение его сохранности (п. 2 ст. 31 ЖК РФ). Если член семьи использует жилое помещение, в котором он проживает, не по назначению, систематически нарушает права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращается с жилым помещением, допуская его разрушение, и продолжает нарушать правила пользования жилым помещением после предупреждения собственника, его право пользования может быть прекращено, а сам он может быть выселен по решению суда (п. 2 ст. 35 ЖК РФ). Важнейшим изменением, внесенным в право пользования жилым помещением членов семьи собственника, является то, что в соответствии с п. 2 ст. 292 ГК РФ право пользования жилым помещением больше не сохраняется при отчуждении жилого помещения. Существовавшая в ЖК РСФСР такая гарантия прав членов семьи собственника стала чрезмерной для новых условий и существенно обременяла условия отчуждения объекта права собственности на жилое помещение. Сохранившиеся в п. 4 ст. 292 ГК ограничения на передачу права собственности на жилое помещение в таких условиях выглядят правовым рудиментом, необходимым для смягчения процесса максимального освобождения жилых помещений от существовавшей раньше системы внедоговорных обременений. Ранее в российском праве право пользования жилым помещением было признано вещным правом, которому характерно следование за вещью <*>. Новый Жилищный кодекс закрепил право пользования жилым помещением без следования его за вещью, тем самым нарушив установившуюся в доктрине правовую конструкцию. В результате "обязательственные правоотношения стали альтернативой вещным правоотношениям (праву пользования жилым помещением членом семьи собственника). Названное право пользования прекращается при смене собственника" <**>. -------------------------------- <*> Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / М. И. Брагинский и др. М., 1999. С. 369; Денисевич Е. М. Право пользования жилыми помещениями: к вопросу о соотношении вещных и обязательственных начал // Юрист. 2000. N 2. С. 16 - 19 и др. <**> Малюткина-Алексеева И. А. Некоторые аспекты права пользования жилым помещением по новому жилищному законодательству // Жилищное право. 2005. N 8. С. 25.

С одной стороны, содержание права пользования жилым помещением не претерпело существенных изменений, что позволяет говорить о том, что право пользования жилым помещением в его современном виде соответствует существовавшему прежде, поэтому оно и без следования за жилым помещением является вещным правом <*>. С другой стороны, право пользования жилым помещением, которым обладают члены (в том числе и бывшие) семьи собственника, лишилось одного из основных и общепризнанных признаков вещного права - оно больше не следует за вещью и, следовательно, не подходит под устоявшуюся категорию вещного права <**>. В правовой доктрине такое решение законодателя не получило однозначной оценки, и вопрос об отнесении права пользования жилым помещением членами семьи собственника к вещным правам остается открытым. -------------------------------- <*> См.: Малюткина-Алексеева И. А. Некоторые аспекты права пользования жилым помещением по новому жилищному законодательству // Жилищное право. 2005. N 8. С. 24 - 25. <**> См.: Молохов А. В. О бывшем супруге замолвите слово // Адвокат. 2005. N 6. С. 54 - 59.

Право пользования жилым помещением связано с обязанностью членов семьи собственника, проживающих совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении, нести солидарную ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования жилым помещением (п. 1 ст. 292 ГК РФ, п. 3 ст. 31 ЖК РФ). Иное может быть предусмотрено только соглашением между собственником и членами его семьи. Общим результатом реформирования современного жилищного законодательства можно назвать усиление права собственности на жилое помещение за счет ограничения возможностей возникновения права пользования этим жилым помещением, расширения оснований прекращения такого права и ослабления гарантий права на жилье проживающих в данном помещении несобственников. Особый статус членов семьи собственника теперь во многом зависит от усмотрения самого собственника, а его возможности по распоряжению принадлежащим ему жилым помещением значительно приблизились к существующему в гражданском праве правомочию собственника. Существенно изменилось понимание конституционного права на жилище: теперь это право не препятствует лишению права пользования жилым помещением бывших членов семьи без предоставления другого жилья, а также не дает права членам семьи автоматически вселяться в приобретенное собственником жилое помещение, если прежнее было отчуждено собственником и право пользования им у членов семьи прекратилось.

------------------------------------------------------------------

Название документа