Реализация права военнослужащего на внеочередное обеспечение жильем не зависит от даты судебного решения

(Гаврюшенко П. И., Монахов А. А.)

("Право в Вооруженных Силах", 2007, N 11)

Текст документа

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО НА ВНЕОЧЕРЕДНОЕ

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЖИЛЬЕМ НЕ ЗАВИСИТ ОТ ДАТЫ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

П. И. ГАВРЮШЕНКО, А. А. МОНАХОВ

П. И. Гаврюшенко, юрист, кандидат юридических наук.

А. А. Монахов, начальник отдела корреспондентской сети (информационно-массовой работы и писем) редакции газеты дважды Краснознаменного Балтийского флота "Страж Балтики", капитан 3 ранга.

Согласно ст. 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище (ч. 1); малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (ч. 3).

Провозглашая право каждого на жилище, Конституция Российской Федерации не ограничивает законодателя в выборе порядка обеспечения граждан жильем.

По смыслу ст. 37 (ч. 1) и ст. 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее ст. 32 (ч. 4), ст. 71 (п. "м"), ст. 72 (п. "б" ч. 1) и ст. 114 (п. п. "д", "е" ч. 1) военная служба, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах, а лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции. Этим, а также характером военной службы, предусматривающей выполнение специфических задач, которые сопряжены с опасностью для жизни и здоровья, а также с иными специфическими условиями прохождения службы, обусловливается правовой статус военнослужащих, выражающийся, в частности, в порядке обеспечения их жильем на основе специального законодательства и по специальным правилам.

К числу указанных специальных законов относится Федеральный закон "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г., которым устанавливаются основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, в том числе в реализации ими права на жилище (ст. ст. 3, 15 и др.).

Согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений в порядке и на условиях, которые определяются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу ст. 33 ЖК РСФСР (действовавшего до 1 марта 2005 г.) жилые помещения предоставлялись гражданам, состоявшим на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, в порядке очередности, исходя из времени принятия их на учет и включения в списки на получение жилых помещений.

Аналогичная норма содержится в ЖК РФ (ч. 1 ст. 57), в п. п. 4, 7, 37 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80 (далее - Инструкция).

В п. 29 Инструкции также определено, что учет военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, ведется исходя из времени принятия их на учет по единому списку, из которого одновременно в отдельные списки включаются военнослужащие, имеющие право на внеочередное получение жилых помещений.

Таким образом, действующее законодательство предусматривает обеспечение граждан жильем в порядке очередности, исходя из времени принятия их на учет и включения в соответствующие списки на получение жилья среди такой же категории граждан, имеющих аналогичные социальные гарантии.

Жилищные комиссии воинских частей признавали военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях во внеочередном порядке на основании п. 12 Инструкции до 1 марта 2005 г. (до вступления в силу ЖК РФ). В то же время имеется обширная судебная практика, в соответствии с которой военные суды обязывали командование воинских частей обеспечить увольняемых по "льготным" основаниям военнослужащих жильем вне очереди и после указанной даты. Авторы имеют свою точку зрения на реализацию таких решений.

Авторы полагают, что разъяснения, данные Военной коллегией Верховного суда Российской Федерации в Обзоре судебной практики по рассмотрению дел по жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц от 19 октября 2000 г., не утратили своего значения в связи с изменением жилищного законодательства. В частности, Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации указала:

"...В Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80, содержится положение о том, что упомянутым военнослужащим при увольнении с военной службы жилые помещения предоставляются вне очереди.

Вместе с тем судам следует учитывать, что согласно ст. 33 ЖК РСФСР жилые помещения предоставляются гражданам в порядке очередности исходя из времени принятия их на учет и включения в списки на получение жилых помещений. Граждане, имеющие право на первоочередное и внеочередное получение жилых помещений, включаются в отдельные списки.

Таким образом, названные военнослужащие должны обеспечиваться жильем по спискам внеочередников исходя из времени включения их в эти списки. Поэтому они имеют преимущество перед другими категориями военнослужащих и внеочередниками, включенными в отдельные списки позднее их. Преимуществом перед другими внеочередниками, принятыми на учет и включенными в соответствующие списки ранее, они не пользуются".

Таким образом, по мнению авторов, Военная коллегия подтвердила, что:

- решения о предоставлении жилых помещений военнослужащим, которые не могут быть уволены с военной службы по этой причине, в том числе и во исполнение решений судов, должны приниматься в соответствии с жилищным законодательством, а не в соответствии с законодательством об исполнительном производстве;

- решения о предоставлении жилых помещений таким военнослужащим не могут нарушать прав военнослужащих, стоящих в аналогичном списке впереди них.

Представляется, что право военнослужащих, обратившихся в суд за восстановлением нарушенных жилищных прав, подлежит реализации в определенном порядке, который не может быть изменен в зависимости от того, кто из военнослужащих, имеющих право на внеочередное обеспечение жилым помещением, обратится в суд с заявлением раньше и в отношении кого суд раньше вынесет решение.

В связи с вышесказанным, по мнению авторов, исполнение судебных решений, вступивших в законную силу, обязывающих командование обеспечить военнослужащих жилыми помещениями, должно производиться с учетом очередности постановки указанных военнослужащих в списки нуждающихся в жилых помещениях.

Вместе с тем вступившие в законную силу акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации согласно п. п. 1 и 2 ст. 6 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации; неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Указанные требования корреспондируют ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, провозгласившей обязанность государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским судом по правам человека, в силу ст. 15 (ч. 4) Конституции Российской Федерации являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации.

Так, в Постановлении от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби (Hornsby) против Греции" Европейский суд указал, что право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон; исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть "суда". Усмотрев в деле "Бурдов против России" нарушение положений ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, согласно которой каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности и никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права, Европейский суд по правам человека в Постановлении от 7 мая 2002 г. по данному делу пришел к выводу, что, не исполнив решение суда, власти государства-ответчика лишили заявителя возможности взыскать денежные средства, которые он разумно рассчитывал получить, нехватка же средств не может служить тому оправданием. Кроме того, Европейский суд по правам человека особо отметил, что нарушение "права на суд" может также приобрести форму задержки исполнения решения; при этом не каждая задержка в исполнении решения суда представляет собой нарушение "права на суд", а лишь такая, которая искажала бы саму суть данного права, гарантируемого статьей 6 Конвенции (Постановление от 18 ноября 2004 г. по делу "Вассерман против России" и др.).

В связи с вышесказанным, заинтересованные должностные лица, на которых возложена обязанность по обеспечению военнослужащих жильем, при отсутствии у них возможности обеспечить военнослужащего жильем по установленным нормам, должны обращаться в суд, вынесший такое решение, с заявлением об отсрочке его исполнения.

При этом необходимо учитывать, что, несмотря на то что отсрочка исполнения решения суда предполагает наступление в будущем обстоятельств, способствующих исполнению судебного решения, она отдаляет реальную защиту нарушенных прав или охраняемых законом интересов взыскателя, часто на неопределенный срок.

Таким образом, основания для отсрочки исполнения решения суда должны носить действительно исключительный характер, возникать при серьезных препятствиях к совершению исполнительных действий.

Вопрос о наличии указанных обстоятельств должен оцениваться и решаться судом в каждом конкретном случае с учетом того, что в силу ст. 15 (ч. 4), ст. 17 (ч. 3), ст. 19 (ч. ч. 1 и 2) и ст. 55 (ч. ч. 1 и 3) Конституции Российской Федерации и исходя из общеправового принципа справедливости исполнение вступившего в законную силу судебного постановления должно осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех взыскателей и должников, возможная же отсрочка исполнения решения суда должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной и не затрагивать существо конституционных прав участников исполнительного производства.

При этом суд обязан во всяком случае оценить все представленные должником доводы о необходимости отсрочки или рассрочки исполнения решения суда, возможные возражения взыскателя относительно такой отсрочки или рассрочки, по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании, и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу в соответствующем судебном акте.

Проверка же законности и обоснованности определения суда об отсрочке или рассрочке исполнения судебного решения в части правомерности вывода о необходимости такой отсрочки или рассрочки подведомственна вышестоящим судам общей юрисдикции.

------------------------------------------------------------------

Название документа