Оценка результатов внедрения крупного бизнеса в коммунальный комплекс регионов

(Петров Ю. Г.)

("Юрист", 2008, N 1)

Текст документа

ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ВНЕДРЕНИЯ КРУПНОГО БИЗНЕСА

В КОММУНАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС РЕГИОНОВ

Ю. Г. ПЕТРОВ

Петров Ю. Г., соискатель кафедры ГМУ (ГУУ).

Мощным процессом в развитии региональных коммунальных комплексов является внедрение в эту сферу естественных монополий и олигархических структур, например РАО "ЕЭС России", ОАО "Российские коммунальные системы", ЗАО "Комплексные энергетические системы". Факты проникновения крупных компаний на местные рынки коммунальных услуг отмечают главы ряда субъектов Российской Федерации и руководители муниципальных образований [1; 4].

Первыми свою выгоду в ЖКХ увидели предприятия электроэнергетики. Технологически и экономически электроэнергетика и городские инженерные системы идентичны, они имеют много общих черт и в основе своего развития опираются на одни и те же факторы. Городские распределительные сети являются продолжением больших энергетических систем. Юридически отдельные элементы системы могут принадлежать разным собственникам, но тем не менее технологически они остаются едиными. Процессы производства и потребления энергии в этих системах неразрывны, а потому жестко взаимозависимы: нет потребления без производства, и наоборот [6].

На примере ОАО "Российские коммунальные системы" проанализируем промежуточные итоги работы новых участников рынка коммунальных услуг.

ОАО "Российские коммунальные системы" (РКС) было создано в мае 2003 г. для управления проектами в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Изначально по 25% компании принадлежало РАО "ЕЭС России" и Газпромбанку, еще по 10% владели "Евразхолдинг", "Кузбассразрезуголь", банк "Еврофинанс", "Интеррос" и ЗАО "Комплексные энергетические системы" (КЭС). На апрель 2006 г. контрольный пакет компании (75%) принадлежит КЭС, 25% - у РАО "ЕЭС России". Уставный капитал РКС составляет 1 млрд. руб. Общая численность персонала - 11 тыс. человек [8].

Структура бизнеса РСК включает три направления с соответствующими долями видов деятельности в общем объеме бизнеса: теплоснабжение (52%); электроснабжение (35%); водоснабжение и водоотведение (13%).

По данным на ноябрь 2006 г., РКС вели деятельность по управлению активами в сфере ЖКХ более 200 муниципальных образований 13 регионов России: в Алтайском и Пермском краях; Амурской, Брянской, Владимирской, Кировской, Нижегородской, Свердловской, Тамбовской, Тверской, Томской областях, Карелии и Удмуртии. Выручка РКС за 2005 г. составила 13,4 млрд. руб., чистая прибыль - 55 млн. руб. В настоящее время РКС - это крупнейший федеральный оператор в коммунальной отрасли, выручка компании за 9 месяцев 2006 г. составила 16,394 млрд. рублей [7].

Деятельность РКС осуществляется на основе договоров аренды объектов коммунального хозяйства с региональными и муниципальными администрациями, заключаемыми на срок от 1 года до 49 лет. Компания не только берет в аренду муниципальное хозяйство, но также реализует инвестиционные проекты по строительству и реконструкции новых коммунальных объектов. Таким образом, механизм аренды с инвестиционными обязательствами в этом случае напоминает институт концессионных соглашений.

Как хозяйствующий субъект компания заинтересована в переходе на долгосрочное тарифное регулирование, то есть к установлению тарифов на 3 - 5 лет вперед. Только в этом случае коммунальные предприятия смогут планировать свою деятельность на среднесрочную перспективу, это также даст возможность избежать резкого повышения тарифов.

Принимая во внимание мультирегиональное участие РКС в бизнесе по предоставлению коммунальных услуг, оценим доли новых участников на рынках ЖКУ субъектов Российской Федерации, а также уровень их инвестиционной активности в отношении арендованных объектов коммунального хозяйства. Расчеты показывают, что по итогам 2005 г. доля РКС на рынке коммунальных услуг указанных 13 субъектов Российской Федерации составила 21% [5]. Информация относительно отдельных регионов представлена в табл. 1.

Таблица 1. Доли дочерних и зависимых обществ РКС

на региональных рынках коммунальных услуг, 2005 г.

Дочерние Сроки Совокупный Общий Доля

и зависимые аренды годовой объем компании на

Регион общества объектов объем рынка региональном

ОАО "РКС" ЖКХ услуг за ЖКУ за рынке ЖКУ, %

в регионе 2005 г., 2005 г.,

тыс. руб. млн. руб.

Амурская "Амурские КС" 10 лет 1998677,0 3760,0 53,2

область

Тамбовская "Тамбовские КС" 25 лет 1175117,0 2520,0 46,6

область

Владимирская "Владимирские КС" 5 лет 1969021,0 4277,0 46,0

область

Кировская "Кировские КС" от 11 мес. 1435379,0 3478,0 41,3

область до 15 лет

Свердловская "Свердловские КС"/ 10 лет 3605278,0 11 140,0 32,4

область "КЭСК -

Мультиэнергетика"

Тверская "Тверские КС" 11 мес. 1221248,0 3909,0 31,2

область

Республика "Петрозаводские КС" 20 лет 657175,0 2139,0 30,7

Карелия

Пермский "КЭС - от 11 мес. 743351,0 6774,0 11,0

край Мультиэнергетика" до 10 лет

Алтайский "Алтайские КС" 15 лет 296957,0 6295,0 4,7

край

Данные табл. 1 позволяют сделать следующие выводы. Во-первых, в четырех из 13 регионов: Амурской, Тамбовской, Владимирской и Кировской областях - РКС доминируют на рынке ЖКУ, где доля компании превышает 35%. Таким образом, можно говорить о том, что на смену монополиям местного значения приходят монополии регионального и федерального масштаба. Соответственно вопрос о формировании конкуренции в коммунальном комплексе указанных регионов остается открытым.

Во-вторых, достаточно высокий объем рынка коммунальных услуг "Российские коммунальные системы" захватили в Свердловской и Тверской областях, а также в Республике Карелия - от 30 до 33%. Тем не менее в отношении этих регионов можно говорить о том, что расширение участников рынка коммунальных услуг может привести в движение конкурентные механизмы. Что касается Алтайского края, то емкость его рынка коммунальных услуг в разы меньше, чем в других регионах, и, возможно, в связи с этим доля РСК в крае пока минимальна (4,7%). В целом полученные результаты свидетельствуют о том, что рынок коммунальных услуг обратил на себя внимание крупного частного бизнеса.

Перейдем теперь к оценке инвестиционной активности дочерних и зависимых обществ ОАО "Российские коммунальные системы". В данном случае под инвестиционной активностью будем понимать отношение годового объема инвестиций в арендованные объекты коммунальной инфраструктуры к годовой выручке от реализации потребителям коммунальных ресурсов. Результаты расчетов представлены в табл. 2.

Источник: рассчитано по данным [5; 7].

Таблица 2. Инвестиционная активность крупного бизнеса,

внедряющегося в коммунальные комплексы регионов

Регион Дочерние Совокупный Объем Доля

и зависимые годовой инвестиций инвестиций в

общества ОАО "РКС" объем на 01.12.2006, арендованные

в регионе услуг за млн. руб. объекты ЖКХ

2005 год, в выручке, %

тыс. руб.

Амурская "Амурские КС" 1998677,0 261,0 13,1

область

Тамбовская "Тамбовские КС" 1175117,0 42,1 3,6

область

Владимирская "Владимирские КС" 1969021,0 320,0 16,3

область

Кировская "Кировские КС" 1435379,0 70,0 4,9

область

Свердловская "Свердловские КС"/ 3605278,0 51,0 1,4

область "КЭСК -

Мультиэнергетика"

Тверская "Тверские КС" 1221248,0 100,0 8,2

область

Республика "Петрозаводские КС" 657175,0 182,0 27,7

Карелия

Пермский "КЭС - 743351,0 0,0 0,0

край Мультиэнергетика"

Алтайский "Алтайские КС" 296957,0 0,0 0,0

край

Данные табл. 2 позволяют сделать следующие выводы.

Во-первых, разброс объемов инвестиций в абсолютном выражении и значений параметра инвестиционной активности очень широк. Максимальный размер инвестиций обмечен во Владимирской области (320 млн. руб.), а минимальный уровень - в Пермском и Алтайском краях. С точки зрения инвестиционной активности на первое место вышла Республика Карелия (27,7%), второе место заняла Владимирская область (16,3%).

Во-вторых, не просматривается ярко выраженной зависимости инвестиционной активности и таких на первый взгляд определяющих капиталовложения факторов, как доля рынка и срок аренды объектов коммунальной инфраструктуры. Не исключено, что в структуре бизнеса РКС имеет место межрегиональный перелив капитала из одного коммунального комплекса в другой. Опираясь на информацию табл. 1, можно предположить, что часть выручки, поступившей из Свердловской области, самого емкого из представленных в таблице рынков коммунальных услуг, могла стать источником инвестирования в арендованные объекты коммунального комплекса той же Республики Карелия и Владимирской области. Косвенно на такой вывод указывает низкий показатель инвестиционной активности в Свердловской области как доноре инвестиционных средств.

В-третьих, чтобы понять, насколько с точки зрения инвестиционной активности приход в сферу коммунальных услуг крупного бизнеса оправдан, сопоставим значения инвестиционной активности, приведенные в табл. 2, с аналогичными отраслевыми показателями за предыдущие годы (табл. 3).

Таблица 3. Инвестиционная активность

в жилищно-коммунальном хозяйстве в 2000 - 2004 гг.

Годы Годовой объем Годовой объем инвестиций Параметр инвестиционной

коммунальных в основной капитал активности (отношение

услуг, оказанных отрасли объема инвестиций

населению, жилищно-коммунального к объему коммунальных

млн. руб. хозяйства, млн. руб. услуг, оказанных

населению), раз

2000 85858,0 209894,0 2,44

2001 123303,0 248694,0 2,02

2002 175177,0 329332,0 1,88

2003 247292,0 370272,0 1,50

2004 311032,0 426188,0 1,37

Анализ данных табл. 3 показывает, что в период 2000 - 2004 гг. суммарные инвестиции в коммунальный комплекс страны составляли двукратный объем выручки с коммунальных услуг, оказанных населению. При этом четко прослеживается тенденция снижения этого показателя. Делая поправку на объемы платежей за коммунальные услуги предприятий и организаций, получаем, что среднеотраслевая инвестиционная активность примерно в 2 раза выше максимальной уровня РКС. Таким образом, инвестирование крупным частным бизнесом в обновление основных фондов коммунальной инфраструктуры носит сдержанный и осторожный характер.

Наряду с положительными эффектами, внедрение крупного бизнеса в коммунальный сектор несет и ряд негативных моментов.

Во-первых, после поглощения или установления контроля над наиболее успешными предприятиями коммунального комплекса убыточные объекты ЖКХ по-прежнему остаются на содержании местных бюджетов: такие объекты неинтересны бизнесу, но необходимы городу. Видимо, предвидя эту ситуацию, а также жесткие условия, предлагаемые дочерними структурами РКС, при которых они соглашаются взять в аренду объекты коммунального хозяйства, руководители администраций многих городов и регионов отказываются от участия в этих проектах [6].

Например, по словам губернатора Липецкой области О. П. Королева, вопреки идеологии реформы ЖКХ о демонополизации отрасли, монополизация только усиливается. В Центральном Черноземье все электрогенерирующие компании пытаются объединить в рамках территориально-генерирующей компании (ТГК). Новая монополия зарегистрирована в Тамбове, ее штаб-квартира находится в Туле, а работают в компании люди из Рязанской области. Предприятия энергетики Липецкой области не вошли в ТКГ, и политика губернатора - держаться подальше от новообразованных монополий. Попыткам поглотить объекты энергетики Липецкой области была противопоставлена активная работа по созданию мини-котельных для жилых домов и объектов социально-культурной сферы [1]. Неудачная попытка дочерней компании ОАО "Российские коммунальные системы" ОАО "Томские коммунальные системы" внедриться в городское хозяйство отмечена в Томске [2; 3].

Случай, когда от услуг естественных монополистов региональная власть отказывается, распространен в значительно меньшей степени. С одной стороны, это связано с потерей контроля над финансовыми потоками в ЖКХ, а с другой стороны, местная администрация не заинтересована в своей зависимости от неподконтрольных ей поставщиков коммунальных ресурсов на подведомственной территории. Автоматически снижается управляемость социально-бытовой сферой региона, что, безусловно, повлияет на будущие решения избирателей.

Замена местной монополии на региональную или федеральную структуру еще не является отрицательным явлением. Участие крупного бизнеса в ЖКХ неизбежно порождает конфликты и споры относительно тарифной политики. Если в результате будут обеспечены качество, надежность и бесперебойная работа систем коммунального обслуживания без дополнительной финансовой нагрузки на потребителей, то есть без повышения тарифов, значит, внедрение энергетиков в ЖКХ пошло отрасли и потребителям на пользу. Обещаниям не повышать действующие тарифы на услуги на период реконструкции коммунальных систем есть основания доверять, поскольку существующая система тарифов и оплаты услуг имеет определенные резервы: завышенные нормативы потребления коммунальных услуг. Однако превращение коммунального сектора из социального в коммерческий означает максимизацию прибыли, в том числе и за счет использования имеющихся резервов.

Литература

1. Божко Ю. Н. "Нет!" - рэкетирам от ЖКХ // Жилищно-коммунальное хозяйство. 2005. N 10.

2. Волосатова Н. Томская мэрия вернула себе коммунальные сети // Коммерсантъ (Новосибирск). 2007. N 29(3605).

3. Волосатова Н. Сети в обмен на платежи // Коммерсантъ (Новосибирск). 2007. N 96(3672).

4. Дубинин С. А. О бедном хозяйстве замолвите слово // Жилищно-коммунальное хозяйство. 2005. N 2.

5. Российский статистический ежегодник. 2006. Стат. сб. / Росстат. М., 2007.

6. Ряховская А. Н. Крупный бизнес берет ЖКХ под свой контроль // Жилищно-коммунальное хозяйство. 2003. N 11 - 12.

7. www. roscomsys. ru - официальный интернет-сайт ОАО "Российские коммунальные системы".

8. www. wikipedia. org - свободная интернет-энциклопедия Wikipedia.

------------------------------------------------------------------

Название документа