Четвертый повод для возбуждения уголовного дела

И.С. ДИКАРЕВ

Дикарев И.С., исполняющий обязанности декана юридического факультета Волгоградского госуниверситета, кандидат юридических наук, доцент.

Автор анализирует положения Уголовно-процессуального кодекса, касающиеся четвертого повода для возбуждения уголовного дела — постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании и делает предложения по усовершенствованию законодательства.

Ключевые слова: прокурор, повод для возбуждения уголовного дела, возбуждение уголовного дела, уголовное преследование.

The forth reason for institution of a criminal case

I.S. Dikarev

The author examines the provisions of the Criminal Procedure Code relating to the forth for institution of a criminal case — a resolution of the public prosecutor on submission of relevant materials to the body of preliminary investigation to decide on criminal prosecution — and makes several suggestions for improving legislation.

Key words: public prosecutor; reason for institution of a criminal case; institution of a criminal case; criminal prosecution.

На протяжении долгого времени уголовно-процессуальный закон наделял прокурора правом самостоятельно возбуждать уголовные дела и даже принимать их к своему производству и расследовать самостоятельно. Однако в результате реформы досудебного производства, проведенной российским законодателем в 2007 г., прокурор эти полномочия утратил. Теперь, обнаружив признаки преступления, прокурор обязан выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных им нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК).

В соответствии с нормативными актами Генеральной прокуратуры РФ прокуроры обязаны выносить мотивированные постановления о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании:

1) в случаях непосредственного обнаружения признаков преступления в ходе проверок исполнения законов и служебных проверок (п. 1.8 Приказа Генерального прокурора РФ от 27 декабря 2007 г. N 212 «О порядке учета и рассмотрения в органах прокуратуры Российской Федерации сообщений о преступлениях»);

2) в связи с выявлением преступлений в ходе проведения общенадзорных проверок (п. 18 Приказа Генерального прокурора РФ от 7 декабря 2007 г. N 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина»);

3) при установлении в ходе служебных расследований или проверок признаков преступления в действиях прокурорских работников (п. 8 Приказа Генерального прокурора РФ от 18 апреля 2008 г. N 70 «О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации»);

4) в связи с выявлением фактов фальсификации материалов доследственных проверок органами предварительного следствия и дознания (п. 1.17 Приказа Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г. N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия»; п. 3 Приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. N 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания»);

5) для решения вопроса об уголовном преследовании лиц, причастных к безвестному исчезновению человека или к совершению иных противоправных действий в отношении потерпевшего, в случаях, когда в ходе проверки законности заведения дел оперативного учета, полноты и достаточности мер, принятых к розыску пропавшего без вести лица, в материалах дела оперативного учета или в материалах предварительной проверки по сообщению о безвестном исчезновении человека обнаруживаются данные, содержащие признаки преступления в отношении исчезнувшего лица (п. 14.3 Инструкции о порядке рассмотрения заявлений, сообщений о преступлениях и иной информации о происшествиях, связанных с безвестным исчезновением граждан, утвержденной Приказом Генерального прокурора РФ и МВД России от 27 февраля 2010 г. N 70/122);

6) в случаях выявления нарушений уголовного законодательства в ходе и по результатам проведения проверок исполнения законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, а также при восстановлении нарушенных прав и свобод граждан и устранении иных нарушений закона, допущенных должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (п. 9 Приказа Генерального прокурора РФ от 15 февраля 2011 г. N 33 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности»);

7) в иных случаях выявления нарушений уголовного законодательства.

Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия» постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании было включено в перечень поводов для возбуждения уголовного дела (п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК).

Напомним, что ранее, когда УПК содержал только три повода для возбуждения уголовного дела, постановление прокурора, предусмотренное п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК, имело для органов предварительного расследования значение сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК). В связи с этим при получении такого постановления следователь, дознаватель были обязаны в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 143 УПК, составлять рапорт об обнаружении признаков преступления.

Думается, законодатель принял совершенно правильное решение, выделив рассматриваемое постановление прокурора в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела.

Прежде всего заметим, что постановление прокурора, предусмотренное п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК, изначально не вписывалось в понятие «сообщение о совершенных или готовящихся преступлениях, полученное из иных источников».

Дело в том, что сообщения о совершенных или готовящихся преступлениях, полученные из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК), несут в себе информацию, как правило, не имеющую какого-либо документального оформления (непосредственное обнаружение следователем признаков преступления; сообщения, распространенные СМИ или переданные по телефону, и т.п.). Именно эта особенность предопределила установление законодателем специальной процедуры фиксации полученных сведений в особом процессуальном документе — рапорте об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК). Посредством составления рапорта полученная информация объективируется, приобретает документальную форму.

В отличие от сообщений о преступлениях, полученных из иных источников, информация, содержащаяся в постановлении прокурора, предусмотренном п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК, не нуждается в каком-либо дополнительном процессуальном оформлении. Нет никакой необходимости в составлении рапорта об обнаружении признаков преступления — сообщение о преступлении в этом случае поступает в распоряжение органов предварительного расследования уже оформленным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в связи с чем оно может и должно сразу по получении использоваться в качестве полноценного повода для возбуждения уголовного дела <1>.

———————————

<1> В силу тех же причин законодателю следовало бы выделить в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела еще один процессуальный документ — предусмотренное ст. 155 УПК постановление следователя или дознавателя о выделении материалов, содержащих сведения о новом преступлении, из уголовного дела и направлении их для принятия решения в соответствии со ст. ст. 144 и 145 УПК (см. подробнее: Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела / Под ред. канд. юрид. наук, доц. И.С. Дикарева. Волгоград, 2011. С. 100).

Общим правилом на практике должен стать порядок, при котором органы расследования, получив от прокурора постановление, предусмотренное п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК, возбуждали бы уголовное дело без проведения предварительной проверки. Дело в том, что, прежде чем вынести это постановление, прокурор обязан прийти к выводу о наличии признаков преступления и собрать материалы, которые этот вывод подтверждают <2>. Конечно, это не исключает принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела в тех случаях, когда следователь или дознаватель обнаружат новые, не известные прокурору обстоятельства, препятствующие возбуждению уголовного дела.

———————————

<2> См.: пункт 2.3 указания Генерального прокурора РФ и Следственного комитета при прокуратуре РФ от 16 декабря 2008 г. N 272/49/5/206 «Об обеспечении реализации руководителями следственных органов и прокурорами своих полномочий в сфере уголовного судопроизводства».

Законодатель предусматривает особый порядок принятия решений об отказе в возбуждении уголовного дела по материалам, направляемым прокурором для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных им нарушений уголовного законодательства. Согласно ч. 1.1 ст. 148 УПК решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия может быть принято только с согласия руководителя следственного органа. Примечательно, что особый порядок отказа в возбуждении уголовного дела по материалам, направляемым прокурором, распространяется только на решения органа предварительного следствия, тогда как орган дознания и дознаватель принимают решение об отказе в возбуждении уголовного дела в общем порядке.

В. Григорьев объясняет это положение сложившейся в результате реформы 2007 г. новой системой взаимоотношений, по которой контроль за законностью расследования органами дознания осуществляет преимущественно прокурор, а органами предварительного следствия — руководитель следственного органа <3>.

———————————

<3> См.: Григорьев В. Постановление прокурора — новый повод для возбуждения уголовного дела? // Законность. 2011. N 8. С. 47.

Вместе с тем в настоящее время прокурор наделен одинаковыми полномочиями по отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, выносимых как следователями, так и дознавателями (ч. 6 ст. 148 УПК). Поэтому, думается, нет необходимости усложнять процессуальную форму принятия следователями решений об отказе в возбуждении уголовного дела по материалам, направляемым прокурором. Так или иначе, копии всех постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела направляются прокурору (ч. 4 ст. 148 УПК), который, не согласившись с принятым решением, вправе незамедлительно отменить постановление и возвратить материалы соответственно руководителю следственного органа или начальнику органа дознания. В связи с этим положение ч. 1.1 ст. 148 УПК следовало бы из закона исключить.

Пристатейный библиографический список

1. Григорьев В. Постановление прокурора — новый повод для возбуждения уголовного дела? // Законность. 2011. N 8.

2. Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела / Под ред. канд. юрид. наук, доц. И.С. Дикарева. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2011. 380 с.

——————————————————————

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *