Главная    О нас    Услуги и Цены    Консультация Online    Контакты   
 
   

Ознакомление стороны защиты с материалами, обосновывающими основания избрания судом меры пресечения в виде содержания под стражей

А.С. КАРЕТНИКОВ, К.А. АРЗАМАСЦЕВА

Каретников А.С., доцент кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Волжского гуманитарного института (филиал) Волгоградского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Арзамасцева К.А., помощник судьи Волжского городского суда Волгоградской области.

В статье на основе анализа практики избрания меры пресечения в виде содержания под стражей определяются причины, препятствующие стороне защиты реализовывать свое право на своевременное ознакомление с материалами, обосновывающими необходимость принятия этого решения, и предлагаются пути их устранения.

Ключевые слова: принцип состязательности, меры государственного принуждения, мера пресечения, заключение под стражу, ходатайство.

The right of the party of defence to review the evidence which determined if arrest had to be selected as means of restraint: problems and ways to resolve them

A.S. Karetnikov, K.A. Arzamastseva

Having analysed the practice of the authorisation of preventive detention, the author defines the reasons interfering with the right of the party of defence for timely acquaintance with evidence used as the reason for keeping the defendant in custody. The author then suggests ways of elimination of those reasons.

Key words: an adversarial principle, measures of the state compulsion, preventive detention, arrest, petition.

Закрепленный в статье 15 УПК РФ принцип состязательности вызвал оживленные дискуссии среди ученых по поводу его места в современном уголовном процессе.

По мнению одних, состязательность не может быть принципом всего уголовного процесса, так как в досудебных стадиях нет предпосылок для его проявления <1>. По мнению других, предпосылки для его проявления есть и в досудебных стадиях, но их надо развивать с целью превращения нашего уголовного процесса из смешанного типа в состязательный <2>. Третьи считают состязательность всего лишь способом исследования доказательств в суде, а не принципом процесса <3>.

--------------------------------

<1> См.: Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002. N 5. С. 52; Давлетов А. Проблема состязательности решена в УПК РФ неудачно // Российская юстиция. 2003. N 8. С. 17 - 18; Абдрахманов Р.С. Эффективность принципа состязательности // Российский судья. 2003. N 6. С. 10 - 11; Божьев В.П. Состязательность на предварительном следствии // Законность. 2004. N 1. С. 6; Погодин С.Б. Проблемы правовой регламентации состязательности уголовного процесса // Российский судья. 2004. N 11. С. 14; Погодин С., Тугушев Р. Действует ли принцип состязательности на досудебных стадиях? // Законность. 2005. N 3. С. 44 - 47; Романов С.В. О соотношении принципа состязательности сторон и права на справедливое судебное разбирательство в уголовном судопроизводстве // Вестник МГУ. Серия 11: Право. 2005. N 3. С. 81.

<2> См.: Лившиц Ю.Д., Даровских С.М. Вопросы принципа состязательности в стадии предварительного расследования // Следователь. 2002. N 8. С. 12 - 14; Лукашевич В.З., Чичканов А.Б. Принцип состязательности и равноправия сторон в новом УПК РФ // Правоведение. 2002. N 2. С. 105; Петрухин И.Л. От инквизиции - к состязательности // Государство и право. 2003. N 7. С. 30 - 33; Вишневская О.В. Состязательная деятельность защитника на предварительном следствии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ижевск, 2004; Колосович С.А., Пономаренко С.И. Некоторые проблемы реализации принципа состязательности в досудебном производстве: Сборник научных трудов. Волгоград, 2005. С. 55 - 61.

<3> См.: Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Принцип состязательности и его реализация в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2005. N 1. С. 7.

Не вдаваясь в дискуссию по этому вопросу, мы исходим из того, что состязательность в определенных случаях проявляется и в досудебных стадиях. Таким случаем как раз и является порядок избрания меры пресечения в виде содержания под стражей и продления срока ее действия, так как при нем обвинение, защита и разрешение вопроса, по существу, отделены друг от друга; суду принадлежит руководящая и решающая роль; стороны процессуально равноправны. Каждый элемент принципа состязательности в достаточной мере исследован в уголовно-процессуальной науке. Однако есть один вопрос, который не разрешен в УПК и пока достаточно не проанализирован в научных исследованиях, - это право стороны защиты своевременно знать содержание материалов, обосновывающих необходимость избрания обвиняемому, подозреваемому меры пресечения в виде содержания под стражей.

Должностные лица органов предварительного расследования вместе с ходатайством об избрании подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде содержания под стражей представляют в суд пакет документов, который состоит из копий:

- постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого;

- протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого;

- материалов о причастности лица к преступлению;

- данных, подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания этому лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости и т.п.) <4>. И это лишь минимально обязательный список документов, указанных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ. На практике же в суд представляются копии и иных постановлений (о принятии дела к производству, о создании следственной группы, об избрании обвиняемому иных мер пресечения), а также материалов, содержащих сведения об административных правонарушениях, копии приговоров, актов обследования жилищно-бытовых условий несовершеннолетних, справок комиссии по делам несовершеннолетних и другие документы.

--------------------------------

<4> См.: пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста".

Все перечисленные материалы представляются стороной обвинения в суд, чтобы убедить его: оснований для решения о заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу достаточно. Но у стороны защиты в этом случае интересы другие - доказать суду, что необходимости в этом нет, но, чтобы их эффективно отстаивать, надо знать еще до начала судебного заседания, какие сведения содержатся в этих материалах. Право стороны защиты знать их содержание следует из более широкого понятия - "права на справедливое судебное разбирательство", закрепленного в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, составной частью которого и является принцип "равенства оружия", призванный воспрепятствовать превосходству в уголовном процессе одной из сторон <5>. Европейский суд по правам человека, исходя из него, считает, что у лица, которое предстает перед судом для решения вопроса о его аресте, есть право обладать той же информацией, что и у стороны обвинения (решение по делу "Санчес-Райс против Швейцарии" <6>, "Илийков против Болгарии" <7>). В связи с тем что Российская Федерация признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека, его решениям, направленным на защиту личности в уголовном процессе, должно соответствовать и наше уголовно-процессуальное право. Однако ст. ст. 46, 47 УПК, определяющие правовой статус подозреваемого и обвиняемого, права знакомиться с материалами, обосновывающими необходимость избрания меры пресечения, за ними не закрепляют. Этот пробел в некоторой степени был восполнен разъяснениями, данными Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлениях от 5 марта 2004 г. N 1 и от 29 октября 2009 г. N 22. Суть этих разъяснений: подозреваемый, обвиняемый, их защитники и законные представители вправе знакомиться в суде с указанными материалами, если заявят об этом ходатайство <8>. Хотя наличие этого права стороны защиты Пленум выводит из ст. 45 Конституции РФ, гарантирующей государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, импульсом, несомненно, для дачи такого разъяснения послужили решения Суда по правам человека.

--------------------------------

<5> См.: Алексеева Л.Б. Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство // Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М.: Норма, 2002. С. 92.

<6> См.: Петрухин И.Л. Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность // Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М., 2002. С. 80 - 81.

<7> См.: Моника Маковей, Разумов С.А. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность. Прецеденты и комментарии. М., 2002. С. 103.

<8> См.: пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (ныне пункт исключен); п. 16 Постановления от 29 октября 2009 г. N 22.

Однако, как показывает практика, это разъяснение вовсе не гарантирует подозреваемым и обвиняемым реального пользования таким правом. Это происходит, во-первых, из-за отсутствия в УПК указания на наличие у этих участников процесса такого права и порядка его реализации, во-вторых, из-за несвоевременного представления должностными лицами материалов в суд. Остановимся на анализе этих причин.

Пленум Верховного Суда ориентирует суды знакомить подозреваемых, обвиняемых, их защитников и законных представителей с материалами, на основе которых может быть принято решение о мере пресечения, не во всех случаях, а лишь тогда, когда ими заявлено об этом ходатайство. Но, чтобы заявить подобное ходатайство, надо знать о существовании самого права на него. А из всех представителей стороны защиты с разъяснениями Пленума Верховного Суда, в силу профессиональной необходимости, осведомлены только адвокаты - защитники. Но, даже зная об этом праве, они не всегда его реализуют в силу различных причин, анализ которых требует отдельного исследования. Сами подозреваемые и обвиняемые о таком праве не знают, ибо оно в статьях УПК, определяющих их права, не прописано, в соответствующих бланках их допроса не указано, и по этой причине следователи и дознаватели им его не разъясняют. Все 115 проанкетированных нами в конце 2010 г. и начале 2011 г. следователей, прибывших на повышение квалификации в Волгоградскую академию МВД РФ из 60 субъектов России, заявили, что они не разъясняют это право подозреваемому и обвиняемому при их допросе. Это во многом и объясняет то, что ни в одном из 150 изученных нами материалов об избрании указанной меры пресечения и 50 материалов о продлении срока ее действия, рассмотренных Волжским городским судом за 8 месяцев 2011 г., до начала судебного заседания подобных ходатайств подозреваемыми и обвиняемыми заявлено не было. И, как следствие, они в судебный процесс во всех этих случаях вступали, не зная содержания представленных материалов, на основании которых решался вопрос о лишении их свободы.

Безусловно, неосведомленность подозреваемого или обвиняемого о праве знакомиться с материалами, обосновывающими необходимость применения меры пресечения, судья может устранить в самом судебном заседании при разъяснении прав участвующим в нем лицам, а в случае заявления ходатайства о реализации этого права - объявить перерыв на время ознакомления с ними. Однако и в судебном заседании таких ходатайств по изученным материалам от них также не поступало, что косвенно подтверждает их неосведомленность о таком праве и в ходе судебного заседания.

Далее, Пленум Верховного Суда ориентирует суды предоставлять участникам процесса для ознакомления с указанными материалами разумный срок, но в пределах установленного законом срока для рассмотрения судом соответствующего ходатайства <9>. По закону срок этот составляет 8 часов с момента поступления ходатайства следователя, дознавателя в суд (ч. 3 ст. 108 УПК). Возможно, этого времени было бы достаточно и для ознакомления участников процесса и для рассмотрения вопроса по существу, если бы ходатайства о применении этой меры пресечения поступали в суд своевременно, т.е. за 8 часов до истечения срока задержания. Однако довольно часто это время не выдерживается. Например, как показали 150 изученных материалов об избрании меры пресечения, по 139 из них лица, в отношении которых возбуждены эти ходатайства, были задержаны в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК. Из них в установленный законом срок поступило лишь 78 материалов. В 11 материалах в нарушение п. п. 10.4.3, 10.4.8 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной Приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. N 36, время поступления их в суд не указано, а потому определить, за сколько часов до истечения срока задержания они были представлены в суд, невозможно. Но то, что не все своевременно поступили, сомнений не вызывает, ибо по некоторым материалам решение судом принималось после истечения срока задержания <10> либо за несколько минут до его истечения <11>.

--------------------------------

<9> Пункт 16 Постановления от 29 октября 2009 г. N 22.

<10> См., напр.: дело N 3/1-259-2011 // Архив Волжского городского суда Волгоградской обл. за 2011 год.

<11> См., напр.: дело N 3/1-255-2011 // Архив Волжского городского суда Волгоградской обл. за 2011 год.

Остальные материалы поступили в суд с нарушением установленного срока, при этом один поступил по истечении 3 часов после срока задержания, 11 - в пределах от 40 минут до 2 часов до истечения срока задержания. И такая практика наблюдается повсеместно, о чем свидетельствуют обобщения судов субъектов РФ, и начало ее восходит к моменту вступления УПК в силу. Например, Верховный суд Республики Мордовия в своем Обзоре отмечал, что в период с 1 июля по 1 сентября 2002 г. ходатайства об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей поступали в суды от органов расследования за 2-3 часа до истечения срока задержания <12>. С годами положение в этом вопросе в лучшую сторону не изменилось. Так, за период с 1 января по 6 сентября 2007 г. в районный суд города Калининграда менее чем за 8 часов до истечения срока задержания поступило 45,8% материалов. А когда вступил в силу Федеральный закон от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ, этот показатель за один месяц вырос до 57,8% <13>. Подобная практика в этом субъекте РФ была и в 2008 г. <14>. За период с 2006 по 2008 г. в суды Владимирской области с нарушением 8-часового срока поступило 953 ходатайства, что составило более 21% от числа всех поступивших подобного рода ходатайств, а 144 из них поступили в суд менее чем за 2 часа до истечения срока задержания подозреваемого <15>. Такое положение с соблюдением сроков представления ходатайств отражается практически во всех подобных обзорах судов субъектов РФ <16>.

--------------------------------

<12> См.: Обзор судебной практики рассмотрения судами Республики Мордовия ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продления срока содержания под стражей, за период с 1 июля 2002 г. по 1 сентября 2002 г. // http://vs.mor.sudrf.ru/modules.php?name=sud.

<13> См.: Обобщение судебной практики по соблюдению следственными органами сроков представления в суд материалов с постановлениями о возбуждении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении сроков содержания под стражей // http:// www.kaliningradcourt.ru/ kos/ practic/ criminal/ common/ index.php.

<14> См.: Справка по результатам обобщения практики рассмотрения судами Калининградской области в 2008 году ходатайств о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу (статья 108 УПК РФ) // http:// www.kaliningradcourt.ru/ kos/ practic/ criminal/ common/ index.php.

<15> См.: Обобщение судебной практики об избрании судами Владимирской области меры пресечения в виде заключения под стражу, продления срока содержания под стражей в отношении лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений // http://oblsud.wld.sudrf.ru/modules.php?name=bsr.

<16> См., напр.: Справка по результатам обобщения судебной практики применения судами Саратовской области в отношении обвиняемых (подозреваемых) мер пресечения в виде заключения под стражу и залога // http:// oblsud.sar.sudrf.ru/ modules.php?name=docum_sud&rid;=9; Справка по результатам обобщения практики применения в качестве меры пресечения заключения под стражу (статья 108 УПК РФ) районными (городскими) судами Сахалинской области в 2008 году // http:// oblsud.sah.sudrf.ru/ modules.php?name=docum_sud.

Все это создает проблемы не только организационного, но и процессуального характера. Как можно выкроить время на ознакомление с материалами и полноценно провести судебный процесс, например, в ситуации, когда судье, на которого возложена обязанность по рассмотрению этих ходатайств, с 11 часов 25 минут до 15 часов поступает 4 материала с нарушением установленного законом срока? Причем два материала поступают за 40 минут, один - за 55 минут, один за полтора часа до истечения срока задержания <17>. Такие ситуации исключают возможность проведения до начала судебного заседания подготовительных мероприятий <18>, полноценного судебного разбирательства, на которое в наших примерах судья затрачивал от 20 до 30 минут. В этих случаях стремления судьи направлены на одно - успеть вынести решение по ходатайству до истечения срока задержания. Но и это ему не всегда удается сделать. В приведенном примере один из четырех материалов судья рассмотрел уже после того, как истекло 25 минут со времени истечения срока задержания.

--------------------------------

<17> См.: дела N 3/177/2011; N 3/1-78/2011; N 3/1-79/2011; N 3/1-80//2011 // Архив Волжского городского суда Волгоградской области за 2011 г.

<18> Подробно о том, что входит в подготовительные действия, см.: Колоколов Н.А. Оперативный судебный контроль в уголовном процессе. М., 2008. С. 36.

Все изложенное свидетельствует о том, что исходящее из международных норм и признанное практикой Европейского суда по правам человека право подозреваемого и обвиняемого знать содержание документов, на основании которых в их отношении решается вопрос о мере пресечения в виде содержания под стражей, в российском уголовном процессе пока фактически является фикцией.

Какие же меры следует предпринять для того, чтобы это их право реально обеспечивалось в практике российских органов, осуществляющих уголовное судопроизводство? Представляется, что для решения проблемы есть два пути. Первый - дополнить ч. 4 ст. 47 УПК пунктом 12.1 следующего содержания: "знакомиться в суде с материалами, обосновывающими необходимость избрания меры пресечения в виде содержания под стражей и продлении срока ее действия" <19>. Идентичное право следует закрепить и за подозреваемым в ст. 46 УПК. Порядок реализации права необходимо изложить в ч. 3 ст. 108 УПК в следующей редакции: "С ходатайством и указанными материалами вправе знакомиться подозреваемый, обвиняемый, их защитники и законные представители, если они заявили об этом ходатайство. Время для ознакомления с материалами устанавливает судья, исходя из объема материалов, но в пределах установленного законом срока для рассмотрения судом соответствующего ходатайства. По окончании ознакомления составляется протокол по правилам, установленным ст. 218 настоящего Кодекса".

--------------------------------

<19> Подобное право обвиняемого закреплено в п. 21 ч. 2 ст. 66 УПК Республики Молдова.

Но изменение норм права - процесс не скорый. Поэтому для оперативного исправления этой ситуации возможен дополнительный путь - издание Генеральным прокурором, Председателем Следственного комитета РФ, руководителями следственных органов при МВД, ФСБ, УФСКН России совместного подзаконного нормативного акта (приказа, указания). В нем следует обязать подчиненные органы следствия и дознания дополнить перечень прав подозреваемого и обвиняемого, содержащийся в бланках их допроса, правом знакомиться в суде с материалами, обосновывающими необходимость избрания меры пресечения в виде содержания под стражей, а следователей и дознавателей обязать разъяснять им это право и порядок его реализации.

Поскольку несвоевременное представление в суд ходатайств - проблема давняя и повсеместная, принявшая хронический характер, видимо, одних мер надзорного и контрольного характера для ее решения недостаточно, нужны процессуальные санкции в виде возвращения в таких случаях материалов следователю, дознавателю без их рассмотрения. И хотя ч. 7 ст. 108 УПК не предусматривает такой вид решения, однако, как показывает практика, потребность в нем существует, и Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29 октября 2009 г. N 22 признал возможность его принятия. Так, в п. 9 этого Постановления он ориентирует суды на то, чтобы возвращать материалы без рассмотрения, если в судебное заседание не доставлен подозреваемый или обвиняемый. Нет сомнения, что основанием такого решения является существенное нарушение уголовно-процессуального закона должностным лицом, возбудившим ходатайство. Но несвоевременное представление в суд материалов также препятствует не только организации судебных процессов, но и полноте, всесторонности рассмотрения представленных материалов, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на законности и обоснованности принимаемых в спешке решений, нарушает права и интересы стороны защиты. Потому это нарушение также существенное, а при существенном нарушении уголовно-процессуального закона, как это следует из п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству", суд обязан возвратить уголовное дело прокурору, т.е. тому должностному лицу, от которого оно поступило. Тот факт, что судья рассматривает не уголовное дело, а материалы для решения вопроса о мере пресечения, принципиального значения не имеет. Аналогия здесь вполне уместна, потому что причина таких решений одна - существенное нарушение закона. Поэтому п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 следует дополнить правом суда возвращать материалы без рассмотрения не только при недоставлении подозреваемого и обвиняемого в судебное заседание, но и при несвоевременном поступлении материалов в суд. А в идеале, безусловно, следует законодательно закрепить такой вид решений судьи в ст. 108 УПК. Полагаем, что только такими мерами можно изменить в лучшую сторону сложившуюся негативную практику в этом вопросе.

Пристатейный библиографический список

1. Абдрахманов Р.С. Эффективность принципа состязательности // Российский судья. 2003. N 6.

2. Алексеева Л.Б. Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство // Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М.: Норма, 2002.

3. Божьев В. Состязательность на предварительном следствии // Законность. 2004. N 1.

4. Вишневская О.В. Состязательная деятельность защитника на предварительном следствии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ижевск, 2004.

5. Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002. N 5.

6. Давлетов А. Проблема состязательности решена в УПК РФ неудачно // Российская юстиция. 2003. N 9.

7. Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Принцип состязательности и его реализация в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2005. N 1.

8. Колоколов Н.А. Оперативный судебный контроль в уголовном процессе. М., 2008.

9. Колосович С.А., Пономаренко С.И. Некоторые проблемы реализации принципа состязательности в досудебном производстве // Сборник научных трудов. Волгоград, 2005.

10. Лившиц Ю.Д., Даровских С.М. Вопросы принципа состязательности в стадии предварительного расследования // Следователь. 2002. N 8.

11. Лукашевич В.З., Чичканов А.Б. Принцип состязательности и равноправия сторон в новом УПК РФ // Правоведение. 2002. N 2.

12. Моника Маковей, Разумов С.А. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность. Прецеденты и комментарии. М., 2002.

13. Петрухин И.Л. Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность // Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М., 2002.

14. Петрухин И.Л. От инквизиции - к состязательности // Государство и право. 2003. N 7.

15. Погодин С.Б. Проблемы правовой регламентации состязательности уголовного процесса // Российский судья. 2004. N 11.

16. Погодин С., Тугушев Р. Действует ли принцип состязательности на досудебных стадиях? // Законность. 2005. N 3.

------------------------------------------------------------------


   
© 2009 Правовой Центр - "Правый Берег". Все права защищены. Разработка и развитие сайта: [ми: - студио] - 2009 год