Актуальные вопросы права общей долевой собственности: раздел жилого помещения и выдел из него доли

(Козырь О. М.) ("Статут", 2008) Текст документа

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВА ОБЩЕЙ ДОЛЕВОЙ СОБСТВЕННОСТИ: РАЗДЕЛ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ И ВЫДЕЛ ИЗ НЕГО ДОЛИ

О. М. КОЗЫРЬ

Козырь Оксана Михайловна - кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации, начальник отдела Исследовательского центра частного права.

В условиях достаточно острого жилищного дефицита, сохраняющегося в Российской Федерации уже не одно десятилетие, и в результате массовой приватизации жилых помещений, осуществленной в 90-х гг. прошлого столетия, значительное число жилых помещений, в первую очередь квартир в многоквартирных домах, оказалось в общей долевой собственности. Немалое число жилых домов и дач, передаваемых по наследству многочисленным наследникам, также приобрели статус имущества, находящегося в общей долевой собственности, а многие из них и первоначально строились не одним, а несколькими гражданами и сразу поступали в общую собственность. Применительно к большинству таких объектов право общей собственности - это режим скорее вынужденный, временный, чем постоянный. Таким образом, вопросы прекращения права общей собственности на жилые помещения посредством раздела жилья или прекращения для кого-либо из сособственников посредством выдела его доли становятся практически весьма актуальными. Российское гражданское законодательство в конструировании правил о разделе имущества, находящегося в общей собственности, и о выделе из него доли исходило из необходимости установления баланса интересов сособственников. Вопросы о том, насколько отвечают реальным интересам участников общей долевой собственности на жилые помещения нормы ст. 252 Гражданского кодекса РФ, регулирующие раздел и выдел доли из имущества, находящегося в общей собственности; эффективны ли они применительно к жилым помещениям, не являющимся однородными объектами по критерию "делимости", а также насколько последовательно судебная практика следует названным нормам или пытается корректировать их, учитывая высокую социальную значимость жилых помещений, и будут предметом рассмотрения в настоящей статье. Первым жилым помещением, безусловно признаваемым в качестве самостоятельного объекта, является жилой дом. По своей природе этот объект следует отнести к делимым <1>, в значительном числе случаев он делим и практически, поэтому правила ст. 252 ГК РФ о разделе и выделе доли применяются к нему в полном объеме. -------------------------------- <1> На это качество жилого дома обращалось внимание еще в дореволюционной российской доктрине. Г. Ф. Шершеневич указывал: "...следует признать, что по существу дом должен предполагаться вещью раздельной, что предположение это может быть опровергнуто доказательством невозможности деления данного дома с сохранением за частями экономического значения целого" (см.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. По изданию 1907 г. М., 1995. С. 104).

В настоящей статье не рассматривается весьма интересный теоретический вопрос о том, может ли такое жилое помещение, как квартира, исходя из ее физических и юридических характеристик, являться самостоятельным объектом гражданского оборота, объектом недвижимого имущества. По этому поводу высказаны различные, хорошо аргументированные суждения <1>, однако в настоящий момент законодателем воспринята конструкция такого жилого помещения, как квартира, в качестве самостоятельного объекта недвижимого имущества и самостоятельного объекта гражданских прав. Вопрос о делимости квартиры решается в каждом конкретном случае в зависимости от физических характеристик этого объекта. Это означает, что на квартиру в полной мере должны распространяться правила об общей долевой собственности, в том числе о разделе и выделе доли. -------------------------------- <1> См., в частности: Суханов Е. А. Актуальные вопросы гражданского права // ЭЖ-Юрист. 1999. N 40. С. 2; Он же. Понятие и виды ограниченных вещных прав // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2002. N 4. С. 14; Скловский К. И. Некоторые проблемы права на нежилое помещение // Вестник ВАС РФ. 2003. N 8. С. 84 - 85; Чубаров В. В. Проблемы правового регулирования недвижимости. М., 2006. С. 237 - 240.

Применительно к комнатам в коммунальных квартирах законодателем было найдено несколько иное решение. До принятия нового Жилищного кодекса РФ 2004 г. в судебной практике устойчиво сложилась правовая позиция, согласно которой "объектом права собственности является квартира в целом, а комната составляет ее часть, то есть долю в общем имуществе, которая может быть выделена в натуре исключительно при условии, если возможно устройство по сути самостоятельных квартир" <1>. Суды исходили из того, что до приватизации комнат в коммунальной квартире проживающие в ней лица являлись нанимателями комнат, а объектом государственной или муниципальной собственности являлась коммунальная квартира в целом, поэтому в результате приватизации комнат происходил не раздел квартиры, а передача государством или муниципалитетом своего права на квартиру нескольким собственникам. Это означало, что при продаже приватизированной комнаты в коммунальной квартире ее обладатель был обязан соблюдать правила о преимущественном праве покупки его доли другими обладателями приватизированных комнат в той же коммунальной квартире. Теоретически из такой позиции следовало и применение к коммунальным квартирам всех иных правил об общей долевой собственности, включая раздел и выдел, однако на практике такие правила применены быть не могли, поскольку при приватизации коммунальной квартиры если и создавался режим общей собственности, то с порядком пользования квартирой, жестко определенным документами о приватизации и закрепленным в этих документах. Таким образом, если встать на позицию, занимавшуюся судами, следует прийти к выводу, что в силу особенностей возникновения права общей собственности в процессе приватизации комнат в коммунальных квартирах имелись и особенности режима общей собственности на эти объекты, которые, однако, нигде в законодательстве прямо не закреплялись. -------------------------------- <1> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 июня 2004 г. по делу N 5-В04-68, основывающееся в указанной части на пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями).

Формулировки действующего Жилищного кодекса РФ, вступившего в силу с 1 марта 2005 г., свидетельствуют о том, что законодатель признает за обладателями комнат в коммунальной квартире самостоятельное право собственности, при этом указывая, что другие помещения в квартире, используемые для обслуживания более одной комнаты, - общее имущество в коммунальной квартире - признаются находящимися в общей долевой собственности (ст. 41 ЖК РФ). Оперируя категорией "право собственности на комнату", в ст. 42 ЖК РФ законодатель включает оговорку о том, что при продаже комнаты в коммунальной квартире остальные собственники комнат в данной квартире имеют преимущественное право покупки отчуждаемой комнаты в порядке и на условиях, которые установлены ГК РФ (пункт 6 ст. 42 ЖК РФ). Никаких иных отсылок к нормам о праве общей собственности не сделано, а данная отсылка свидетельствует о намерении законодателя создать дополнительные правовые механизмы решения вопроса об уменьшении числа коммунальных квартир. Таким образом, на комнаты в коммунальных квартирах, которые в соответствии со ст. 15 ЖК РФ признаются самостоятельными объектами недвижимого имущества <1>, распространяются отдельные элементы режима права общей собственности (см. ст. 250 ГК РФ), не включающие вопросы раздела и выдела доли, и они не будут являться предметом рассмотрения в настоящей статье. -------------------------------- <1> См. также: пункты 4 и 5 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, которое утверждено на основании пункта 3 ст. 15 ЖК РФ Постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 г. N 47, в редакции Постановления Правительства РФ от 2 августа 2007 г. N 494. На сегодняшний день жилищным законодательством жилым помещением признается изолированное помещение, которое предназначено для проживания граждан, является недвижимым имуществом и пригодно для проживания, в том числе комната, т. е. часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире.

Закон содержит несколько достаточно четких правил, по которым может осуществляться прекращение общей собственности посредством раздела имущества, находящегося в общей долевой собственности, и прекращение общей собственности для одного или нескольких сособственников, то есть выдел доли. 1. Раздел имущества осуществляется только по соглашению между сособственниками (пункт 1 ст. 252 ГК РФ). При недостижении соглашения ни один из сособственников не вправе в судебном порядке требовать ни раздела, ни продажи имущества, находящегося в общей собственности, в целях последующего раздела вырученных за него денежных средств. Как следует из пункта 3 ст. 252 ГК РФ, при недостижении соглашения сособственник вправе требовать лишь прекращения права общей собственности применительно к себе самому посредством выдела своей доли. Это правило позволяет сохранить для других сособственников режим общей долевой собственности, а не прекратить его в любой момент принудительно помимо их воли. В то же время оно учитывает, что право на выдел является элементом содержания права собственности (правомочия распоряжения) и в этом праве сособственник не может быть ограничен по воле других сособственников. Доля может быть выделена в натуре, а если такой выдел невозможен <1>, то в денежном выражении, посредством выплаты собственнику стоимости доли другими сособственниками. -------------------------------- <1> Невозможность выдела доли в натуре может не допускаться законом либо может проистекать из фактических характеристик имущества (невозможность выдела без несоразмерного ущерба имуществу). Последняя применительно к жилому помещению может быть связана с невозможностью вследствие такого выдела использовать имущество по назначению, неудобством в пользовании и т. п. (см. пункт 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

При наличии только двух сособственников требование о выделе доли при недостижении согласия о разделе приведет к разделу имущества и прекращению права общей собственности на него. 2. Любой участник общей долевой собственности в любой момент вправе требовать выдела своей доли из общего имущества (пункт 2 ст. 252 ГК РФ), что является последовательным выражением свободы осуществления собственником принадлежащих ему правомочий. Как следует из пункта 3 ст. 252 ГК РФ, при недостижении соглашения участник вправе требовать выдела своей доли в судебном порядке. Однако он не вправе требовать выдела доли другого сособственника (других сособственников). Это правило вполне логично вытекает из содержания права собственности: можно владеть, пользоваться и распоряжаться тем, что тебе принадлежит, но нельзя распоряжаться долей другого лица помимо его воли. Как и применительно к сособственнику, не достигшему согласия с другими сособственниками в отношении раздела, сособственнику, не договорившемуся о выделе его доли, доля может быть выделена в судебном порядке, либо в натуре, либо, если такой выдел невозможен, в денежном выражении. Другие участники долевой собственности будут обязаны выплатить ему стоимость его доли. Такая обязанность сособственников на первый взгляд свидетельствует о дисбалансе интересов сособственников в пользу интересов выделяющегося. Однако, исходя из понимания сути права собственности, правомерно утверждать, что нельзя закрепить статус сособственника навечно и нельзя лишать сособственника правомочия распоряжения. Поскольку потребовать выделения может любой из сособственников, в этом праве никто не ограничен и ни у кого нет законодательного приоритета, закон лишь создает практические механизмы прекращения права общей долевой собственности в отношении одного из ее участников, а не встает на защиту интересов кого-либо из сособственников, обременяя при этом необоснованно других сособственников. 3. В обоих названных выше случаях при невозможности выдела доли в натуре компенсация за стоимость доли должна быть определена соглашением сособственников, а при недостижении соглашения размер такой компенсации может быть установлен судом по иску выделяющегося сособственника. Критерии, по которым определяется размер компенсации, были достаточно четко определены Верховным Судом РФ применительно к жилому дому и могут быть использованы для определения размера компенсации применительно к иному жилому помещению. Чтобы интересы выделяющегося сособственника не были ущемлены, компенсация должна соответствовать реальной, рыночной стоимости имущества на момент разрешения спора <1>. -------------------------------- <1> См.: пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 1980 г. N 4 "О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом" (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1983 г. N 11, от 21 декабря 1993 г. N 11, от 25 октября 1996 г. N 10, от 6 февраля 2007 г. N 6). При определении компенсации должны учитываться все имеющие значение факторы: объяснения сторон, отчет оценщика, заключение экспертов, а также все обстоятельства, имеющие значение для правильной оценки, такие, как удобства, местоположение жилого помещения и т. п. (пункт 11 действует в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 6).

4. Если выделяющемуся сособственнику выделяется в натуре имущество, несоразмерное его доле в праве собственности, несоразмерность устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией (часть первая пункта 4 ст. 252 ГК РФ). Поскольку несоразмерность может быть как в сторону превышения доли, так и в обратную сторону, в зависимости от конкретной ситуации обязанным к выплате <1> соответствующей компенсации будет выделяющийся сособственник <2> или остающиеся сособственники соответственно. -------------------------------- <1> Здесь и далее для удобства изложения термин "выплата" применяется как к выплате стоимости доли в денежном выражении, так и к иной форме компенсации, которая не так широко распространена на практике. <2> Об этом прямо указывается, в частности, в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 1980 г. N 4: "В тех случаях, когда в результате выдела сособственнику передается часть помещения, превышающая по размеру его долю, суд взыскивает с него соответствующую денежную компенсацию и указывает в решении об изменении долей в праве собственности на дом". Обратим внимание, что в данном случае Верховный Суд РФ ограничился указанием на взыскание только денежной компенсации, но не компенсации в иной форме, также предусмотренной ст. 252 ГК РФ. Это может быть связано с тем, что пункт 9 Постановления действует в первоначальной редакции 1980 г.

5. По общему правилу выплата участнику долевой собственности компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия, а при отсутствии согласия выделяющегося сособственника на выплату ему компенсации выдел его доли не состоится. Единственным исключением закон считает случай, когда доля сособственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. При наличии в совокупности этих трех обстоятельств даже при отсутствии согласия сособственника на основании судебного решения ему может быть выплачена компенсация вместо выделения имущества в натуре (часть вторая пункта 4 ст. 252 ГК РФ). В данном случае закон ограничивает свободу собственника в реализации его правомочий (он получит компенсацию вместо имущества в натуре), но лишь в определенных пределах, поскольку воля собственника на прекращение в отношении его права общей долевой собственности уже проявлена и речь фактически идет о способе реализации этой воли. Вполне правомерно, что способ реализации в такой ситуации избирается с учетом интересов не только выделяющегося, но и остающихся сособственников. Как правильно было отмечено Верховным Судом РФ, хотя и применительно к другим аспектам выдела доли, "право распоряжения имуществом принадлежит только самому собственнику и он может быть лишен этого права лишь в случаях и по основаниям, указанным в законе". Норма пункта 4 ст. 252 ГК РФ и является таким случаем, когда волю собственника на выбор конкретного способа распоряжения своим имуществом заменяет положение закона. 6. Специальные правила предусмотрены в отношении выдела доли сособственника по требованию его кредиторов. Поскольку в этом случае требование заявляется о выделе доли для обращения на нее взыскания, остающимся сособственникам даются определенные возможности избежать перехода доли в собственность неизвестного им третьего лица. Таким образом, сособственники могут возразить против выдела доли в натуре (часть вторая ст. 255 ГК РФ). В этом случае, а также в случае, когда выдел доли в натуре невозможен, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли его сособственникам, которые, однако, могут отказаться от ее приобретения (части вторая и третья ст. 255 ГК РФ). Поскольку выдел доли происходит помимо воли ее участника, закон в этом случае не обязывает его сособственников ни выделить его долю в натуре, ни оплатить стоимость такой доли, а лишь дает им возможность сделать это. На этом их свобода волеизъявления исчерпывается - при отказе сособственников приобрести долю должника кредитор вправе требовать по суду обращения на нее взыскания посредством продажи доли с публичных торгов. Рассмотрим, насколько последовательно названные правила применяются в судебной практике в отношении раздела жилого помещения и выдела из него доли. Не претендуя на исчерпывающий анализ судебной практики, остановимся на двух вопросах: выкупе "малозначительной" доли без согласия ее собственника и праве одного из сособственников, заявляющего о выделе своей доли, требовать от других сособственников выплаты за нее компенсации при невозможности выдела такой доли в натуре. 1. Формулировки ст. 252 ГК РФ не дают оснований для толкования содержащихся в ней норм таким образом, что доля в праве общей собственности может быть выкуплена другими сособственниками (другим сособственником) не в связи с обращением собственника, чья доля является незначительной, а по инициативе собственника другой, большей по размеру, доли. Ситуация, когда сособственник вправе требовать выдела доли или совершения каких-либо других юридически значимых действий в отношении доли не своей, а другого сособственника, действующим гражданским законодательством не предусмотрена. Однако при всей четкости формулировок ст. 252 ГК РФ, не допускающей, по нашему мнению, каких-либо иных возможностей толкования норм о выделе доли, сложившаяся в последнее десятилетие судебная практика свидетельствует о том, что нередко именно выделяющиеся сособственники требуют передать им долю сособственника, о выделе не заявлявшего, с выплатой последнему компенсации за его долю (т. е. по сути требование о выделе одного из сособственников заявляется не им самим, а "остающимися" сособственниками). Как свидетельствует судебная практика, такие требования в ряде случаев судами удовлетворяются, в том числе и Верховным Судом РФ <1>. Подобным же образом суды подходят к рассмотрению исков о разделе жилого помещения между двумя сособственниками, в которых сособственник требует не выдела своей доли, а именно раздела, при этом требует признать за ним право собственности на все жилое помещение в целом с выплатой другому сособственнику компенсации <2>. Создается ситуация, на первый взгляд похожая на изъятие (выкуп) имущества для государственных или муниципальных нужд, также предполагающее принудительное прекращение права собственности с выплатой выкупной цены имущества. Однако следует помнить, что закон допускает выкуп исключительно для публичных (государственных или муниципальных) нужд и только такого объекта недвижимого имущества, как земельный участок (ст. 279 ГК РФ). Поэтому формулирование каких-либо аналогий в данном случае неправомерно. -------------------------------- <1> См., в частности: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 мая 2002 г. по делу N 11-В02пр-22. <2> См., в частности: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 декабря 2000 г. по делу N 22-В00пр-9.

На практике в таких случаях речь обычно идет о жилом помещении, в котором выдел доли в натуре не представляется возможным, при том, что отношения сособственников между собой носят затянувшийся конфликтный характер. Фактические обстоятельства подобных дел настолько богаты и разнообразны, что доля ни одного из сособственников может не являться малозначительной <1>, а в результате заявления требования о выделе доли может быть "лишен" доли в общей собственности именно тот сособственник, который на момент инициирования выдела (раздела) фактически проживал в жилом помещении, т. е. в отношении которого нельзя было утверждать, что он не имел интереса в пользовании жилым помещением <2>. Таким образом, очевидно, что поиск "справедливых" решений по разрешению жилищных конфликтов между участниками общей долевой собственности приводит суды к прямому отступлению от правил закона. -------------------------------- <1> Так, в цитировавшемся ранее Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 мая 2002 г. в рассмотренном судом деле "наименьшая" доля составляла 1/3. <2> Наиболее часто конфликтные ситуации, ведущие к обращению с исками о разделе или выделе доли из жилого помещения, находящегося в общей собственности, происходят между бывшими супругами или между лицами, оказавшимися сособственниками помимо своей воли, в результате наследования.

В других судебных решениях прямо указывается, что "выплата компенсации вместо выдела в натуре доли одного из сособственников возможна только при наличии волеизъявления этого собственника на выдел своей доли из общего имущества; Гражданский кодекс Российской Федерации не предусматривает право участника общей долевой собственности на обращение в суд с требованием о понуждении других участников общей долевой собственности к передаче ему в натуре своих долей" <1>. Таким образом, сложилась и судебная практика, основанная на том, что нормы пункта 4 ст. 252 ГК РФ применяются при предъявлении в судебном порядке одним из участников долевой собственности требования о выделе из общего имущества в натуре своей доли, а не доли другого сособственника. Эта позиция нашла отражение и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в пункте 36. -------------------------------- <1> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21 сентября 2006 г. по делу N Ф04-5224/2006(26713-А03-30). И хотя в этом конкретном деле рассматривались вопросы права общей долевой собственности на иное недвижимое имущество, чем жилое помещение, оно является важным и показательным для анализа судебной практики применения положений ст. 252 ГК РФ, поскольку нормы ст. 252 ГК РФ о разделе и выделе сформулированы как общие вне зависимости от каких-либо особенностей имущества, в отношении которого установлено право общей долевой собственности.

2. Реализация права каждого сособственника обратиться к другому сособственнику с требованием о выделе доли, а при невозможности ее выдела - о выплате компенсации за его долю, т. е. по сути о выкупе доли другим сособственником (другими сособственниками), также неоднозначно трактуется судебной практикой. Сложными оказались ситуации, когда сособственников всего двое (т. е. выдел доли одного из сособственников будет означать прекращение права общей долевой собственности для всех ее участников), в особенности когда доли их равны, т. е. каждый имеет 50% в праве общей долевой собственности. В этом случае суды подчас истолковывают положения ст. 252 ГК РФ таким образом, что один из сособственников, требующий выдела своей доли, которая в натуре быть выделена не может, не вправе требовать от другого сособственника выкупа его доли, а может лишь продать свою долю третьему лицу <1>. Такое решение, мотивируемое необходимостью защиты интересов "остающегося" сособственника, основывается, по нашему мнению, на ошибочном толковании положений ст. 252 ГК РФ. Отношения по реализации доли третьему лицу никак не связаны с правом сособственника на выдел его доли и не должны "подменять" такое право. В настоящее время закон предоставляет равные возможности выдела всем участникам общей долевой собственности и равным образом защищает их права, вне зависимости от количества участников (два или более) и размера их долей (исключение составляют права обладателя незначительной по размеру доли, в отношении которых непосредственно в ст. 252 в пункте 4 сформулированы некоторые специальные правила, рассмотренные ранее). -------------------------------- <1> См.: решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 18 июня 2007 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 7 августа 2007 г.

Таким образом, право на выдел доли предоставляется любому сособственнику и может быть реализовано каждым из сособственников, в том числе и в случае наличия двух сособственников, доли которых равны. Закон не препятствует и сособственнику, обладающему большей по размеру долей, чем другой сособственник (либо чем обладают в совокупности другие сособственники), обратиться к своему сособственнику (сособственникам) с требованием о выделе его доли и при недостижении соглашения обратиться в суд. Если будет установлено, что его доля не может быть выделена, такой выделяющийся сособственник будет иметь право на выплату ему стоимости его доли другим участником (другими участниками) долевой собственности. Закон исходит из того, что право выдела доли сособственника корреспондирует с обязанностью другого сособственника (других сособственников) по совершению определенных действий, и если в силу объективных характеристик имущества, находящегося в общей долевой собственности, выдел доли невозможен, а выделяющийся согласен на получение компенсации взамен имущества в натуре, на других сособственников возлагается обязанность выплаты выделяющемуся сособственнику соответствующей компенсации. Тем более, что выплата компенсации остающимся сособственником (остающимися сособственниками) выделяющемуся не является просто "обременением", а означает для остающегося сособственника (остающихся сособственников) увеличение его (их) доли в праве собственности на конкретное имущество. В судебной практике на это также обращалось внимание. Так, Президиум Московского областного суда при рассмотрении конкретного дела указал, что отказ суда как в выделе доли в натуре, так и во взыскании в пользу сособственника за долю с остальных сособственников в нарушение нормы п. 3 ст. 252 ГК РФ фактически лишил гражданина права владения, пользования и распоряжения принадлежащей ему собственностью <1>. Поэтому практика судов, которые, защищая интересы сособственника, не заявляющего о выделении, отказывают выделяющемуся сособственнику в реализации его законных прав, не является ни законной, ни справедливой. -------------------------------- <1> См.: Постановление Президиума Московского областного суда от 21 сентября 2005 г. N 509 по делу N 44г-334/05.

Рассмотренные отступления судебной практики от буквального толкования норм ст. 252 ГК РФ подводят к более общему вопросу о том, насколько сами эти нормы соответствуют интересам участников общей долевой собственности. По нашему мнению, правила ст. 252 ГК РФ в целом являются сбалансированными, исходят из понимания ценности имущественного права каждого из сособственников и предлагают варианты решения вопроса о выделении доли из общего имущества одного из сособственников, основываясь на необходимости соблюдения баланса прав и законных интересов всех сособственников, недопущения неоправданного ущемления прав любого и каждого из них. Однако имеются определенные категории имущества, применительно к которым соблюдение такого баланса прав и интересов собственников особенно сложно, так как помимо чисто имущественного интереса у одного, нескольких или всех сособственников имеется и ярко выраженный "социальный" интерес. В первую очередь речь идет о выделе доли из общего имущества в случае, когда таким имуществом является жилое помещение. Еще более осложняет ситуацию тот факт, что жилое помещение, находящееся в общей долевой собственности, часто бывает недостаточного размера для его раздела или для выдела доли сособственника из общего имущества с соблюдением жилищных норм или без потери возможности использования имущества по его целевому назначению, в качестве места для проживания. Особенно это очевидно, когда объектом общей долевой собственности является однокомнатная квартира - это объект по своей сути неделимый, доли в праве собственности на который практически во всех случаях не могут быть выделены в натуре. В отношении такого имущества допустимо совместное пользование, причем только по взаимному согласию - сам характер этого имущества не позволяет в случае конфликта определить порядок пользования им в судебном порядке <1>. Как только возможности совместного пользования исчерпываются, кто-либо из сособственников заявляет о выделе своей доли и "запускаются" процедуры такого выделения, то, как правило, один из участников общей собственности или несколько участников, а то и все сособственники считают свои имущественные права нарушенными. -------------------------------- <1> Одновременное использование для проживания конфликтующими сособственниками однокомнатной квартиры просто невозможно, а использование в порядке очередности - абсурдно, так как не отвечает назначению такого вида имущества, как жилье.

Не следует забывать, что, в отличие от других неделимых объектов недвижимого имущества (производственных объектов различного рода, гаражей, небольших по размеру земельных участков и т. п.), квартира, равно как и жилой дом, является объектом особого социального значения, так как служит удовлетворению жилищных потребностей граждан, является основой их жизнеобеспечения. Право граждан на жилище гаран тировано российским гражданам Конституцией РФ (ст. 40). Поэтому сам факт утраты права собственности на жилое помещение, пусть даже и с получением компенсации в размере рыночной стоимости доли, может субъективно восприниматься как нарушение прав, связанных с жильем. Дополнительным субъективным фактором является то, что в силу уникальности любого жилого помещения, являющегося индивидуально-определенной вещью, собственник заведомо понимает, что его жилищные права будут в этом случае реализованы как-то по-другому. Кроме того, при выделении доли в праве общей собственности на такой объект, как небольшое по размеру жилое помещение, в подавляющем большинстве случаев выплата сособственнику компенсации его доли даже исходя из рыночной стоимости сама по себе не позволит такому лицу удовлетворить соответствующую жилищную потребность. Таким образом, законодательные нормы о разделе имущества, находящегося в общей долевой собственности, и о выделе доли сособственника становятся заведомо неэффективными, с точки зрения участников долевой собственности, в решении вопроса раздела (выдела доли) в том случае, когда речь идет о неделимом жилом помещении. Однако следует понимать, что необременительно, без ущемления собственных интересов реализовать принадлежащие ему права, в частности право на выдел доли, не может ни один из участников общей долевой собственности, кто бы из них не инициировал процесс выделения. Поскольку нормы законодательства сконструированы таким образом, чтобы не нарушались права кого-либо из сособственников другим сособственником, следует признать, что реализация каждым из них своего права становится обременительной не в силу несовершенства законодательства, а в силу самого характера их права на имущество - права общей собственности, а также из-за характеристик конкретного имущества. Поэтому поиск путей совершенствования действующего гражданского законодательства логично вести в первую очередь не в направлении изменения формулировок ст. 252 ГК РФ, а в том направлении, которое бы позволило разрешать проблему (а точнее, препятствовать ее созданию) уже на стадии установления права общей собственности. Для этого необходимо, во-первых, законодательно не допускать возникновения права общей долевой собственности на небольшие жилые помещения (а также и на другие подобные объекты - небольшие земельные участки и др.), которые фактически являются неделимыми вещами, и во-вторых, законодательно не допускать возникновения "карликовых", "нежизнеспособных" долей в праве общей собственности на любые объекты общей собственности, как на неделимые, так и на объекты, по природе своей и по физическим характеристикам являющиеся делимыми. Намечая возможные подходы к решению описанной проблемы, можно отметить следующее. Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе <1> содержит обоснованное предложение о включении в ГК РФ нормы, которая бы ограничивала собственника в праве выделять с целью последующего отчуждения долю в праве собственности, которая по своим размерам не соответствует установленной законом норме (жилой площади, земельного участка и т. п.) либо иным образом не соответствует принципу жизнеспособности выделяемой доли. Подобное ограничение в случае принятия такого предложения следовало бы распространить и на распоряжение имуществом посредством составления завещания. -------------------------------- <1> Разработана по инициативе Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства и принята на заседании названного Совета 15 декабря 2003 г. (см.: Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе. М., 2004. С. 13 - 14).

Однако на случаи возникновения права общей собственности помимо воли собственника (наследование по закону и т. п.) подобное ограничение распространяться не может и не должно, так как злоупотребление собственником своим правом в этих случаях отсутствует. Для случаев наследования по закону, которое достаточно часто ведет к возникновению на практике проблемы раздела общего имущества, являющегося фактически неделимым, следует искать иные законодательные решения, в том числе руководствуясь опытом зарубежных законодательств о наследовании. Возможно рассмотреть вариант обязательной продажи имущества, не поддающегося разделу, с передачей наследникам не долей в праве на неделимое имущество, а стоимости их долей, однако мы понимаем, что реализация такого предложения может потребовать слишком радикальной ломки норм наследственного права и тем самым станет неоправданной. Введение законодательного ограничения на возникновение нежизнеспособных долей в праве общей собственности поставило бы вопрос о корректировке правил пункта 4 ст. 252 ГК РФ применительно к выкупу незначительной доли без согласия ее собственника, с тем, чтобы такой выкуп мог быть инициирован не только собственником незначительной доли, но и собственником другой, большей доли (долей). Если же исходить из того, что в такой ситуации отсутствуют достаточные основания для распоряжения имуществом собственника незначительной доли полностью без его согласия, помимо его воли, то следует позаботиться о создании иного правового механизма прекращения уже существующих незначительных долей, который корреспондировал бы с невозможностью создания незначительных долей на будущее, но не ущемлял чрезмерно права обладателей таких долей. Применительно к принципам, сформулированным в ст. 252 ГК РФ, некоторая корректировка может быть осуществлена для неделимых вещей, в том числе и для неделимых жилых помещений, посредством установления презумпции, у кого из сособственников сохранится имущество, а кому будет выплачена компенсация за долю, которая заведомо не может быть выделена в натуре. Для этого пришлось бы сформулировать некоторые новые правила, подлежащие применению вне зависимости от того, кто из сособственников обратился в суд, инициируя выдел доли. Для случаев проживания в жилом помещении одного из сособственников, влекущего невозможность проживания другого сособственника (других сособственников), законодателем может быть установлена следующая презумпция: вне зависимости от размера долей сособственников приоритет может быть отдан тому из них, кто реально пользуется имуществом, разумеется, с его обязанностью выплаты компенсации за долю другого сособственника (других сособственников). Это, однако, не единственно возможное решение, поскольку приоритет может быть отдан законодателем не тому из собственников, который уже реально пользуется имуществом, а тому, кто имеет существенный интерес в его использовании, также вне зависимости от размера долей сособственников. Категория наличия существенного интереса является оценочной, однако определенные критерии в судебной практике уже выработаны, в частности нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных и т. п. <1>. -------------------------------- <1> См.: пункт 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8.

В настоящее время высшие судебные инстанции уже истолковывают нормы ГК РФ о разделе неделимой вещи и выделе доли в этом имуществе таким образом, что "в отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела суд может передать неделимую вещь в собственность одному из участников долевой собственности, имеющему существенный интерес в ее использовании, независимо от размера долей остальных участников общей собственности с компенсацией последним стоимости их долей" <1>. Развитие законодательства в этом направлении (т. е. применение данного принципа в качестве общего правила, а не исключения, однако лишь в случаях, которые должны быть непосредственно указаны в законе, в частности связанных с "нуждаемостью" кого-либо из сособственников в пользовании конкретным имуществом) могло бы внести дополнительную определенность в права сособственников неделимых жилых помещений. -------------------------------- <1> См.: абзац пятый пункта 36 Постановления N 6/8.

Однако следует понимать, что такой подход нуждается в дополнительном осмыслении и обосновании, поскольку при всех сделанных ранее оговорках, позволяющих принимать во внимание социально значимые факторы, он заведомо предполагает возможность лишения имущества в натуре того участника общей долевой собственности, который не заявлял о выделе, а это является уже достаточно серьезным концептуальным изменением содержания права общей долевой собственности и соответственно регулирования отношений общей долевой собственности.

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Подполковник запаса. Уволен в 2007 г. по подп. "в" п. 2 ст. 51. Выслуга календарная - 20 лет, льготная - 21 год. Ветеран боевых действий (Чеченская Республика, 1995 г.). Награжден медалями. Жильем не обеспечен. Женат. Имею ли я право на получение жилищного сертификата? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Подполковник запаса. Уволен в 2007 г. по подп. "в" п. 2 ст. 51. Выслуга календарная - 20 лет, льготная - 21 год. Ветеран боевых действий (Чеченская Республика, 1995 г.). Награжден медалями. Жильем не обеспечен. Женат. Имею ли я право на получение жилищного сертификата?

Ответ: К сожалению Вы не имеете права на получение жилищного сертификата, так как уволены по основанию, указанному в пп. "в" п. 2 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ (в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта). Вы не входите в перечень лиц, которые имеют право на участие в подпрограмме и в связи с этим на получение государственного жилищного сертификата согласно п. 5 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 гг., утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Должна ли семья офицера Вооруженных Сил Российской Федерации оплачивать содержание административного и обслуживающего персонала, текущий ремонт, проживание ребенка 2005 г. р.? За что мы должны платить, живя в общежитии? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Должна ли семья офицера Вооруженных Сил Российской Федерации оплачивать содержание административного и обслуживающего персонала, текущий ремонт, проживание ребенка 2005 г. р.? За что мы должны платить, живя в общежитии?

Ответ: Автор ответа понимает Ваш вопрос таким образом, что жилое помещение, в котором Вы проживаете, относится к специализированному жилищному фонду и предоставлено Вам по договору найма жилого помещения (в общежитии). В соответствии со ст. 153 ЖК РФ граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги. Обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги возникает у нанимателя жилого помещения по договору найма жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда с момента заключения такого договора. До заселения жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов в установленном порядке расходы на содержание жилых помещений и коммунальные услуги несут соответственно органы государственной власти и органы местного самоуправления или управомоченные ими лица. Согласно ст. 154 ЖК РФ плата за жилое помещение и коммунальные услуги для нанимателя жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или договору найма жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда (в том числе жилого помещения в общежитии), включает в себя: 1) плату за пользование жилым помещением (плата за наем); 2) плату за содержание и ремонт жилого помещения, включающую в себя плату за услуги и работы по управлению многоквартирным домом, содержанию и текущему ремонту общего имущества в многоквартирном доме. Капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме проводится за счет собственника жилищного фонда; 3) плату за коммунальные услуги. Плата за коммунальные услуги включает в себя плату за холодное и горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение, газоснабжение (в том числе поставки бытового газа в баллонах), отопление (теплоснабжение, в том числе поставки твердого топлива при наличии печного отопления). Согласно ст. 156 ЖК РФ плата за содержание и ремонт жилого помещения устанавливается в размере, обеспечивающем содержание общего имущества в многоквартирном доме в соответствии с требованиями законодательства. Размер платы за пользование жилым помещением (платы за наем), платы за содержание и ремонт жилого помещения для нанимателей жилых помещений по договорам социального найма и договорам найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда определяется исходя из занимаемой общей площади (в отдельных комнатах в общежитиях - исходя из площади этих комнат) жилого помещения. Размер платы за пользование жилым помещением (платы за наем), платы за содержание и ремонт жилого помещения для нанимателей жилых помещений по договорам социального найма и договорам найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда и размер платы за содержание и ремонт жилого помещения для собственников жилых помещений, которые не приняли решение о выборе способа управления многоквартирным домом, устанавливаются органами местного самоуправления (в субъектах Российской Федерации - городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге - органом государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации). Размер платы за пользование жилым помещением (платы за наем) государственного или муниципального жилищного фонда устанавливается в зависимости от качества и благоустройства жилого помещения, месторасположения дома.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Выделена квартира в новом доме. КЭЧ заключает краткосрочный договор найма жилого помещения сроком на один год. Данный договор уменьшает объем жилищных прав - у нанимателя нет преимущественного права при пролонгации договора. Являюсь ли я обеспеченным жильем? Как оспорить действия КЭЧ? Дом официально не сдан в эксплуатацию. С какого момента вносится квартплата? Может ли КЭЧ до момента сдачи дома заключать какие-либо договоры? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: По программе 15 + 15 выделена квартира в новом доме. КЭЧ заключает краткосрочный договор найма жилого помещения сроком на один год. В соответствии с п. 2 ст. 67 ЖК РФ этот договор уменьшает объем жилищных прав - у нанимателя нет преимущественного права при пролонгации договора. Являюсь ли я обеспеченным жильем? По закону квартира должна быть предоставлена в собственность или по договору социального найма. Как оспорить действия КЭЧ? Дом официально не сдан в эксплуатацию. С какого момента вносится квартплата? Может ли КЭЧ до момента сдачи дома заключать какие-либо договоры?

Ответ: К сожалению, мы не можем ответить на Ваш вопрос в полном объеме, так как предоставленных Вами данных недостаточно для ответа. Пока дом не введен в эксплуатацию, он не может быть заселен и соответственно КЭЧ не вправе заключать какие-либо договоры, предоставляющие право на проживание в жилых помещениях этого дома. Согласно п. 3 ст. 153 ЖК РФ до заселения жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов в установленном порядке расходы на содержание жилых помещений и коммунальные услуги несут соответственно органы государственной власти и органы местного самоуправления или управомоченные ими лица. Вы вправе обратиться в суд с иском о признании заключенного Вами с КЭЧ договора недействительным. Следует только учесть, что при удовлетворении судом такого требования квартиру Вам придется освободить.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Правомерно ли предоставление жилой площади (общей) на расширение (старая сдана) без учета самой жилой площади (по Приказу министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80 в противовес ст. 38 Жилищного кодекса - 12 кв. м на человека (редакция до 2005 г.))? Предоставлено: Sобщ. - 76,7; Sжил. - 44,5 кв. м на пятерых членов семьи. ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Правомерно ли предоставление жилой площади (общей) на расширение (старая сдана) без учета самой жилой площади (по Приказу министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80 в противовес ст. 38 Жилищного кодекса - 12 кв. м на человека (редакция до 2005 г.))? Предоставлено: Sобщ. - 76,7; Sжил. - 44,5 кв. м на пятерых членов семьи.

Ответ: Согласно ст. 38 ЖК РСФСР норма жилой площади устанавливалась в размере 12 кв. м на одного человека. В таком размере норма жилой площади использовалась в разных значениях. Так, согласно ст. 38 ЖК РСФСР она являлась предельным размером предоставляемой жилой площади: жилое помещение предоставлялось гражданам в пределах нормы жилой площади, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации, но не менее размера, устанавливаемого в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. На практике жилое помещение предоставлялось в Российской Федерации гражданам в размере от 9 до 12 кв. м. В некоторых регионах предоставление жилья осуществлялось по общей площади. Такая норма жилой площади имела практическое значение и в других случаях, например: при решении вопроса о предоставлении дополнительной жилой площади (ст. 39 ЖК РСФСР), при предоставлении нанимателю или собственнику квартиры другого жилого помещения (ст. ст. 39, 75, 82, 83 ЖК РСФСР), при разделе жилой площади (ст. 86 ЖК РСФСР) и т. д. В настоящее время согласно ст. 50 ЖК РФ нормой предоставления площади жилого помещения по договору социального найма (далее - норма предоставления) является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма. Норма предоставления устанавливается органом местного самоуправления в зависимости от достигнутого в соответствующем муниципальном образовании уровня обеспеченности жилыми помещениями, предоставляемыми по договорам социального найма, и других факторов. Учетной нормой площади жилого помещения (далее - учетная норма) является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Учетная норма устанавливается органом местного самоуправления. Размер такой нормы не может превышать размер нормы предоставления, установленной данным органом. Исключение составляют города федерального значения Москва и Санкт-Петербург, которым в соответствии со ст. 14 ЖК РФ предоставлено право самим решать, к компетенции каких органов (государственной власти или местного самоуправления) относится рассмотрение данного вопроса. Основным критерием для его решения является уровень обеспеченности граждан жильем в отдельно взятом населенном пункте. Во всех субъектах Федерации учетная норма и норма предоставления примерно одинаковы и составляют соответственно 10 кв. м и 18 кв. м. Таким образом, для ответа на Ваш вопрос необходимо знать, когда Вам было предоставлено жилье - до или после введения в действие ЖК РФ, а также необходимо знать размер предоставляемой жилой площади либо учетную норму и норму предоставления жилья в Вашей местности (в зависимости от времени предоставления Вам жилья) соответственно. Только зная это, можно сравнить размер жилой площади Вашего жилья и ту норму, согласно которой Вам должна была предоставляться жилая площадь.

Р. А.Закиров Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, старший лейтенант юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Проживаю вместе с двумя невестками и внуком в муниципальной квартире по договору соцнайма, состою в очереди на улучшение жилищных условий с 1996 г. Обе невестки и внук вселены мною в квартиру, сейчас в ней зарегистрировано семь человек. Если суд признает невесток и внука членами моей семьи будет ли рассчитан размер ГЖС на семь человек? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Подполковник, календарная выслуга - 28 лет, в 2008 г. увольняюсь по достижении предельного возраста 45 лет. Проживаю в муниципальной квартире по договору социального найма, состою в очереди на улучшение жилищных условий с 1996 г., состав семьи: жена, два сына. В декабре 2006 г. женился сын, в мае 2007 г. родился внук, в сентябре 2007 г. женился второй сын. Обе невестки и внук вселены мною в квартиру и в настоящее время в ней зарегистрировано семь человек. Одна невестка жилья в собственности не имеет и не имела, вторая невестка участвовала в приватизации секции в общежитии вместе с родителями в несовершеннолетнем возрасте и имеет право на 1/5 часть данного жилья. После получения ГЖС все семь человек собираются убыть к месту постоянного (избранного) жительства. 1. В случае признания судом невесток и внука членами моей семьи будет ли рассчитан размер ГЖС на семь человек? 2. Приведите, пожалуйста, вариант искового заявления невесток в суд и решения суда по аналогичному вопросу.

Ответ: 1. Невестки и внуки будут учитываться при предоставлении государственного жилищного сертификата в случае соблюдения правил, указанных в подп. "а" п. 17 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 гг., утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153. Так, в соответствии с подп. "а" п. 17 Правил применительно к условиям подпрограммы членами семьи гражданина - участника подпрограммы признаются постоянно проживающие совместно с ним супруга (супруг), их дети и родители гражданина - участника подпрограммы. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица, постоянно проживающие совместно с гражданином - участником подпрограммы, учитываются при расчете размера субсидии в случае признания их в судебном порядке членами его семьи - для граждан, указанных в подп. "а" - "е" п. 5 Правил, и граждан, выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. 2. К сожалению, рубрика "Правовая консультация" в силу ее ограниченности не позволяет ответить на Ваш второй вопрос. При этом ответ на Ваш вопрос Вы можете найти в следующих публикациях: Фатеев К. В. Для чего вписывают иждивенцев в личные дела // Право в Вооруженных Силах. 1998. N 3; Кудашкин А. В. Члены семьи - кто они? // Там же. 1999. N 7; Новиков Н. А. Лица, находящиеся на иждивении военнослужащего: порядок оформления и юридические последствия // Там же. 2002. N 3; Кондратюк Б. А., Гаврюшенко П. И. Как правильно "поставить иждивенцев на довольствие" // Там же. 2004. N 4; Тюрин А. И. Руководство Министерства обороны Российской Федерации предоставило право командирам определять, кто относится к членам семей их подчиненных, или Снова об иждивенцах // Там же. 2006. N 4.

С. В.Шанхаев Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, капитан юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Старший мичман. Выслуга - 12 лет. Семья из двух человек. Проживаем в однокомнатной муниципальной квартире, полученной от Министерства обороны Российской Федерации в 2002 г., с сыном 16 лет. Жилая площадь - 15,6 кв. м, общая - 29,9 кв. м. По региональным нормам - обеспечена. Отказано в постановке на электронный учет по месту службы. Правомерен ли отказ? Каким образом я могу реализовать свое право на жилье по избранному после увольнения месту жительства? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Старший мичман. Выслуга - 12 лет. Семья из двух человек. Проживаем в однокомнатной муниципальной квартире, полученной от Министерства обороны Российской Федерации в 2002 г., с сыном 16 лет. Жилая площадь - 15,6 кв. м, общая - 29,9 кв. м. По региональным нормам - обеспечена. Отказано в постановке на электронный учет по месту службы. Правомерен ли отказ? Каким образом я могу реализовать свое право на жилье по избранному после увольнения месту жительства?

Ответ: 1. Отказ командования можно считать правомерным только в том случае, если Вы действительно считаетесь обеспеченной жилым помещением по установленным нормам. При этом данные нормы (учетная норма) в соответствии с правилами ст. 50 Жилищного кодекса Российской Федерации должны быть установлены органами местного самоуправления. 2. Получить жилое помещение Вы можете в порядке п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ. Так, в соответствии с данной правовой нормой обеспечение жилыми помещениями военнослужащих - граждан Российской Федерации, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилых помещений, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

С. В.Шанхаев Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, капитан юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Я - юрист военной организации, в нашем гарнизоне есть военный городок, который на основании распоряжения Правительства Российской Федерации от 1 июня 2000 г. N 752-р включен в Перечень закрытых военных городков. Жители городка, получившие квартиры до вступления в силу этого распоряжения, хотят их приватизировать. Законна ли приватизация? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Я - юрист военной организации, в нашем гарнизоне есть военный городок, который на основании распоряжения Правительства Российской Федерации от 1 июня 2000 г. N 752-р включен в Перечень закрытых военных городков. Жители городка, получившие квартиры до вступления в силу этого распоряжения, хотят их приватизировать. Законна ли приватизация?

Ответ: В соответствии со ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 4 июля 1991 г. N 1541-1, в частности, не подлежат приватизации жилые помещения в домах закрытых военных городков. В связи со сказанным, данную приватизацию нельзя считать законной.

С. В.Шанхаев Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, капитан юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Старший мичман. За год до увольнения подал документы на ГЖС, в том числе и на сына - курсанта ВМИ. Когда получу ГЖС, неизвестно. Сын уже офицер, с июня 2007 г. Будет ли сын иметь право как офицер получить жилье от Министерства обороны Российской Федерации (ипотека или другая форма обеспечения жильем) по достижении им предельного возраста при увольнении с военной службы, если ГЖС будет получен и на него? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Старший мичман. За год до увольнения подал документы на ГЖС, в том числе и на сына - курсанта ВМИ. Когда получу ГЖС, неизвестно. Сын уже офицер, с июня 2007 г. Будет ли сын иметь право как офицер получить жилье от Министерства обороны Российской Федерации (ипотека или другая форма обеспечения жильем) по достижении им предельного возраста при увольнении с военной службы, если ГЖС будет получен и на него?

Ответ: В Вашей ситуации в соответствии с п. 17 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 гг., утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 (с изменениями от 15 октября 2007 г.), применительно к условиям подпрограммы членами семьи гражданина - участника подпрограммы признаются постоянно проживающие совместно с ним супруга (супруг), их дети и родители гражданина - участника подпрограммы. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица, постоянно проживающие совместно с гражданином - участником подпрограммы, учитываются при расчете размера субсидии в случае признания их в судебном порядке членами его семьи. Таким образом, при расчете субсидии по государственному жилищному сертификату Ваш сын будет учитываться только в случае постоянного совместного проживания с Вами. При этом необходимо отметить, что Ваш сын также может реализовать свое право на жилище посредством участия в накопительно-ипотечной системе обеспечения жильем военнослужащих. Данное право ему предоставлено п. 5 ч. 1 ст. 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ. В том случае, если он не изъявит желания на участие в накопительно-ипотечной системе обеспечения жильем военнослужащих, он будет обеспечиваться жилым помещением в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ. Так, в соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями обеспечиваются, в частности, военнослужащие, назначенные на воинские должности после окончания военного образовательного учреждения профессионального образования и получения в связи с этим офицерского воинского звания (начиная с 1998 г.), и совместно проживающие с ними члены их семей. Военнослужащим - гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Военнослужащие - граждане Российской Федерации, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации. При этом Ваш сын будет иметь право на участие в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих и в том случае, если ГЖС будет получен и реализован с учетом его.

С. В.Шанхаев Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, капитан юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Я являюсь нанимателем специализированного жилого помещения (служебная квартира). Решил увольняться по окончании контракта, выслуга в календарном исчислении - более 10 лет. Командование части и глава администрации говорят, что в случае увольнения меня с семьей выселят из указанного жилья. Правомерно ли это? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Я являюсь нанимателем специализированного жилого помещения (служебная квартира). Решил увольняться по окончании контракта, выслуга в календарном исчислении - более 10 лет. Командование части и глава администрации говорят, что в случае увольнения меня с семьей выселят из указанного жилья. Правомерно ли это?

Ответ: Данный вопрос урегулирован нормами Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ. Так, в соответствии с п. 1 ст. 15 данного Закона военнослужащим - гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Военнослужащие - граждане Российской Федерации, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации. При этом, в соответствии с подп. 4 п. 18 Типового договора найма служебного жилого помещения, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 января 2006 г. N 42, договор прекращается с окончанием срока службы. Таким образом, при соблюдении командованием указанных выше правовых норм действия командования можно считать правомерными.

С. В.Шанхаев Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, капитан юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Я - подполковник запаса, участник боевых действий в ДРА. При увольнении из Вооруженных Сил Российской Федерации в 1995 г. я, жена, сын и дочь проживали в двухкомнатной квартире (32 кв. м); другого жилья не было. После развода квартира остается за бывшей женой и детьми. Сейчас у меня собственного жилья нет. Имею ли я право претендовать хотя бы на комнату от Министерства обороны Российской Федерации? ("Право в Вооруженных Силах", 2008, N 4) Текст документа

Вопрос: Я - подполковник запаса, участник боевых действий в ДРА. При увольнении из Вооруженных Сил Российской Федерации в 1995 г. я, жена, сын и дочь проживали в двухкомнатной квартире (32 кв. м); другого жилья не было. После развода квартира остается за бывшей женой и детьми. Сейчас у меня собственного жилья нет. Имею ли я право претендовать хотя бы на комнату от Министерства обороны Российской Федерации?

Ответ: К сожалению, действующее законодательство о статусе военнослужащих и жилищное законодательство Российской Федерации не предусматривают возможность обеспечения Вас жилым помещением от Министерства обороны Российской Федерации. Вы можете быть обеспечены жилым помещением лишь на условиях, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, т. е. в общем порядке.

С. В.Шанхаев Адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, капитан юстиции

------------------------------------------------------------------

Название документа